ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Наместник или генерал-губернатор — по учреждению о губерниях 1775 г. полагался в каждой губернии или наместничестве; но в виду того, что власть Н. во многом совпадала с властью губернаторов, их стали назначать по одному на две и даже на три губернии. Только Москва имела своего особого Н. Наместник назначался Высочайшею властью. Он должен был следить за строгим исполнением законов и обязанностей службы лицами, ему подчиненными, и предавать виновных суду, но сам судить их не мог. Он считался «ходатаем за пользу общую и государеву, заступником утесненных и побудителем безгласных дел». Он был обязан побуждать суды к скорому решению дел, а если находил решение несправедливым, то мог остановить его исполнение, донеся об этом сенату или в делах, не терпящих отлагательства, императрице. Решения судов по делам уголовным, влекущим за собою отнятие жизни и чести, не могли быть приведены в исполнение без ведома Н. В наместничестве, лежащем на границе, Н. обязан был принимать меры предосторожности; в этом случае, равно как и при народных волнениях, в распоряжение Н. предоставлялись войска. Ему же подчинялись коменданты крепостей, гарнизонные и армейские полки. Приезжая в С.-Петербург, Н. имел право заседать в сенате по делам своего ведомства. Ему полагался конвой в 24 человека с подпоручиком и два адъютанта; сверх того дворянство командировало к нему по одному из молодых дворян от уезда, которых он отпускал по своему усмотрению.

В 1816 г. Сперанский составил проект учреждения наместничеств, главные черты которого сводятся к следующему: всю империю разделить на 12 наместничеств, по 3, 4 или более губерний в каждом; главное управление в каждом наместничестве поручить Н. и его совету, который «в малом размере должен представлять комитет министров»; власть Н. должна обнимать все части высшего управления, не только судебного, полицейского и хозяйственного, но духовного и учебного: устройство губерний следует оставить на прежнем основании, но в каждой губернии учредить губернский совет по примеру наместнического. На этом проекте подробно останавливается Калачов в своей рецензии на исследование Андреевского: «О наместниках, воеводах и губернаторах» (XXIV, Присуждение демидовских наград, СПб., 1866). На окраинах России звание Н. существовало в Царстве польском, где оно в 1874 г. заменено званием генерал-губернатора, и на Кавказе, где оно в 1883 г. заменено званием главноначальствующего гражданской частью. Слово Н. соответствует нем. штатгальтер (Statthalter); звание это носит в Германии лицо, стоящее во главе управления Эльзас-Лотарингией, а в Австрии лицо, стоящее во главе администрации каждого из 9 наместничеств.

Нанду

Нанду, реа, американский страус (Rhea) — род птиц из отряда бегунов, составляющий особое семейство Rheidae. Голова, за исключением уздечки и окружности глаз и ушных отверстий, шея и бедра оперены; голова и шея покрыты мелкими узкими перьями, остальное тело большими, широкими, закругленными с рыхлой бородкой; придаточного стержня на перьях нет; веки снабжены щетинистыми ресницами; клюв прямой, сверху сплюснутый, с закругленным концом; овальные ноздри лежат на середине длины клюва в кожистой ямке; крылья недоразвиты, с одной шпорой; маховых и рулевых перьев нет; цевка длинная, покрыта большими поперечными роговыми щитками или сетчатой кожей; пальцев три, при основами они соединены короткой перепонкой и направлены вперед; из них средний самый длинный, внутренний самый короткий; когти сжаты с боков, средней длины, закруглены на конце. Три вида этого рода водятся в степях Южной Америки. Более обыкновенный и распространенный вид (Rhea americana Lath.) водится в степях штатов Лаплаты, от Боливии, Парагвая и Бразилии до Патагонии. Верхняя часть головы и шеи и верхняя часть груди черного цвета, середина шеи желтоватого, горло, щеки и бока верхней части шеи светло-пепельно-серого, спина, крылья и бока груди буровато пепельносерого, голые части головы мясного, клюв серо-бурого, ноги серого; у самки перья груди и затылка светлее; длина самца 1,5 м., самки 1,3 м. Н. живет небольшими стадами, обыкновенно из самца и 5 — 7 самок; каждая такая семья держится постоянно в определенном районе; по окончании размножения семьи собираются иногда в значительные стада (в несколько десятков штук). Н. превосходно бегает, в случае надобности перепрыгивает без затруднения через рвы в 3 м шириной. Пища его состоит из трав, семян, ягод и насекомых. Период размножения начинается в октябре. Самец делает в земле плоскую ямку или пользуется готовой выемкой в сухом месте, слегка выстилает ее травой, и самки кладут сюда яйца, которые высиживаются одним самцом. Число яиц в гнезде обыкновенно 13 — 17, вообще же 7 — 23 и в редких случаях доходит, по словам некоторых исследователей, до 50 и более. Яйца бывают различной величины, от размеров гусиных до 13 см в длину; цвет их сначала желтовато-белый с зеленовато-желтыми крапинками, но скоро они становятся чисто белыми. Самец оставляет гнездо, чтобы поесть, иногда на несколько часов, что не отзывается вредно на яйцах; вообще же он очень заботливо охраняет яйца и птенцов. Последние выводятся в Ю. Америке в начале февраля, очень быстро растут и уже через 2 недели достигают 60 см вышины. Через несколько недель по выходе птенцов к семье присоединяются и самки. В апреле или мае птенцы оперяются. Яйца Н. (и именно желток), мясо и жир употребляются в пищу, но мясо старых птиц жестко. Кожа и перья употребляются на некоторые мелкие поделки. Перья употребляются, кроме того, для украшений и в довольно значительном количестве поступают в продажу; в виду этого Н. быстро уменьшаются в числе и может быть будут окончательно истреблены. Охотятся за Н. или на лошадях с собаками, причем стараются отбить от стада одну из птиц и, нагнав, бросают в нее шары на ремнях, или подкрадываются к ним ползком, стараются подманить любопытных птиц, размахивая платком и т.п., и бьют их из ружей. Н. легко приручаются и часто живут в Ю. Америке в полудомашнем состоянии, правильно возвращаясь к вечеру домой. Они обыкновенны в зоологических садах, легко выживают и размножаются. Два остальные вида: Rhea Darwinii, живущий в Патагонии, отличается клювом короче головы, цевками вверху оперенными и покрытыми не щитками, а сетчатой кожей, и белыми, а на голове и шее буроватыми полосками на каждом пере; Rhea macrorhyncha меньше, чем Rhea americana, имеет более длинный клюв, более тонкие цевки, более короткие пальцы и более темную окраску. Водится в Сев.-Вост. Бразилии.

Нансен

Нансен (Фритьоф Nansen) — всемирно известный арктический путешественник, род. 10 октября 1861 г. неподалеку от Христиании; он также и биолог. Первый толчок к развитию в Н. страсти к исследованию полярных областей дало первое четырехмесячное плавание его двадцатилетним юношей по Ледовитому океану. В 1882 г. Н. отправился на одном из судов тюленепромышленной компании в плавание среди льдов, которое и имело решающее значение для направления всей его последующей деятельности. По возвращении из плавания он отдался научным занятиям. Приняв предложенное ему место консерватора бергенского музея, Н. сначала работал под руководством проф. Даниельсена, потом самостоятельно; работал также в Павии. Закончил он свою заграничную образовательную поездку работой при неаполитанской зоологической станции. Первым значительным трудом Н., вышедшим в 1885 г. и доставившим ему золотую медаль, были «Материалы по анатомии и гистологии мизостом». В годовом отчете бергенского музея за 1886 г., изд. в 1887 г., был напечатан новый значительный труд Н.: «Предварительные сообщения об исследовании строения центральной нервной системы у ascidia и myxine glutinosa». Главным предметом страстного увлечения молодого ученого в данное время явилось тончайшее строение центральной нервной системы, причем исследования его касались не только червей, но и раков и мягкотелых, а затем он включил в число предметов изучения даже низшие разряды позвоночных, как, напр., ланцетника (Amphioxus) и миксин (Myxine). В работах своих по изучению нервной системы этих организмов Н. первый стал применять хромосеребряный метод Гольджи, и ему удалось проникнуть в таинственное построение центральной нервной системы несколько глубже, нежели его предшественникам. Обширная, изданная Н. на английском языке статья «The structure and combination af the histological elements of the central nervous system» («Построение и связь гистологических элементов центральной нервной системы»), занимает почетное место в научной литературе по данной специальности. Во время исследований строения тончайших частей спинного мозга у ланцетника и миксин Н. сделал некоторые открытия. Так, например, в спинном мозге ланцетника он не нашел невроглии, но открыл в области центрального канала выходящие наружу эпителиальные клеточки (ependyma), в которых усмотрел клеточки невроглии, и утверждал, что они представляют наиболее низшую стадию у позвоночных. У миксип он, конечно, находил такие же клеточки-эпендимы, но также и действительные клеточки neurogliae, хотя и своеобразного характера; из этого Н. заключил, что клетки neurogliae происходят от наружного зародышевого листка, от которого происходит также настоящая нервная ткань, и от эпителиальных клеточек центрального канала (ependyma). Этот взгляд Н. подтвержден впоследствии многочисленными наблюдениями и теперь одобряется всеми специалистами. Затем Н. открыл у Myxine, что нервные волокна, составляющие задние или чувствительные нервные корешки, по входе в спинной мозг разделяются на две ветви, из которых одна идет под прямым углом назад, другая же вперед и вверх в спинной мозг. Открытие это позже подтверждено испанским неврогистологом Ramon у Cajal и другими и признано важным и общим законом для позвоночных. Таким образом, разветвлению чувствительных задних нервных корней должно по настоящему быть присвоено название «нансеновского». Дальше Н. взялся за разрешение другой проблемы, долго не поддававшейся трудам ученых и касающейся развития Myxine glutinosa. В изданном в Бергене в 1888 г. труде «A pretandric hermaphrodite (Myxiae glutinosa L.) amongst the vertebrates» Н. высказал взгляд, что Myxine на более ранних стадиях своего развития является животным мужского пола, которое во время дальнейшего развития переходит в большинстве случаев в самку, и описал при этом развитие пузырей mesorchium и вид сперматозоидов на различных степенях развития. Справедливость взглядов Н. подтвердилась впоследствии многим, и вообще с уверенвостью можно сказать, что труды Н. значительно подвинули вперед решение этого вопроса. Немалая доля труда принадлежит Н. и в составлении совместно с проф. Гульдбергом обширного научного сочинения «On the development and structure of whales» («О развитии и строении китов»). Двадцати шести лет от роду Н. уже получил степень доктора зоологии за диссертацию «Нервные элементы, их построение и связь с центральной нервной системой». Но стремление к исследованию полярных областей, дремавшее во время увлечения Н. биологическими задачами, проснулось, наконец, с такой силой, что заставило Н променять мирный труд кабинетного ученого на полную приключений и опасностей жизнь арктического путешественника. Верный себе, Н. и тут сразу поставил себе в высшей степени крупную и трудную задачу — переход через все ледяное плато Гренландии от восточного берега ее до западного. Весь труд по снаряжению экспедиции Н. взял на себя. После высадки с корабля (17 июля 1888 г.) в лодки, в виду вост. берега Гренландии, Н. со спутниками-норвежцами: Свердрупом, Дитрихсоном, Христиансеном Трана и двумя лапландцами — Балто и Равна — пришлось с невероятными усилиями пробиваться на лодках сквозь почти сплошную полосу плавучих льдов, затем целых двенадцать дней нестись вдоль берега в бурю на льдине и отдалиться от места, назначенного исходным пунктом, почти на 400 км. Сделав упомянутый конец обратно, частью на лодках, частью пешком по берегу, преодолевая при этом невероятные затруднения и опасности, отважные путешественники, не давая себе ни малейшего отдыха, 16 авг. 1888 г. начали свой смелый и страшно трудный переход от фьорда Умивика к фьорду Амералику. Переход через материковый лед представлял почти сверхчеловеческие трудности. Шестеро смельчаков, сами таща за собой тяжелые санки с провиантом и инструментами, питаясь почти впроголодь холодной пищей, страдая от жажды (ровно месяц они не имели другой воды, кроме добытой ими теплотой собственного тела из снега, набитого в бутылочки, которые они носили за пазухой) и от морозов, доходивших до — 45° Ц., совершили подъем на высоту 8860 фт., проникли во внутреннюю область ледяного плато, делая по пути все нужные научный наблюдения, и благополучно достигли противоположного края плато и западного берега страны, т.е. прошли насквозь с В. на З. всю область материкового льда, что до тех пор считалось невыполнимым. Подвиг Н. и важные результаты его для науки (географии, геологии, метеорологии и климатологии) были оценены по достоинству. Шведское антропологическое общество наградило Н. золотой медалью «Вега», учpeждeннoй в память знаменитого плавания Норденшельда на «Beге». Затем Н. удостоился золотой медали Карла Риттера и золотой медали «Виктория» (от лонд. географ, общ.), многих почетных дипломов и других знаков отличия и был избран почетным членом множества ученых обществ. По возвращении из Гренландии, в июне 1889 г., после зимовки в «Готхобе», Н. отдался на время исключительно литературному труду, готовя к печати два крупный произведения: «На лыжах через Гренландию» — описание только что совершенной экспедиции, и «Жизнь эскимосов» — описание быта коренных обитателей Гренландии, который Н. изучил во время зимовки в «Готхобе». Едва покончив с трудами — результатами первой экспедиции, Н. принялся за новый труд подготовки к еще более смелой и грандиозной экспедиции в область Северного полюса. Приготовления к полярной экспедиции потребовали от Н. огромного напряжения и затраты умственных и физических сил. Зато и труды его не пропали даром. По свидетельству знатоков, ни одно судно не было снаряжено для подобной экспедиции лучше судна Н. «Фрама», и в результате экспедиция закончилась вполне благополучно, причем на «Фраме» за все три года даже не было больных. Норвежское народное собрание вотировало на экспедицию 280000 кр., затем пришли на помощь многие частные лица (главным образом, норвежцы), и в общем cocтaвилась сумма около полумиллиона крон. Свой план Н. основывал на существовании течения, направляющегося от Берингова пролива и восточно-сибирских островов к (или мимо) Северному полюсу и затем сворачивающего на Ю. или на Ю.-З. между Шпицбергеном и Гренландией, и рассчитывал, поднявшись на корабле по возможности выше к С. от Новосибирских о-вов, дать кораблю обмерзнуть в плавучих льдах и нестись затем вместе со льдами по течению. Для того, чтобы судно не было раздавлено напором льдов, ему придана, по мысли Нансена, конструкция, при которой они выпирали бы его наверх невредимым, а именно — сильно покатые и округленные бока, небольшую длину при значительной ширине. Из Христиании экспедиция, состоявшая, кроме Н., из 12 выбранных им самим надежных товарищей, отплыла 24 июня 1893 г., а 4 августа того же года и из последнего пункта цивилизованного мира мыса Хабарова (на Югорском шаре), куда заходила за ездовыми собаками, закупленными и отправленными туда по просьбе Н. бароном Э. ф. Толем. Затем три года об экспедиции не было никаких известий. 1 авг. 1896 г. вернулся на родину Н. с лейтенантом Иогансеном, а 8 августа и «Фрам» с остальными участниками экспедиции, которая завершилась без отступления от плана, намеченного Н. 22 сент. 1893 г. на 78°50' с. ш. 133°37' в. д. судну было дано крепко замерзнуть во льдах, и плавучий лед понес «Фрам», как и было рассчитано, по направлению к С.З. Условия плавания как нельзя более благоприятствовали различным важным наблюдениям по метеорологии, астрономии, океанографии, ботанике, зоологии и пр. 18 июня 1894 г. «Фрам» достиг 81°52' с. ш.; 21 дек. 82°, 24 дек. 83° и несколько дней спустя 83°24'. 4 и 5 января был самый сильный напор льдов, заставивший весь экипаж готовиться к крушению и высадке на льдины; но «Фрам» оправдал расчеты Н. и, когда напор достиг высшего напряжения, был приподнят льдами, а не раздавлен, и таким образом высвободился из ледяного ложа. Предвидя, что «Фраму», увлекаемому данным течением, далеко не удастся достичь желаемых северных широт, Н. решил покинуть судно и пробраться на собаках и лыжах по льду дальше к С. Передав все права руководителя экспедиции капитану Свердрупу, Н. и лейтенант Иогансен оставили «Фрам» 14 марта 1895 г. на 83°59' с. ш. и 102°27' в. д. Эта экспедиция длилась 15 месяцев при исключительно тяжелых условиях: 7-го апреля 1895 г. Н. со спутником достигли 86°14' с. ш., т. е. проникли в область Северного полюса на 3° широты дальше всех прежде бывших экспедиций; Н. повернул обратно, по направлению к земле Франца-Иосифа, где ему и пришлось зазимовать со своим товарищем на 81°12' с. ш. По наступлении весны путешественники частью пешком по льду, частью по открытому фарватеру в каяках продолжали путь к Ю.-З. и 17 июня 1896 г. неожиданно наткнулись на зимовавшую на мысе Флора (на земле Франца-Иосифа) экспедицию Джексона. Через полтора месяца пароход «Уиндворт», привезший припасы названной экспедиции, доставил Н. и его товарища на родину. Дальнейшее плавание «Фрама» совершилось также вполне счастливо; 16 окт. 1895 г. им была достигнута наивысшая с. ш. 85°57' (почти на целый градус менее самого Н.) на 66° в. д.; выпирание судна льдами правильно продолжалось все время, и «Фрам» прибыл на родину, как и было рассчитано, со стороны Шпицбергена. Результаты экспедиций, выполненной по плану и под начальством Н., еще не обнародованы во всех подробностях. В общем же они сводятся: в области географии — открытие нескольких новых островов и установление неточности карты Пайера; геологии — открытие поддонных морен и странствующих глыб на сибирских берегах, что устраняет предположение, будто бы в сибирской низменности никогда не было ледников; биологии — констатирование присутствия органической жизни в лужах, образовавшихся на поверхности льдин в полярной области и отсутствия таковой на большой глубине в море; констатирование отсутствия на крайнем С. животной жизни вообще; астрономии и мореплавания — значительное расширение познаний относительно земного магнетизма; океанографии — опровержение теории мелей в области Северного полюса, нахождение на С.-З. от Новосибирских о-вов моря, глубина которого доходит местами до 3800 м, а температура на глубине до 200 м — 11/2°С, свыше же 200 м +1/2°С.; наконец, по метеорологии и климатологии — масса новых и важных сведений. Чествования Н. на родине, по возвращении его из экспедиции, достигли небывало грандиозных размеров, так как в них принимала участие вся страна Н. с королем во главе. Лучший материал для ознакомления с личностью и деятельностью Н. представляет вышедшая по возвращении его, одновременно на датском, шведском, английском, немецком и русском языках, книга «Фритьоф Н.», сост. В. Г. Бреггером и Н. Рольфсеном (русский перевод с датского А. и П. Ганзен, СПб., 1896). П. Ганзен.

7
{"b":"4763","o":1}