ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Во Франции ст. 56 — 58 Code penal, измененные зак. 26 марта 1891 г., различают: 1) совершение лицом, осужденным за преступление (в технич. смысле, т. е. crime), нового какого бы то ни было преступления же; оно влечет за собою высшее по роду наказание, с допущением даже перехода от бессрочной каторги к смертной казни, безотносительно к сроку, протекшему между прежним и новым осуждением; 2) совершение лицом, осужденным за преступление, проступка или осужденным за проступок — преступления; наказание увеличивается количественно, до удвоенного высшего срока лишения свободы, но при условии протечения между обоими осуждениями не более 5 лет: 3) совершение лицом, осужденным за проступок, нового проступка; наказание также увеличивается количественно, но кроме пятилетнего срока между осуждениями требуется еще полное тожество проступков (le meme delit). Рецидивом нарушений (coatraventions) признается учинение нового нарушения в течение года после осуждения за первое и, притом, в округе того же полицейского суда. Дополнением приведенных правил о Р. служит закон 27 мая 1885 г., установивший для рецидивистов особую форму ссылки — релегацию. Система франц. права, в основных ее чертах, принята бельгийским кодексом. Германский, голландский и венгерский кодексы и проект австрийского в общей части о Р. не говорят, а в части особенной, преимущественно в отношении преступных деяний против собственности, признают за повторением значительное влияние на наказуемость. Так напр., по германскому праву повторение простой кражи влечет заключение в смирительном доме (Zuchthaus) от 1 до 10 лет. Для понятия повторения германское уложение требует тожества или однородности прежнего и нового деяний, отбытия наказания вполне или частью и известной близости, по времени, обоих осуждений, напр. при воровстве — не более 10 лет. В русском праве, до издания Свода Законов, общего постановления о повторении не было. Ст. 135 Свода (по изд. 1842 г.) определила: «Повторение одного и того же преступления умножает вину преступника. Повторением преступления считается то, когда преступник, будучи наказан за преступление, учинил то же самое в другой или третий раз». Ст. 131 Улож. о наказ. отнесла «повторение того же преступления или учинение другого после суда и наказания за первое, и впадение в новое преступление, когда прежнее, не менее важное, было прощено виновному вследствие общего милостивого манифеста, или по особому Монаршему снисхождению» к числу общих увеличивающих вину обстоятельств, а по ст. 132, когда в законе не определено наказания именно за повторение, суд назначает всегда самую высшую меру наказания. Пуп. 3 ст. 14 уст. о нак. налаг. мир. суд. дал более узкое определение Р.: «повторение того же, или совершение однородного проступка до истечения года после присуждения к наказанию». Систему устава закон 3 февр. 1892 г. распространил и на прест. деяния, предусмотренные уложением. Повторением признается теперь «совершение того же или однородного прест. деяния» и усиление ответственности обусловлено неистечением со времени отбытия наказания или после помилования: для приговоренных к угол. наказ. — 10 лет, к ссылке на житье в Сибирь — 8 лет, к ссылке на житье в отдаленные, кроме сибирских, губ., заключение в крепости и заключение в тюрьме с лишением всех или некот. особ. прав — 5 л., к заключению в тюрьме на основании примеч. к п. V ст. 30 — 3 лет, и заключению в тюрьме без праволишений — 2 л., к другим, менее тяжким наказаниям — 1 года (ст. 131 и 132 улож. по продолж. 1895 г.). Как при действии прежней редакции ст. 131, так и теперь, общие правила уложения о повторении применяются в весьма ограниченном числе случаев: в особенной части имеется ряд правил специальных, по которым усиление наказания в мере нередко заменяется усилением в степени и даже роде (напр., при убийстве, детоубийстве, разбое, краже и т. д.) и регламентируются случаи совершения того же деяния не только во второй раз, но в третий, четвертый и до седьмого. По проекту угол. уложения, учинивший, по отбытии наказания, преступное деяние подлежит наказанию на общем основании; но если деяние это было тожественно или однородно с прежним и если при том прошли после отбытия наказания за преступление не более пяти лет, за проступок — не более трех лет, а за нарушение — не более года, то вновь назначаемое наказание, за исключением случаев, особо законом указанных, может быть усилено (при каторге без срока — воспрещением перевода на поселение ранее истечения 20 л., при срочном лишении свободы — увеличением максимальных его сроков, при денежной пене — присоединением ареста до 1 мес.). В основе особых правил, созданных законом 1892 г. для случаев совершения нового деяния после провозглашения решения о виновности, но до отбытия наказания, лежит различение, подлежит ли виновный однородным или разнородным наказаниям, и система сложения наказаний (ст. 133 улож. по продолжению 1895 г.). Этой последней системы держится и проект. Имеются постановления о повторении и в воинском уст. о наказаниях. Признавая, что повторение преступлений и проступков не может относиться к числу вопросов, по которым военно-уголовному законодательству надлежит давать особые правила, составители устава никаких изъятий по этому предмету не внесли, но сочли нужным воспроизвести в уставе текст 131 ст. улож., с добавлением: «или вследствие конфирмации главнокомандующего и лиц, равных с ним по власти» (77 ст.. воинск, уст.), — так как в военное время право помилования принадлежит не одному Монарху. Эта добавка и вызванное ею повторение ст. 131 улож. в воинском уставе привели, однако, к тому, что ныне, после закона 1892 г., в воинском уставе оказываются уже принципиально отличные от уложения правила о повторении. В особ. части устава за повторение промотания и побега наказания усиливаются в степенях и даже в роде (за 3-й побег, ст. 131). См. Таганцев, "О повторении преступлений "; Berton, «Code de la relegation et des recidivistes»; Акты международных пенитенциарных конгрессов стокгольмского и парижского; Гольденвейзер, «Современная система наказаний и ее будущность по трудам парижск. конгресса». Е. К.

Речитатив

Речитатив — вокальная музыкальная форма, не подчиненная симметрическому ритму, род певучего разговора. Есть фразы, которые, по избытку чувства, требуют именно P.: более развитая музыкальная форма была бы здесь неестественна (напр. «О горе», «О радость», «О Господи»). Р. есть речь, доведенная до высшей степени выразительности, благодаря точному, определенному музыкальному ритму, а также точному обозначению подъема и падения голоса. По мере того как текст Р. становится более лиричным и форма его расширяется, получая более содержательности в музыкальном отношении, Р. бывает троякого рода: 1) сухой (secco), 2) размеренный (a tempo), 3) певучий (ариозное пение). Во всех трех родах правильная, осмысленная декламация имеет большое значение. Сухой Р. имеет размер в четыре четверти. Аккомпанемент состоит из отрывистых аккордов без фигур и не выражает настроения; а только служит для указания певцу тональности и для подчеркивания знаков препинания. Аккорды берутся преимущественно там, где в Р. есть перерыв. Иногда в промежутке между двумя фразами, имеющими перерыв, вставляется короткий ритурнель с фигурою, выражающий настроение. Такой Р. имеет очень мало мелодического содержания. На каждый слог текста требуется только один звук. Форма такого Р. неопределенная и находится в полной зависимости от текста. Певцом он исполняется свободно, не в темп. Чередование тональностей произвольное, но все же не следует делать слишком частых и резких модуляций в отдаленные тональности. Перемена тональности соответствует перемене мысли в тексте. Если в такте Р. нет аккордов, то капельмейстер не выбивает четыре четверти, а дает только один взмах. Вокальная партия такого Р. пишется для голоса центрально, т. е. в среднем регистре, выходя из него (вверх или вниз) лишь в моменты сильного драматического настроения. Р. размеренный (a tempo) бывает в различном счете — 4/4, 3/4 и пр. Во время пения Р., не особенно богатого мелодией, аккомпанемент идет сплошь, в виде аккордов, выдерживаемых или исполняемых тремоло. Проведенного мотива, т. е. рисунка, в таком аккомпанементе нет. Форма неопределенная, чередование тональностей произвольное. На каждый слог приходится одна нота. Исполняется такой Р. в темп и дирижируется сплошь. Певучий Р. (ариозное пение) — наиболее развитая форма Р. Вокальная партия отличается здесь мелодическим содержанием. На один слог слова могут приходиться иногда два и более звука. Как и предыдущий, этот Р. не стеснен модуляционным планом. Форма свободная. Р. может оканчиваться в другой тональности и не подчиняется требованиям округленной формы. Музыкальное содержание аккомпанемента, в сравнении с предыдущими Р., богаче как в гармоническом. так и в ритмическом отношении; в нем проводится фигура (мотив). Цель аккомпанемента — выражение настроения. Пение, имеющее округленность и большую законченность, но лишенное коленного склада, называется ариозо. Для ариозного пения требуется текст с лирическим содержанием. В вокальной музыке часто пользуются смешением трех промежуточных родов Р., переходя от одного к другому. Для всех Р. может служить текстом проза, но лучше пользоваться белыми стихами. Н. С.

39
{"b":"4765","o":1}