ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

П. Конский.

Ричардсон

Ричардсон (Samuel Richardson) — английский писатель (1689 — 1761), родоначальник «чувствительной» литературы XVIII и начала XIX в. Он вел обширные типографские дела и только в 50 лет обратился к литературе; вел обширную переписку с женщинами разных классов, отличаясь глубоким пониманием женской психологии, что и сказалось в его романах. Побуждаемый друзьями издать «Руководство к писанию галантных писем», Р. решил написать не письмовник, а книгу, которая научила бы людей «думать и поступать в обыденных и необычайных случаях». Цель Р., была прежде всего, нравоучительная; в письме к одному из друзей он говорит, что надеется «отвлечь молодежь от увлечения сказочным и чудесным в поэзии и возбудить интерес к тому, что способствует развитию нравственности и религии». Р. задумал и выполнил свои романы в форме писем: это — как бы драмы для чтения, с расширенными для руководства читателей сценическими указаниями. Первый роман Р., «Памела», вышел в 1740 г. под пространным заглавием: «Памела или вознагражденная добродетель, серия писем прекрасной девицы к родителям, в назидание юношам и девицам и т. д.». За ним последовали «Кларисса» (1748) и «Чарльз Грандиссон» (1754). Событий в романах P. мало. В восьми ч. «Кларисы» рассказаны происшествия за 11 месяцев; в «Грандиссоне» действие останавливается на каждом шагу для анализа мысли и чувств. Автор постоянно возвращается назад. Одно письмо описывает, что произошло; затем другое лицо в письме к третьему комментирует случившееся и т. д. По замечанию Джонсона, если читать романы Р., интересуясь фабулой, то можно повеситься от нетерпения. Но интерес этих романов не в фабуле, а в разборе чувств и в нравоучениях. Три романа Р. последовательно описывают жизнь низшего, среднего и высшего класса общества. Памела — героиня первого романа — выходит победительницей из соблазна и становится женой того, кто хотел обольстить ее. Современники справедливо упрекали Р. за практичный характер добродетели его героини. Лучший роман Р. — «Кларисса» или «Не вознагражденная добродетель»; он не так растянуть, как «Грандиссон». Героиня, соблазненная Ловеласом, умирает среди страданий, окруженная ореолом невинно угнетенной, добродетельной жертвы судьбы, Ловелас убит на дуэли мстителем за Клариссу, полковником Морденом. Интерес романа — в двух основных характерах: Клариссы, кроткая прелесть которой увеличивается ее слабостью, и Ловеласа — типичного бессовестного соблазнителя, изображенного в романе «злодеем» с подкупающей внешностью. Несмотря на преувеличенность и почти карикатурность, в Ловеласе создан тип, оставшийся навсегда в литературе и ставший нарицательным в жизни. Как противовес Ловеласу, написан «Чарльз Грандиссон». Р. упрекали, что, создавая идеальные женские типы, он оклеветал мужчин: в ответ на это он создал образ идеального Грандиссона. Его доблесть — совершено условная: это ходячие общие места мещанской морали, Грандиссон умнее, красивее, храбрее всех и уснащает свои подвиги рассуждениями о долге и добродетели. Несмотря на необычайную растянутость, на излишество вводных эпизодов, в романе чувствуется большая сила анализа и есть драматические положения. Основная черта романов Р., сделавшая их популярными, а самого Р. основателем новой школы романистов — «чувствительность». История Ловеласа и его жертв имела в Англии огромный успех и вызвала большую подражательную литературу (а также множество пародий, в том числе «History of the adventures of Joseph Andrews» и т. д., Фильдинга). Вне Англии сентиментальность Р. также сделалась лозунгом широкого литературного течения. Подражателями Р. являются Гольдони, в двух комедиях: «Pamela Nubile» и «Pamela maritata», Виланд в трагедии «Clementine von Paretta» и др. Влияние Р. заметно и в «Новой Элоизе» Руссо, в «Монахине» Дидро, в сочинениях Мармонтеля и Бернардена де Сен-Пьерра. Популярность Р. продолжалась так долго, что еще Альфред Мюссе называл «Клариссу» «лучшим романом на свете». Р. может быть назван не только основателем современного романа в Англии, но и предшественником всей сантиментальной школы в Европе. В виду растянутости его романов сделаны сокращенные издания «Клариссы» (1868) Далласом, «Грандиссона» — проф. Сенсбюри (1895) Собр. соч. Р. издано в Лондоне в 1783 и 1811 гг. На русский язык переведены: «Английские письма, или история Кавалера Грандиссона» (СПб., 1793 — 1794), «Достопамятная жизнь девицы Клариссы Гарлов» (СПб., 1791 — 1792), «Индейцы» (М., 1806), «Памела, или награжденная добродетель» (СДб., 1787; другой перевод 1796), «Кларисса или история юной барышни» («Библиотека для Чтения», 1848, ч. 87 — 89). Ср. Barbauld, «Correspondence of Samuel. R.» (Лонд., 1804); E. Smidt, «R., Rousseau und Goethe» (Иена, 1875); Gasmeyer, «R. Pamela; ihre Quellen und ihr Einfluss auf die engl. Litteratur» (Лпц., 1891); Дружинин, «Полное Собр. Соч.».

З. Венгерова.

Ришелье

Ришелье (Арман Жан Дюплесси Richelieu) — герцог и кардинал (1585 — 1642), один из замечательнейших деятелей франц. истории и первый государственный человек своей эпохи. Поступив, по семейным условиям, в духовное звание, он 22 лет от роду стал епископом люсонским, но особым успехом это назваться не могло, так как епархия была одна из самых бедных и средств, доставляемых ею, не хватало на мало-мальски приличную жизнь. В 1614 г., в качестве депутата от духовенства провинции Пуату, Р. принял участие в собрании генеральных штатов. Мария Медичи, управлявшая тогда Францией, познакомилась с молодым епископом чрез посредство своего любимца, маршала д'Анкра, и сделала его членом государственного совета. Скоро, однако, он был вынужден оставить Париж и удалиться в Авиньон (1617), где провел около двух лет в совершенном уединении, занимаясь литературой и богословием. В 1619 г. он вернулся в Париж, и с этих пор счастье не оставляло его до самой смерти. В 1622 г. он сделался кардиналом; в 1624 г. ему было поручено заведование иностранными делами. Очень скоро оказалось, что он не намерен ограничить сферу своего влияния каким-либо одним ведомством: он совершенно подчинил себе короля Людовика XIII и сосредоточил в своих руках все управление государством. Король осыпал его почестями и подарками, но не они являлись главным стимулом его деятельности: он был прежде всего человек дела, а не формы, и любил самую власть, а не внешние признаки ее. Холодный, расчетливый, весьма часто суровый до жестокости, подчинявший чувство рассудку, Р. крепко держал в своих руках бразды правления и, с замечательной зоркостью и дальновидностью замечая грозящую опасность, предупреждал ее при самом появлении. Его тяжелая рука в особенности давила молодую, блестящую аристократию окружавшую короля. Один заговор за другим составлялись против Р., но они всегда кончались самым плачевным образом для врагов Р., участью которых было изгнание или казнь. Мария Медичи очень скоро раскаялась в своем покровительстве Р., совершенно оттеснившего ее на задний план. Вместе с женой короля, Анной, старая королева приняла даже участие в замыслах аристократии против Р., но без успеха. Пробовала она повлиять на сына, прямо поставив вопрос, кого он желает иметь около себя — мать или Р.; король оказался на стороне Р. Тогда королева решилась на отчаянный шаг: она бежала в Брюссель, собрала вокруг себя армию из врагов Р. и довела дело до открытого боя с правительственными войсками (1631). Р. остался победителем, взял в плен одного из начальников враждебной армии, Монморанси, и казнил его. Королева смирилась. После этого власть Р. стала уже окончательно безграничной. Сам король чувствовал себя орудием в руках кардинала и, по-видимому, не без сочувствия отнесся к последней попытке низвергнуть Р. — к заговору Сен-Марса. Друг и любимец Людовика, Сен-Марс тем не менее был казнен, по требованию Р. (1642). Своей властью Р. постоянно пользовался в виду двух вполне определенных целей: для усиления монархической власти и централизации внутри страны и для ослабления габсбургского влияния в Европе. Для достижения первой цели он, помимо упорной борьбы с неспокойными аристократическими элементами, постарался отнять у гугенотов последние крепости, бывшие в их руках со времен Генриха IV и дававшие гугенотским общинам положение государства в государстве. Суды он поставил под самый бдительный контроль правительства, церковное управление сделал гораздо более зависимым от правительства, чем от римской курии. Его преемнику Мазарини (рекомендованному им на смертном одре королю) оставалось лишь охранять упроченный Р. абсолютизм от новых покушений. В области внешней политики Р. более, нежели где-либо, являлся не духовным лицом, а государственным человеком: будучи кардиналом римской церкви, он ведь во время 30-леттней войны неустанную борьбу с императором и поддерживал протестантов, сначала выставив против них датчан, потом шведов, и помогая тем и другим деньгами. Когда смерть Густава Адольфа несколько расстроила его планы, он (с 1635 г.) ввел в Германию французские войска. Войну эту окончил уже не он, а Мазарини. В то же самое время он действовал против испанского королевского дома: поддерживая восставшую Каталонию, он стремился окончательно ослабить Испанию, связанную родственными узами и тожеством политических стремлений с австрийскими Габсбургами. Его внешняя политика подняла Францию на ту высоту, о которой мечтал Генрих IV, только наметивший политику противодействия Габсбургам. Неуклонное служение ясно сознанным целям, широкий практический ум, ясное понимание окружающей действительности, умение пользоваться обстоятельствами — все это обеспечило за Р. видное место в истории Франции. См. Hanotaux, «Histoire du cardinal R.» (1893; еще не окончено); Dussieux, «Le cardinal de R.» (П., 1885); d'AveneI, «R. et la monarchie absolue» (1884 — 90); Leclerc, «Vie du cardinal de R.» (1694; имеет значение источника).

69
{"b":"4765","o":1}