ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Литература. Bucher et Roux, в «Histoire parlementaire de la Revolution» идеализируют Р.; Мишле считает его тираном, Луи-Блан — одним из великих апостолов гуманности; Тьер и Минье его осуждают. Великолепный портрет Р. — у Тэна, «Revolution» (III). См. S. Lodieu, «Biographic de Robespierre» (Arras, 1850); L. Duperron, «Vie secrete, politique et curieuse de M. P.»: Delacroix, «L'intrigue devoilee: Memoires de Charlotte R. sur ses deux freres», «Causes secretes de la revolution du 9 thermidor»; Montjoire, «Histoire de la conjuration de R.»; Havel, «Histoire de R.» (П., 1865); Tissot, «Histoire de R.» (П., 1844); Lewes, «Life of R.» (Л., 1852); Gottschall, «Maximilian R.» («Neuer Plutarch», т. 2, Лпц., 1875); Hericaut, «R. et le comitй du salut public»; Aulard, «Le culte de la Raison et le culte de l'Etre Supreme» (1892). П. К.

Рог изобилия

Рог изобилия (лат. cornu copiae) — большей частью изогнутый, наполненный цветами, плодами и т. п., служит символом изобилия и богатства; на художественных произведениях влагается в руки маленького Плутона, Фортуны, Геи. также Геракла; в архитектуре изображается на капителях и карнизах, особенно коринфского ордена, также над сводами, под окнами и т. п. Представление о Р. изобилия заимствовано из греч. мифологии, в которой он является принадлежностью Амальтеи или обратившегося в быка Ахелая.

Рогульники

Рогульники (Trapa L.) — однолетнее травянистое растение из сем. Onagraceae, растущее в стоячей воде в Старом Свете. Известно до 4 видов; из них наиболее обыкновенен Тr. natans L., называемый также водяным орехом, болотным орехом, чертовым орехом и пр. Растет по болотам, в заводях рек, по озерам; в некоторых местах изобильно, напр., в дельте Волги, около Пензы и пр., и служит здесь предметом торговли, так как плоды его («орехи») съедобны; в других местах Тr. natans вымер, так напр. в Тростенском озере Московской губернии, где теперь встречаются только мертвые пустые орехи; да и вообще это растение считается вымирающим. Оно имеет длинный, слабо ветвистый стебель, верхушкою своею плавающий на поверхности воды. Стебель несет два рода корней и близкие листья. Одни корни удлиненные, нитевидные, погруженные в землю (земляные корни — ими растение прикрепляется к почве, и при посредстве их вытягивает из почвы питательные вещества), другие — перистые, короткие, свободно торчащие в воду (водяные корни). Такие корни раньше ошибочно принимались за листья. Настоящие же листья, погруженные в воду, линейные, не долговечные, плавающие же на поверхности воды — долговечные; они широко-ромбические, по краю зубчатые, собранные в розетку, черешки у них раздуты в плавательный аппарат. Цветы пазушные, одиночные, мелкие, белые цветок состоит из четырехлистной чашечки, четырех лепестков, четырех тычинок и пестика с нижней завязью, над завязью волнистый диск. Плод — костянка чашелистики разрастаются при плоде в четыре остроколючих, деревянистых, на верхушке зазубренных шипа. Одна семядоля зародыша крупная, мясистая, выполняющая всю полость костянки, другая — маленькая при прорастании, крупная семядоля остается внутри плода. С. Р.

Род

Род (Genus) в систематике животных и растений — вторая главная категория, следующая за категорией вид. — Род обнимает сумму видов наиболее близких между собой и в наиболее употребительной двойной номенклатуре каждое растение и животное означается названиями родовым и видовым; так напр. к роду кошка — Felis принадлежит вид тигр — tigris, который и обозначается латинским термином Felis tigris, леопард — pardus, называемый Felis pardus и т. д. Как и все систематические категории, понятие Р. условно: то, что одни исследователи считают одним родом, другими рассматривается как совокупность нескольких, и наоборот; далее между видом и родом вводится промежуточное (и тоже условное) понятие подрода (subgenus).

Род

Род (грамм.). — Категория грамматического Р. возникла на почве различения пола людей и потом животных. Первоначально именами женского Р. были только такие существительные, которые обозначали лиц женского пола. Так как значительное количество таких имен в индоевропейском языке принадлежало к основам на -а, то с этими основами и соединилось представление женского Р.: нарицательные имена с основами на -а также стали признаваться существительными женского Р. Точно так же возник и мужской Р., не имевший, однако, такой постоянной формы, как женский. Наиболее употребительной формой мужеского Р. были основы на -о (с суфф. именит. падежа -s), но в большинстве языков, сохранивших грамматический Р., сохранились и основы на -о среднего Р. Мужеский Р., по-видимому, утвердился за именами существительными на -os в противоположность основам на -а, как напр., скр. acvas — «конь» (муж. Р.), acva — «кобыла» (жен. Р.). О том, что в отдельных индоевропейских языках действительно утвердилась категория грамматического Р., свидетельствует то обстоятельство, что представления мифологических существ в виде мужчины или женщины зависят, в большинстве случаев, от грамматического Р. Так, напр., у греков selhnh (жен. Р.) «луна» представлялась в виде женщины, а upnoV (муж. Р.) «сон» — в виде мужчины. Особенно ясно видна категория грамм. Р. в таких названиях животных, которые, принадлежа к одному из грамм. Р., употребляются безразлично в особях как мужеского, так и женского пола, напр. «мышь» (жен. Р.), «крот» (муж. Р.). В большинстве индоевропейских языков, кроме мужеского и женского Р., существует еще и «средний», возникший из противоположения его мужескому и женскому. По существу своему, слова среднего Р. представляют группу, на которую еще не распространилась категория грамм. Р. В тех языках, в которых этот процесс, по неизвестным нам причинам, шел быстрые, все существительные распределились по категориям мужеского и женского Р., и средний Р. исчез. Таковы, напр., языки литовский и французский. И в том, и в другом существительные, первоначально имевшие средний Р., перешли, по большей части, в мужеский. Те языки, в которых сохранились все три Р., часто подвергались сильным изменениям: слова первоначально женского Р. принимали мужеский Р., иногда даже названия женщин бывают среднего Р. и т. д. Так, напр., русское «голова» жен. Р., но мы говорим «городской голова»; таковы же «староста», «служба» (как обращение к солдату) и т. под. В немецком das Weib — «женщина», das Madchen — «девочка» и т. д. Все эти явления показывают, насколько сильно укоренилась в языке категория грамм. Р. Основы на -о (-os в муж. Р. и -от в средн. Р.) и основы на -а (жен. Р.) представляют наиболее стойкие формы трех Р. В именах с другими основами формальное выражение грамм. Р. окончательно не выработалось. Там мы находим различение основ муж. и жен. Р. с одной стороны и среднего — с другой, т. е. только различение имен грамматически, так сказать, сенсуализированных и не сенсуализированных. Основы среднего Р. обыкновенно отличаются в именит. пад. ед. ч. отсутствием всякого падежного суффикса. Напр. греч. troci-V; (муж. Р.) «скороход», epi-V; (жен. Р.) «вражда»; лат. axi-s (муж. Р.) «ось», avi-s (жен. Р.) «птица», mare (ср. Р.) «море»; санскр. giri-s (муж. Р.) «гора», ruci-s (женск. Р.) «блеск», aksi (сред. Р.) «глаз». Категория грамм. Р. оказала сильное влияние на создание имен прилагательных, способных принимать особую форму для каждого Р. И здесь главную роль играют основы на -о и -а. Большинство прилагательных в муж. и ср. Р. имеют окончания -os, -от, а женский Р. образуется к ним от основы на -а. Напр., греч. makroV (муж. Р.), makron (сред. Р.), makra (жен. Р.) «длинный», лат. bonus (муж. Р.), bonum (средн. Р.), bona (жен. Р.) «хороший», санскр. krsnas (муж. P.), krsnam (ср. P.), krsna (жен. Р.) «черный», црк.-сл. богат, богато, богата. См. К. Brugmann и В. Delbruck, «Grundriss d. vrgl. Grammatik d. indogerm. Sprachen» (II, 100 и сл.; III, 1, 89 — 133); Н. Paul, «Prinzipien der Sprachgeschichte» (3 изд., 1898, стр. 241 — 247).

71
{"b":"4765","o":1}