ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ремиссия

Ремиссия — термин торгового права, которым означают как возврат (обратную отсылку) ценностей и пр., так и уступку (скидку), делаемую для округления платежей.

Ренан

Ренан (Жозеф Эрнест Renan) — знаменитый французский филолог и историк, родился в небольшом городке Бретани, в 1823 г. Его отец, небогатый моряк, умер, когда Р. было 5 лет. Наибольшее влияние на Р. в детстве оказывала его старшая сестра, Генриетта, с которой он сохранил дружбу до самой ее смерти. Мать Р., имея в виду посвятить его церкви, отдала его в местную духовную семинарию, откуда он перешел в 1838 г. в парижскую семинарию св. Николая (St.-Nicolas du Chardonnet), которою управлял тогда знаменитый впоследствии Дюпанлу. Это было небольшое, но блестящее и модное учебное заведение, куда поступали избранные ученики, по большей части из знатных фамилий. Здесь Р. впервые познакомился с светской литературой; Мишле, В. Гюго и Ламартин произвели на него особенно сильное впечатление. Так как в семинарии св. Николая не было философского класса, то Р. перешел в 1842 г. в Исси (Issy), в отделение большой семинарии св. Сульпиция. Знакомство с немецкой философией нанесло первый ударь его прежним верованиям: с этих пор «вечное fieri», метаморфоза без конца стала казаться ему законом мира" — но он оставался еще католиком по чувству и намеревался сделаться священником, утверждая, что для этого нет надобности воровать во все то, чему будешь учить. В 1843 г. он поступил, для изучения богословия, в семинарию св. Сульпиция и увлекся изучением еврейского языка, под руководством аббата Ле-Гира (Le Hir). В следующем году ему было поручено преподавание еврейской грамматики в семинарии и позволено слушать в университете лекции знаменитого археолога Катрмера. Ле-Гир рассчитывал сделать из Р. светило католической науки; но занятия еврейским языком, положив начало научной карьере Р., повели к окончательному его разрыву с церковью. Историк, а не философ по натуре. Р., после ближайшего ознакомления с библейской критикой, окончательно признал невозможность для себя духовной карьеры, вышел из семинарии и не принял места преподавателя в духовной коллегии, только что основанной парижским архиепископом Аффром для сближения церковной науки со светской. На этот раз Р. остался твердым в своем решении, несмотря на все увещания своих прежних профессоров и руководителей. «Я не из тех — читаем мы в его „интимных письмах“, — которые решились никогда не изменять раз принятых воззрений, к какому бы научному результату они ни пришли.... Но в настоящее время я не могу верить в переворот, по крайней мере настолько сильный, чтобы привести меня к католической и священнической ортодоксальности». Чтобы как-нибудь материально устроиться, Р. принял место репетитора в Иезуитской подготовительной школе св. Станислава, но остался там лишь три недели, так как руководители школы стесняли только что приобретенную им свободу мысли. Он перешел репетитором в пансион Крузэ, где близко сошелся с одним из своих учеников и почти сверстником, известным впоследствии ученым Вертело; эта дружба не осталась без влияния на развитие Р. Не смотря на многочисленность занятий в пансионе. Р. продолжал изучение восточных языков, в 1847 г. сдал все университетские экзамены и получил место профессора философии в версальском лицее. В том же году он представил в акад. надписей рукопись своего первого ученого труда — «истории семитических языков» («Histoire generale des langues semitiques»), который в свое время имел весьма важное значение не только по филологической эрудиции автора, но и как одна из первых попыток изучения народной психологии на основании языка. До 1848 г. Р. мало интересовался политическими и социальными вопросами. Февральская революция произвела на него сильное впечатление, но не вызвала в нем особых симпатий к демократии. В книге: «Будущее науки» («L'Avenir de la science»), составленной в конце 1848 и в 1849 г., он проводит мысль, что нельзя желать торжества народа при его теперешнем состоянии, так как оно было бы хуже победы франков и вандалов: народ, однако, слишком силен, чтобы находиться в подчиненном положении: поэтому необходимо поднять и просветить его. К этому времени относятся работы P.: «Eclaircissements tires des langues smitiques sur quelques points de la prononciation greque» (П., 1849) и «Sur l'etude du grec dans l'occident au mоyen age», за которые он получил от академии надписей командировку для научных занятий в Италию. К этому же времени относится первая мысль Р. о критической истории происхождения христианства. «Самая важная книга XIX ст. — писал он тогда — будет иметь заглавие: Критическая история начал христианства („Histoire critique des origines de Christianisme“). Удивительный труд! я завидую тому, кто его выполнит. Такая книга будет трудом и моего зрелого возраста, если только не помешает смерть или роковые внешние обстоятельства». Восьмимесячное пребывание Р. в Италии возбудило в нем любовь к искусству и дополнило его развитие в эстетическом отношении, а научным результатом командировки была его докторская диссертация: «Averroes et l'Averroisme» (П., 1852). Побывав около этого времени в Берлине, где его сестра была гувернанткой в одной семье, Р., по возвращении вместе с нею в Париж, получил место при национальной библиотеке. В 1855 г. была издана его «История семитических языков»; в следующем году он был избран членом академии надписей. За этот период времени он поместил целый ряд статей по морали и истории религии в «Journal general de l'instrucеion publique», в «Revue asiatique», в «Journal des Debats» и в «Revue des deux Mondes». Эти статьи были изданы им потом в двух сборниках: «Etudes d'histoire religieuse» (П., 1857) и «Essais de morale et de critique» (П., 1859), создавших ему репутацию либерального философа. Около этого времени Р. женился на племяннице известного художника Ари Шеффера и вступил в состав редакции «Journal des Debats». Журнальная работа не отвлекла Р. от научных занятий; он перевел, с ученым комментарием, книгу Иова и Песнь Песней и написал «Nouvelles considerations sur le caractere general des peuples semitiques» (П., 1859). В 1857 г. умер Катрмер и в College de France освободилась кафедра еврейского языка и библейской экзегетики. Р. был единственным возможным кандидатом на эту кафедру, но министерство не решалось предоставить ее заведомому еретику, и Наполеон III, взамен кафедры, поставил Р. во главе экспедиции, снаряженной для археологического исследования древней Финикии (1860). Результаты этой командировки, продолжавшейся около года, Р. опубликовал в 1864 г. под загл.: «Mission de Phenicie». Его раскопки не особенно расширили наши сведения о Финикии; но Р. посетил Палестину, и под живым впечатлением виденных мест написал, во время экспедиции, «Vie de Jesus», в ее первоначальной форме, имея под руками только Новый Завет и сочинения Иосифа Флавия. По возвращении в Париж, Р. был назначен профессором в College de France, но при условиях крайне для него невыгодных: товарищи-специалисты считали его более литератором, нежели ученым; двор и церковь — еретиком, либералы — отступником, продавшимся Наполеону III. Его вступительная лекция (изданная под заглавием : «De la part des peuples semitiques dans l'histoire de la civilisation», П., 1862) была встречена враждебными возгласами, но окончилась шумной дружественной манифестацией слушателей, так как новый профессор смело и решительно изложил свои воззрения на начало христианства. Курс был приостановлен после первой лекции; Р. протестовал особой брошюрой («Chaire d'hebreu au College de France», H., 1862), но протест его остался без последствий. Тогдашний министр Дюрюи предложил ему променять кафедру на видное место в национальной библиотеке; Р. отказался и был лишен кафедры императорским декретом (1864). Вскоре после того он напечатал несколько работ по еврейской эпиграфике, а также «Rapport sur les progres de la litterature orientale et sur les ouvrages relatifs a l'Orient» (Пар., 1868). В 60-х годах вышли и три первых тома его «Histoire des origines du christianisme», доставившей ему всемирную известность, «Vie de Jesus» (Н., 1863), «Les Apotres» (П., 1866) и «Saint Paul» (П., 1869). Как критик и исследователь, Р. значительно уступает немецким ученым, на которых он весьма часто опирается. Его оригинальность, составляющая и сильную, и слабую сторону его произведений, состоит в художественной обрисовке деятелей и их среды. Опираясь на психологию современных религиозных людей и отчасти на свою собственную, тщательно изучив современную жизнь в Палестине (для этой цели Р. совершил еще раз путешествие на Восток), Р. пытается воссоздать в живой картине начало христианства в ранний период его истории. Отсюда захватывающий интерес его книг, отсюда же и коренной их недостаток — крайний субъективизм и модернизация первоначального христианства и его деятелей. В конце 60-х годов Р. сделал попытку вступить на политическое поприще: он написал книгу, посвященную текущей действительности («Questions contemporaines», Н., 1868), и в 1869 г. поставил в д-те Сены и Марны свою кандидатуру в законодательный корпус. Как политик. Р. был либеральным империалистом, в духе своего друга принца Наполеона, и так резюмировал свою программу: «свобода, прогресс без революции и без войны». Избран он не был. В это время, со смертью Мунка, снова освободилась кафедра еврейского языка в College de France, и Р. во второй раз поставил свою профессорскую кандидатуру, но безуспешно, что не помешало ему за несколько месяцев до падения Наполеона издать книгу («Monarchie constitutionelle en France», П., 1870), в которой он решительно защищает конституционную империю. Война 1870 г., с ее последствиями для Франции, нанесла тяжелый удар Р., но не излечила его политического идеализма. Воспитавшись на немецкой философии, проникнутый глубоким уважением к немецкой науке, Р. считал возможным примирение с Германией и в открытом письме к Дав. Штраусу, протестуя против отнятия у Франции Эльзас-Лотарингии, настаивал на необходимости совместного действия против общего врага цивилизации — славян, преимущественно русских. Штраус перевел письмо Р. и издал его, с своим ответом, в пользу немецких раненых, причем, подобно многим другим представителям немецкой науки, обнаружил такое настроение, при котором не могло быть и речи о примирении. Под влиянием этого разочарования Р. радикально изменил свою точку зрения по отношению к немцам и русским. С другой стороны, исход войны не уничтожил в Р. доверия к либеральному цезаризму, который, по его мнению, лучше всего мог излечить раны Франции. Самым подходящим для этого человеком ему казался принц Наполеон. Коммуна усилила в Р. глубокое недоверие к демократии. Свои политические впечатления Р. изложил в книге «Reforme intellectuelle et morale» (П., 1871) самой характерной для Р., как политика. Во время коммуны Р. жил в Версале и там обдумал свои «Dialogues philosophiques», с их презрением к толпе и требованием господства избранных, с их верой в торжество идеала, который будет богом и в то же время результатом эволюции. Философия Р. стоит не выше его политики. Отправившись в Рим, он написал здесь 4-й том своих «Origines» — «Antechrist», за которым вскоре последовали и три остальные тома («Les Evangiles», «L'eglise chretienne», «Marc Aurele»), в которых сильно заметно влияние на автора последних событий, заставивших его обратить особенное внимание на социально-политическую сторону истории христианства. Между тем еще правительство национальной обороны назначило Р. на кафедру в College de France, что заставило его интенсивнее заняться историей древних евреев. Плодом этих занятий были: «Corpus inscriptions cemiticarum (первый выпуск которого появился еще в 1867 г.), перевод Экклезиаста, с введением и комментариями; и „История народа израильского“ (Нistoire du peuple d'lsrael», 5 том., Н., 1893), второе главное основание всемирной известности Р. Это последнее произведение отличается теми же достоинствами и недостатками, как и «Les Origines du christianisme»: то же художественное воспроизведение прошлого в блестящей форме, тот же произвольный субъективизм в характеристиках, та же модернизация явлений прошлого. Как критик и исследователь, Р. и здесь значительно уступает немецким историкам, но превосходит их как художник. В 1879 г. Р. был избран членом франц. академии; в 1882 г. — президентом азиатского общества, в 1884 г. — администратором College de France. В 1883 г. появились его «Souvenirs d'enfance el de jeunesse», очень важные для его ранней биографии и весьма характерные для его настроения в старости. Такое же значение имеют его «Feuilles detachees». Между 1878 и 1886 гг. появились его «Философские драмы» («Caliban», «L'Eau de Jouvence», «Le pretre de Nemi», «L'Abbesse de Jouarre»), в которых выразились его политические, религиозные и этические воззрения. Самые характерные черты этих драм — крайний скептицизм по отношению к некоторым нормам нравственности (в «L'Abbesse de Jouarre») и примирение с Калибаном, т. е. с демократией. «По существу Калибан — говорит Р. — оказывает нам более услуг, чем это сделал бы Просперо, реставрированный иезуитами и папскими зуавами». Р. умер 2 (14) октября 1892 г. См. Rons, «Ernest R.» (П., 1882); M-me Darmesteter, «La vie de E. R.» (П., 1898).

33
{"b":"4765","o":1}