Содержание  
A
A
1
2
3
...
50
51
52
...
135
Assidet Boetius stupens de hac lite
Audiens quid hic et hic afferat perite,
Et quid cui faveat non discernit rite,
Nec praesumit solvere litem definite.

Почти все писатели патриoтического периода были реалистами (представителем их может служить блаженный Августин); только Мартиан Капелла, писатель V в. по Р. Хр. (его учебник «Семь свободных искусств» появился около 430 г.) стоит на совершенно номиналистической почве. Общее понятие он определяет как соединение в одном имени различных видов. Вопрос об универсалиях получает значение первенствующей философской проблемы лишь в XI в. по Р. Хр. Самый гениальный философ средних веков. Иоанн Скот Эригена (ум. 877), стоит на реалистической почве. Современник Эригены, Эрик из Оксерра (ум. 881), в вопросах об универсалиях следовал своему учителю, Рабану Мавру, который, в свою очередь, следовал за Боэцием. Представителем Н. в XI в. был Росцеллин, осужденный на суассонском соборе в 1092 г. Осуждение Н. с точки зрения христианской религии весьма понятно, ибо учение о Троице в освещении Н. получает политеистический характер. Противником Росцеллина был Ансельм Кентерберийский, который ясно указал на связь Н. с сенсуализмом"In eorum (т. е. номиналистов), говорит Ансельм Кентерберийский, animabus ratio sie est in corporalibus imiginationibus obvoluta, ut ex eis se non possit evoivere". В XII в. в истории Н. особенного внимания заслуживает Абеляр (1079 — 1142), бывший учеником двух крупнейших представителей Н. (в лице Росцеллина) и реализма (в лице Вильгельма из Шампо). Этим, может быть, и следует объяснять то посредствующее направление, которое Абеляр занял в споре реалистов и номиналистов. Слово, как таковое — учит Абеляр, — представляет собой нечто единичное и не может быть предикатом, по поскольку слово обозначает. собой нечто общее в предметах (consimilitudo) постигаемое мышлением, постольку оно может служить предикатом предметов, как обозначение понятия, концепта (отсюда концептуализм — термин, обозначающий направление Абеляра). Но концепт или понятие, как таковое, нельзя выдавать за общее, существующее в предметах; можно утверждать только, что существует нечто в предметах, по поводу чего возникает концепт. Концепт же сам по себе существует только в уме познающего — но познанное и соединенное в этом понятии имеет объективный характер и обосновано природою вещей, как они созданы творцом. Как из вещества возникает предмет, благодаря тому, что вещество соединяется с формою, так и вид возникает из рода, благодаря тому, что к роду присоединяется специфическое различие (differentia specifica); но из этого не следует, чтобы род, будучи необходимым условием существования вида, во времени предшествовал виду, ибо самый род, как род существует лишь в видах. В числе противников Абеляра на соборе в Сансе (Sens) 1140 г. находился Жильбер де ла Порре, которого Абеляр встретил возгласом: «Nam tua res agitur, paries cum proximus ardet» — и действительно, 7 лет спустя Жильбер должен был защищаться от нападений Бернарда из Клерво. Главный пункт обвинения состоял в том что Жильбер различает Божество от Бога, Божество же есть лишь форма, благодаря коей Бог становится Богом (Divinitas forma qua, nоn quae Deus). В конце XII стол. реализм вновь восторжествовал над Н., но вскоре появляется и реакция. Роберт Пуллейн (Robert Pulleyn) борется против диалектики и учит, что для здравого смысла универсалии не могут иметь субстанциального значения. ХIII в. представляет самое блестящее развитие схоластической философии; появляются крупные системы Альберта Великого, Фомы Аквината, Дунс Скота. В вопросе об универсалиях эти философы держались умеренной реалистической точки зрения, сформулированной арабскими философами: universalia ante multiplicitatem, in multiplicitate etpost multiplicitatem. Общее существует до многообразия явлений — в Боге; в многообразии — поскольку общее познается в опыта не как единство, но как различие; после многообразия — поскольку общее существует в мышлении. Итак, до многообразия universalia существуют как intellectualia, в божественном интеллекте; в многообразии — как naturalia, после многообразия — как logica, это точка зрения Авиценны, которую усвоили себе Альберт Великий (ум. 1280 г.), Фома Аквинат (1226 — 1274) и, отчасти, Дунс Скот (1245 — 1308). Спор томистов и скотистов относится исключительно к истории реализма и посему может быть здесь обойден. Поворот от реализма к Н. произошел благодаря Дуранду из Ст. Пурсэна, Вильгельму Оккаму и Иоанну Буридану. Первый, учитель Вильгельма Оккамского, не сказал ничего такого, что основательнее не было бы выказано его учеником, Буридан же всецело присоединился к воззрениям Оккама, посему достаточно остановиться лишь на Оккаме. Он исходит из положения, что только единичное, индивидуальное создается природою и, следовательно, только индивидуальному может быть приписано бытие. Отсюда само собою следует, что универсалии не имеют субстанциального бытия; однако, Оккам доказывает подробно это следствие двояким способом. Универсалиям, говорит он, не может быть приписана реальность ни вне души, ни в душе. Вне души универсалий не существуют, ибо немыслимо, чтобы Universale, как единое и неделимое, но в то же время отличное от единичных предметов, могло бы пребывать в предметах: ни одна сущность, кроме Бога, не может быть, без разделения, одновременно во многом; если же допустить, что общее существует в предметах, приняв в себя индивидуальные различия, то оно ничем не отличается от индивидуальности и перестает быть общим. Нельзя также допустить, чтобы общее существовало в предметах не вполне, вполне же только в уме, и таким образом только формально отличалось от единичных предметов, ибо в предметах нельзя делать формальных разграничений, не сделав в то же время и реальных. Итак, общее не существует вне души, но только в душе; но каким образом? Как нечто субъективное или же объективное, т. е. как нечто реальное или же только как нечто представляемое? Первое невозможно, ибо в таком случай универсалии были бы предметами; предметы же не могут быть предикатом, итак, универсалии существуют лишь в душе, как представления и поэтому их можно назвать fictiones, однако, нельзя представления считать простыми продуктами воображения; они возникают вполне естественно: благодаря ощущению, возникает совершенно независимо от воли или разума первичное интуитивное представление предмета (intentio prima), из коего мышление путем вторичного акта (intentio secunda, actus intelligendi) создает предметное ,бытие; вторичный акт Оккам называет prima cognitio abstractiva. Это первое абстрактное познание имеет уже общий характер и служит знаком внешнего бытия, подобно тому, как дым есть знак огня, или смех есть символ веселия. Общее может быть предицировано относительно индивидуального. К этим общим (универсалиям) первого порядка присоединяются универсалии второго порядка, слова; слова суть знаки знаков; суждение есть соединение знаков; наука состоит из суждений; истина состоит в согласии субъекта и предиката. При научных исследованиях нужно обращать внимание на словоупотребление. Оккам помог торжеству Н.; он даже нашел себе некоторое сочувствие в мистике, напр. у Герсона, который старался примирить Н. с реализмом. Спор реалистов и номиналистов еще продолжался некоторое время, но под иными именами. Реалистов их противники стали называть формалистами, номиналистов — терминистами, еще позднее реалистов называли antiqui, древними, а номиналистов — moderni, новыми. В новой философии спор этот не играет первенствующей роли; старая проблема является в иной форме.

Литература. Lоewe, «Der Kampf zwischen dem Realismus und Nominalismus im Mittelalter, sein Ursprung und sein Verlauf» (Прага, 1876); Prantl, «Geschichte des Logik» (Лпц., 1855 — 70); Haureau, «Histoire de la philosophie scolastique» (Пар., 1872 — 80); Rousselot, «Etudes sur la philosophie dans le mоуеn age» (П., 1840 — 42), Stockl, «Philosophie d. Mittelalters» (Майнц, 1864 — 66); Werner, «Die Scholastik des spatern Mittelalters» (B., 1881 — 87).

51
{"b":"4763","o":1}