Содержание  
A
A
1
2
3
...
52
53
54
...
233

Древнейшие исторические воспоминания П. связаны с горой Ликеем, очагом полуова, Аркдским Олимпом. Здесь, по преданию, черная земля родила богоравного Пелазга, первого человека; здесь была принесена Зевсу первая жертва, здесь были положены первые основы жизни и общежития. Ликосура — древнейший город этой части страны. При размножении туземного населения, из общей массы выделились древнейшие племена кинуров — на восточном берегу полуострова, кавконов — на южном и западном склонах Аркадской возвышенности, данаев — на равнине Инаха. Этим племенам приписывается первая культурная работа осушки болот, запружения рек, обработки земли, постройки городов, разведения скота. Позднее из первоначального народонаселения выделились ионяне, поселившиеся при Коринфском и Эгинском заливах, ахеяне — Занявшие северную часть полуострова, эоляне — захвативишие Элиду и Мессению. С приходом пелопидов из Фригии (мнение Курциуса) при устье Алфея началась новая эпоха существования П. : культура пришельцев сосредоточилась в Аргосе и Микенах. Агамемнон — царь всего полуострова; отдельные цари — Менелай, Нестор и др. — его вассалы. Настоящая история полуострова начинается многими историками с дорического переселения: двинувшись с севера, доряне прошли через всю Аркадию, проникли в ахейские владения и подчинили своей силе и культурному влиянию население П. Дорические завоевания или привели старое население в состояние рабства, или заставили признать дорическую гегемонию: с этих пор П. в большей своей части сделался очагом дорического населения. Дорическое влияние отразилось на дальнейшей истории полуострова, наложив на нее чисто племенной отпечаток. Со времени Ликурга и Ифита П. представлял собою амфиктионию, образовавшуюся при храме Олимпийского Зевса; главными членами ее были жители Аргоса и Спарты. Позднее Аргос должен был подчиниться своему более могущественному соседу — Лакедемону. При начале персидских войн Спарта провозгласила свою гегемонию, но недостаток в живости и энергии, при наличности других положительных качеств дорического характера, не дал дорянам сыграть главной роди в борьбе с персами: подвижное население Аттики перебило гегемонию у Лакедемона, особенно в области морского дела. Последовавшая в конце V в. борьба между двумя представительницами греческого гения — Спартой и Афинами — кончилась, однако, победой Спарты. Первые годы IV в. — период полного расцвета дорического могущества, но в то же время начало внутреннего разложения и упадка. Одно за другим следуют покорение полуострова фиванцами, уничтожение дорической славы, восстановление Мессении и Аргоса, падение Спарты. В конце III в. дорический П. еще раз поднялся, чтобы отстоять свою свободу, но дело кончилось поражением дорян и торжеством ахейского элемента в организации ахейского союза. При римском владычестве П. удалось немного успокоиться и оправиться после долгих лет борьбы, но уже с III в. начались вторжения иноземных элементов готов, гуннов, славян, болгар; при этом восточной части полуострова больше и дольше чем западной удавалось сохранить свой национальный характер. В конце VIII в. Византия открыла ряд походов против пелопоннесских славян; лишь к концу IX века удалось ей покорить языческую страну и насадить христианство. Следующие три века П., как провинция империи, со стратегом-наместником во главе (резиденцией его был город Коринф), пользовался миром, за это время население стран умножилось, благосостояние поднялось, торговля и промышленность достигли довольно высокой степени развития. В половине XII века Рожер сицилийский взял Коринф, а в начале XIII века, после основания латинской империи, Гильом де Шамплитт завоевал всю страну, разделил ее на баронии, ленные участии, епископства, построил монастыри, церкви в готическом стиле. Фамилия Шамплиттов вскоре была вытеснена Вильгардуэнами, которые продолжали дело романизации страны. Около 1250 г. покорение полуострова было закончено и он получил новую организацию. Местопребыванием власти была Лида, резиденцией — Андравида, гаванью — Гларенца, крепостью — Хлемуци. В 1259 г. большая часть П. была возвращена под власть Византии. В начале XV века Морея совершенно была оставлена франками. В то же время стали прибывать на полуостров албанские орды; Морея была занята ими, но так как албанцы не были культурным народом, они не могли реорганизовать страну по своему и довольствовались тем, что поступали на службу в качестве наемников или обрабатывали незанятые пространства земли, после падения Константинополя, албанцы сделали попытку утвердить свою власть на полуострове и призвали турок, уже с конца XIV в. нападавших на Морею; в 1460 г. греки были побеждены, и Морея подпала под власть Турции. Турецкий гнет продолжался до конца XVII в., когда венецианцы отняли полуостров у турок. Венецианское владычество было благотворнее франкского, турецкого и византийского: слабая Византия с трудом, накануне своего падения, могла помогать единоплеменникам, франки мало заботились о благе самого населения, а турки думала лишь о том, как бы побольше награбить добычи. Под властью Венеции население было умножено переселенцами из Румелии и с островов, земледелие поднято на более высокую степень и т. д. Так дело шло до 1718 г., когда Турция снова овладела полуостровом. В 1821 г. в Морее вспыхнуло греч. восстание. В 1825 г. Ибрагим— паша взял Наварин и опустошил полуостров. Битва при Наварине решила дело в пользу Мореи: она была занята франц. войсками, и полуострову возвращена свобода. В настоящее время Морея — часть греч. королевства. Ср. Gell, «Itinerary of the Morea» (2-е изд., Л. 1827 г.); Leake, «Travels in the Morea» (Л., 1830); «Expedition scientifique de Moree» (1831 — 1838); Ross, «Reisen im Peloponnes» (т. I, 1841); Leake, «Peloponnesiaca» (1846); E. Curtius, «Peloponnesos» (1851 — 1852, Гота; капитальный труд); Beule, «Etudes sur le Peloponnese» (Пар.. 1855); Clark, «Peloponnesus» (Лпц., 1858); Vischer, «Erinnerungen und Eindrucke aus Griechenland»; Fallmeyer, «Geschichte der Halbinsel Morea wahrend des Mittelalters» (т. II, 1830 и 1836); Bursian, «Geographie von Griechenland» (т. II, Лпц., 1869); Forbiger, «Handbuch der Alten Geographie» (т. IlI, Лпц., 1842 — 1848); Neuman und Partsch, «Physikalische Geographie von Griechenland» (изд. 1885); Lolling, «Hellenische Landeskunde»; Philippson, «D. Peloponnes. Versuch einer Landes-kunde auf Geologischer Grundlage» (Б., 1891); X. KorulloV, «'Heulograhia thV Peloponnhsou», (Anasupwsi ek tou PromhJewV , 1890); Марков. «Путевые заметки о путешествии по Греции» («Вестник Европы» и «Русский Вестник», 1897).

Н. О.

Пемза

Пемза — очень пористая ноздреватая разность вулканического стекла. Обыкновенно П. белого, серого, желтоватого цвета и так густо пронизана порами и пустотами; что представляет губчатую стекловатую массу, состоящую из пересекающихся и переплетающихся по разным направлениям тонких пленок стекла. Чаще всего встречаются П. по химическому составу и по геологическим условиям нахождения принадлежащие к pиoлиту; но П. может встречаться и в др. семействах вулканических пород. В настоящее время термин П. имеет исключительно структурное значение. Условия для образования П. — быстрое остывание лавы, обилие в ней водяных паров и более или менее порывистое бурное их выделение, вследствие чего застывающая в виде стекла лава вспучивается в виде пенистой или губчатой массы. П. встречается вместе с лапилли; вулканическим пеплом, бомбами, обсидианом и т. п. в самом конусе действующих и потухших вулканов и по соседству с ними в туфах. П. в большом количестве встречается на дне океанов, по соседству с вулканическими островами и, благодаря своей пористости, легко плавает по поверхности воды.

Пенаты

Пенаты (Penаtes) — у древних римлян боги домашнего продовольствия или кладовой (penus — съестные припасы). Они почитались у очага и близко стояли к культу Весты. Поскольку Веста была олицетворением духовного семейного начала, постольку П. олицетворяли собой материальную сторону семейной жизни. Они заботились о насущном хлебе для семьи, о том, чтобы домашний очаг доставлял семье обильную пищу и потому тесно были связаны с семьей и почитались как dei Penates (лары не имели названия dei). Свои заботы о семье они разделяли с дарами : участвовали во всех домашних огорчениях, радостях, несчастиях, покровительствовали всей семье и каждому ее члену в отдельности, особенно охраняли семейное спокойствие и довольство. Как боги питания, они почитались начатками пищи перед каждым приемом ее; перед их изображениями ставили солонки и тарелочки с небольшими дозами кушаний. Домашние П. (Penates familiares, privati, minores) сохраняли свое значение до последних времен язычества и даже перешли в область христианских религиозных представлений. Кроме частных П. были еще общественные (Penates publici, maiores), представители общественного благополучия, также стоявшие в связи с культом Весты. Каждый город имел свою Весту и своих П., не только у латииян, но вообще у всех италиков. Равным образом были П. у целых союзов: так П. латинского союза имели святилище в гор. Лавинии, куда сходились на поклонение им жители всех союзных городов. Каждый год консулы, преторы, диктаторы до вступления в должность и по сложении ее приносили здесь жертву перед изображениями П.; сюда приходили также для принесения жертв жрецы и военные начальники, отправляющиеся в провинции. По преданию, П. Лавинии — те самые, которые были унесены Энеем из Трои. Храм П. существовал и в Риме; первое упоминание о нем относится к 167 г. до Р. Хр. Колонии зажигали огонь своего общественного очага у очага своей метрополии и переносили с собой на новое поселение старых Пенатов. П. были чисто римскими божествами; на это указывает их отвлеченно-символический, безличный характер. Хотя у греков был культ гестий, соответствовавший культу Весты, но греческая мифология не создала божеств подобных П. У греков были боги покровители семьи, города, племени, но это были герои или личные боги, имевшие определенную физиономию. Число П. (как и ларов) на каждом очаге было два; они изображались в виде сидящих юношей, с копьями в руках. Ср. Jer. Muller, «De diis Romanorum Laribus et Penatibus» (1811); Jaekel, «De diis domesticis priscorum Italorum» (Берл., 1830); Klausen, «Aeneas und die Penaten»; Hertzberg, «De diis Romanorum patriis sive de Larum atque Penatium religione ef cultu» (Галле, 1840).

53
{"b":"4764","o":1}