ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

А. А. С-в.

Полимерия

Полимерия (хим.). — При слове изомерия (XII, 870) уже было указано, что Берцелиус предложил называть полимерными тела одного и того же элементарного и процентного состава, но обладающие частицами различной величины. Между полимерами можно различить несколько классов. П. может быть случайной, в этом смысле оксиметилен — CH2O, уксусная кисл. — C2H4O2, молочная кислота — C3H6O2; или неизвестный пока метилен — CH2 и все олефины (см.) — случайные полимеры друг друга, так как генетически они между собою не связаны, Затем можно отличить названием настоящих полимеров те тела, которые действительно являются продуктами полимерного превращения одно другого, напр. : паралдегид — (C2H4O)3 и металдегид (C2H4O)3 — утроенные полимеры уксусного алдегида — C2H4O; бензол — C6H6 — утроенный полимер ацетилена — C2H2; циануровая кислота C3H3N3O3 — утроенный полимер циановой кислоты — CNHO; i-фруктоза — [CH2(OH)[CH(OH)]3.CO.CH2(OH)]2 удвенадцатиренный полимер оксиметилена — CH2O и т. д. К полимерным превращениям способны между органическими соединениями очень многие вещества. Между углеводородами легко уплотняются олефины, Многие углеводороды ряда ацетилена и ряда CnH2n-4, следующего за ним; начиная с ряда CnH2n-6 способность к полимеризации менее выражена; относительно полимерных углеводородов надо заметить, что они редко способны к гладкой деполимеризации. Необыкновенно легко полимеризуются алдегиды и окиси, некоторые непредельные кислоты и многие содержащие азот органические тела, а между ними особенно вещества, содержащие группу циана — (CN)'. Многие из этих полимеров способны, распадаясь в известных условиях, превращаться в мономеры. Полимеризующими агентами являются нагревание и затем химическое действие самых разнообразных веществ, каковы: крепкие минеральный кислоты (по преимуществу H2SO4), различные неорганические соли, фтористый бор (для углеводородов), кислоты, соли уксусной кислоты, едкие щёлочи (для алдегидов и оксиалдегидов) и т. д. Что касается изменения физических свойств полимеров сравнительно с мономерами, то вообще можно заметить, что они обладают большим удельным весом, более высокой точкой плавления (если они тверды) и более высокой точкой кипения (очень часто, впрочем, полимеры способны переходить в парообразное состояние только претерпевая превращение в мономеры); относительно же изменения химических свойств можно только заметить, что полимеры вообще химически индифферентнее мономеров (ср. напр. свойства оксиметидена со свойствами хотя бы i-фруктозы).

А. И. Горбов D.

Полиптих

Полиптих (Poluptucon) — в древности и в начале средних веков название книги, составленной из трех или более навощенных дощечек.

Полипы

Полипы. — П. называются в противоположность медузам такие особи жгучих кишечнополостных (Coelenterata, Cnidaria), тело которых представляет более или менее удлиненный мешок, прикрепленный одним концом к неподвижному предмету и снабженный на противоположном конце ротовым отверстием, служащим для введения пищи и выбрасывания не переваренных частей пищи. Ротовое отверстие ведет в гастроваскулярную полость и бывает окружено щупальцами, служащими органами для захватывания пищи, для защиты, а иногда и передвижения. По строению П. распадаются на две группы: гидроидных П. и сцифополипов; первые отличаются вообще менее сложным строением, в частности же отсутствием особой ротовой или глоточной трубки. Гидроидные П. свойственны вообще Hydrozoa — гидромедузам и сифонофорам, сцифополипы — коралловым П. и полипообразным стадиям сцифомедуз. В разговорном языке слово П. употребляется совершенно неправильно и прилагается даже к головоногим моллюскам.

Н. Кн.

Политика

Политика — Этим термином обозначают: 1) одну из социальных наук, 2) совокупность реальных фактов, изучаемых ею и 3) так назыв. политическое искусство. П., как наука, имеет довольно неопределенное содержание. Для Аристотеля П. была наукой о государстве; такою же она оставалась до последнего времени. Еще Рошер, напр., в предисловии к своей "П. «, заявляет, что он понимает „слово П. в аристотелевском смысле, как историческое учение о государстве“, и сообразно с этим включает в свой трактат только учение о различных государственных формах. Как общее учение о государстве понимают политику также Вайц, Дальман и многие другие. Были попытки обратить П. в учение об обществе и слить ее с социологией (Бенуа), но вообще в настоящее время установилось преимущественно иное, более узкое понимание этой науки. С увеличением суммы знаний о государстве аристотелевская П. обратилась в целый цикл „. государственных наук“, из которого выделились политическая экономия, наука о финансах, статистика, и различные юридические дисциплины, в том числе государственное право, как наука о строении государства и об отношении между верховною властью, ее органами и подданными. Из государственного права многие (Блунчли, Гольцендорф и, др.) выделяют „общее учение о государстве“, как самостоятельную науку, по своему содержанию всего ближе подходящую к П. Аристотеля. Однако, и у этих писателей П. не имеет общего определения. Для Блунчли это наука, рассматривающая преимущественно течения и изменения государственной жизни», вообще — теория государственной жизни и ее изменений, противополагаемая науке права, как теории государственного состояния; П. относится к праву, как динамика к статике. Подобные же определения дают Фрёбель, Цёпфль, Ешер. Моль определяет П., как "науку о средствах, которыми осуществляются в действительности цели государств>. К этому определению примыкает Гольцендорф, внося в него только поправку о необходимости для науки самостоятельного изучения целей государства; для него «объектом П. могут быть все события и явления человеческой жизни и деятельности, которые находятся в связи с сознательным стремлением к осуществлению целей государства». Б. Н. Чичерин также считает П наукой о способах достижения государственных целей. Определение Блунчли, понятое буквально, слило бы П. с историей или философией истории и лишило бы ее самостоятельного места в ряду наук; но Блунчли ограничивает свое определение, признавая предметом П. только те явления жизни, которые «служат средствами для достижения государственных целей или направлены к известным задачам общественной жизни:». Таким образом П. в современном смысле сводится обыкновенно к изучению тех целей, к которым должно стремиться или действительно стремится государство, и тех средств, которые оно употребляет для достижения своих целей. С динамикой науки о государстве П. имеет немного общего, так как учение о революциях, напр., в ее состав не входит. С наукою права она тоже не сливается, являясь необходимым ее дополнением и завершением. Так напр., госуд. право изучает структуру государства — но при одинаковом составе, при одинаковой организации госуд. строй в различных странах или в разное время может действовать в диаметрально противоположных направлениях. Вот эти то направления деятельности и изучает П. Другой пример: уголовное право изучает наказание, как главный способ борьбы государства с преступлением; но даже при строго установившемся правовом порядке остается довольно широкое поле для того или иного применения наказаний, в особенности благодаря институту помилования и амнистий. Вот это то применение наказания, сообразно с задачами данного исторического момента, и входит в содержание П. При рационалистическом складе убеждений прежних писателей о П., они ставили общую цель для всякого государства и затем рассматривали средства, которые могут наикратчайшим путем вести к ее достижению; наиболее яркими образцами такого отношения к П. являются произведения Платона («Политик», «Государство», «О законах»). Исторический склад всех наук в XIX в. привел к убеждению, что ни общей для всех государств цели, ни общих для всех государств средств быть не может: благодаря этому П. приняла более реальный и, в частности, исторический облик; она строится обязательно на фундаменте государственного права и истории. Даже в одном государстве не может быть одной общей цели; государство всегда состоит из многих разнообразных общественных групп, из которых каждая преследует свои собственные интересы; борьба этих групп определяет ход государственной жизни. Таким образом в содержание П., как науки, прежде всего входит учение о действующих в государстве силах, которые по отношению к государственным целям являются политическими партиями (см.). Подобно термину история, которым обозначается как самый ход прошлой жизни человечества, так и наука, его исследующая, термином П. обозначается не только наука, но и совокупность действительных стремлений государства и средств, применяемых для их осуществления; поэтому можно говорить о разумности или неразумности П. того или другого государства, того или другого государственного деятеля, о «коварной П. Англии», «эгоистической П. Бисмарка» и т. п. В П. часто различают два главных направления: «П. реальных интересов» и «П. идеалов» или «П. принципиальную». Первая стремится к достижению непосредственных выгод, вторая — к торжеству общих принципов права и справедливости; в пример первой приводят обыкновенно П. Пруссии и Германии в эпоху Бисмарка, а также П. Англии, в пример второй — П. священного Союза или П России на Балканском полуострове. Это разделение не выдерживает исторической критики: осуществление известных идеалов всегда тесно связано с реальными интересами. П. делится на иностранную или внешнюю, часто называемою высшею П., и П. внутреннюю. Политика внешняя завершает собою науку международного права. Внутренняя П. делится на П. финансовую, торговую, уголовную, церковную, социальную и т. д.; каждому виду государственной деятельности соответствует какая-нибудь отрасль политики. Колониальная и таможенная П. занимает как бы середину между иностранной и внутренней П. Совокупность технических правил для управления государством и для осуществления его задач — правил частью построенных на науке П., частью внушаемых непосредственно гением отдельного человека — составляет П. как искусство.

133
{"b":"4764","o":1}