Содержание  
A
A
1
2
3
...
79
80
81
...
101

Литература. Spiegelberg, «Die Novelle im alten Aegypten» (Страсбург, 1898); Amelinau, «Contes et romans de l'Egypte chretienne» (Пар., 1880); Dunlop, «History of Fiction» (нов. изд. Лонд., 1888); Chassang, «Histoire du roman dans l'antiquite grecque et romaine» (П., 1862); Rohde, «Der Griechisehe Roman, und seine Vorlaufer» (Лпц., 1876): Morillot, «Le Roman en France depuis 1610 jusqu'a nos jours» (Пар., 1893); Le Breton, «Le Roman en France au XVII et au XVIII siecle»; Gilbert, «Le Roman en France pendant le XIX siecle» (Пар., 1896); Bobertag, «Geschichte des Romans in Deutschland» (Берл., 1884); Mielke, «Der deutsche Roman des XIX Jahrhunderts» (Лпц., 1897); Tuckermann, «The English Prose Fiction» (Л, 1886); Raleigh, «The English Novel» (Л., 1894); Gubernatis, «Storia del Romanzo» (Милан, 1883). H. Ст.

Роман Розы

Роман Розы (Roman de la Rose) — известная французская аллегорическая поэма XIII в. или, вернее, два отдельных произведения, написанных разными авторами, в разное время, и различных по духу. Из 22817 стихов поэмы первые 4669 написаны в первой трети XIII века Гильомом де Лоррис (de Lorries); остальные прибавлены через сорок лет (1279) Жаном де Мэнг (de Meung). Произведение Лорриса, по замыслу автора, должно было служить кодексом «учтивой любви» для аристократического общества. Оно не вполне самостоятельно (наибольшее влияние оказали на автора Овидий и Кретьен де Труа) и весьма схематично: образы действующих лиц совершенно лишены индивидуальных черт. В действии принимают участие «Учтивость», «Опасность», «Злоязычие» и т. п. Правила «учтивой любви», доступной только избранному обществу, олицетворяются в действии или же декламируются кем-либо из участвующих в интриге, чаще всего — самим Амуром, который, в качестве властелина, диктует свои правила влюбленному герою. Попадаются слабые, но для того времени интересные проблески реального элемента. Р. Лорриса обрывается на разлуке влюбленных; «Bel-Accueil» заключен в башню, где его держат в плену «Peur», «Male-Bouche» и «Jalousie». Из продолжения романа Жан Клопинель, уроженец города Мэнга, создал род поэтической энциклопедии; основательный знаток схоластической науки средневековья, он связал с развитием романтической интриги поэмы обширную компиляцию, где говорится обо всем на свете. «Пауперизм и имущественное неравенство, сущность королевской власти, происхождение государства и общественных должностей, правосудие, инстинкт, природа зла, происхождение общества, собственности, брака, столкновение между белым и черным духовенством, между нищенствующими орденами и университетом, непрерывный процесс созидания и разрушения в природе, отношение природы к искусству, понятие о свободе, ее столкновение с божественным предвидением, происхождение зла и греха, человек в природе и его беспорядочность в ее стройном порядке, всевозможные наблюдения, рассуждения и доказательства относительно радуги, зеркал, обмана чувств, видений, галлюцинаций, волшебства и даже известного явления раздвоения сознания — вот краткий перечень вопросов, задеваемых Жаном де Мэнг, не говоря уже о нравоучительных и сатирических темах, имеющих более прямое отношение к действию романа, и огромного количества мифологических рассказов, извлеченных из Овидия, Вергилия и т. д.» (Лансон). Все это разбросано в чрезвычайном беспорядке, но действует на мысль, ставит смелые вопросы, дает дерзкие ответы, возбуждает сомнения, неслыханные для того времени (напр. — короли царствуют по воле народа и перестанут царствовать «sitot que le peuple voudra», и т. п.). Ученый и свободный мыслитель, буржуа, автор бесконечно далек от «учтивой любви» Лорриса; роман принимает у него новое направление, более реальное и положительное: Венера спасает «Bel-Accueil», амур срывает «Розу». Туманные аллегории играют в продолжении такую же роль, как и в первой части, но поэтическое дарование Жана де Мэнг несомненно. Произведение его — один из первых проблесков грядущего гуманизма; оно навлекло на себя негодование клерикалов. Герсон осуждал его с церковной кафедры, а на защиту его стал Жан де Монтрейль, один из первых французских гуманистов. Горячо нападала на роман Христина де Пизан, возмущенная его грубым и презрительным отношением к женщинам. Популярность романа Р. была так велика, что сохранилось более чем двести рукописей его; он был переведен на яз. итальянский, фламандский и английский (между прочим — Чосером) и в эпоху Возрождения напечатан много раз, а затем обновлен и издан вновь под редакцией Клемана Маро. Современники автора — как друзья, так и враги его — обращали внимание не на смелость и глубину содержания романа, а главным образом на внешние детали, иногда не в меру реальные. Новые издания ром. P.: Мeоn (1813), Fr. Michel (1872). Ср. E. Langlois, «Origines et sources du Roman de la Rose» (1891).

Ар. Г.

Роман Сладкопевец

Роман Сладкопевец — автор песнопений, называемых кондаками и употребляемых до сих пор в православной церкви (напр. «Дева днесь Пресущественнаго Рождает»; «Душе моя, душе моя, возстани»). В греческом подлиннике гимны Р. имели особый стихотворный размер, называемый тоническим, которого он считается распространителем. Православная церковь причислила Р. к лику святых. Немецкий византинист, Крумбахер, издавший полное собрание гимнов P., признает, что по поэтическому дарованию, одушевлению, глубине чувства и возвышенности языка он превосходит всех других греческих песнопевцев. Он был родом из Сирии, дьяконствовал в Бейруте, при императоре Анастасии I (491 — 518) прибыл в Константинополь, здесь поступил в клир церкви Богоматери и вначале, ничем не выдаваясь, вызывал даже насмешки. Однажды, после горячей молитвы, он увидел во сне Богородицу, которая, по сказанию, вручила ему свиток и велела его проглотить; проснувшись и почувствовав вдохновение, он спел «Дева днесь», за которою последовали другие песни. См. ст. В. Г. Васильевского в «Трудах IX Археологического Съезда».

Романовы

Романовы — старинный русский дворянский род. Родоначальником его считается Андрей Иванович Кобыла, отец которого (по наиболее принятому мнению), Гланда Камбила Дивонович, в крещении Иван, приехал в Россию последней четверти XIII в. из Литвы или «из Прусс». Андрей Иванович имел пять сыновей: Семена Жеребца, Александра Елку, Василия Ивантая, Гавриила Гавшу и Федора Кошку, которые были родоначальниками 17 русских дворянских домов. В первом колене Андрей Иванович и его сыновья прозывались Кобылиными, Федор Андреевич и его сын Иван — Кошкиными, сын последнего Захарий — Кошкиным-Захарьиным. Потомки его отбросили прозвище Кошкиных и усвоили себе только фамилию Захарьиных. С VI колена (Юрия Захарьевича) их начали называть Захарьиными-Юрьевыми. Дети Петра Яковлевича и брата его Василия в 6, 7 и 8 коленах прозывались Яковлевыми, с Романа Юрьевича — Захарьиными-Р. и наконец потомки последнего — просто Р. Замечательны из Р. 1) Захарий Иванович. 2) Юрий Захарьевич. 3) Михаил Юрьевич. 4) Петр Яковлевич, окольничий с 1510 г.; в 1512-14 г. участвовал в литовской войне, в 1521 г. ходил против крымцев. 5) Иван Васильевич, по прозванию Лятский. Участвовал в литовской войне 1514 — 19 г. и особенно отличился в 1517 г., когда разбил 6000 неприятельское войско близ Константинова (см. Псковскую летопись); затем был в походе против крымцев (1522) и Казани (1524); в 1526 г. послан в Варшаву для утверждения договора; в 1534 г. бежал, вместе с сыном Иваном и Бельским, в Литву в там погиб. 6) Роман Юрьевич, окольничий, был воеводою в походе 1531 г.; умер в 1543 г. 7) Григорий Юрьевич был воеводою в походах 1531, 1536 и 1543 гг.; в 1547 г. — боярин; около 1556 г. принял иночество под именем Гурия и умер в 1567 г. Он был противником князей Глинских и много способствовал восстанию против них черни во время московского пожара 1547 г. 8) Василий Михайлович, тверской дворецкий и боярин, был в 1547 г. «у постели на свадьбе кн. Юрия Васильевича»; в 1548 г. воеводствовал в Казани. Упоминается в числе бояр, оставшихся в 1559 г. в Москве для управления государством; затем его имя встречается в ответной грамоте (1566) послам польского короля. Умер в 1567 г. 9) Даниил Романович, брат царицы Анастасии Романовны, окольничий (1547), боярин (1548); участвовал в казанском походе 1551 — 52 г., причем особенно отличился при взятии Арского острога, и в походах против крымцев и литовцев в 1556 — 57, 1559 и 1564 гг. Умер в 1571 г. 10) Никита Романович, дед царя Михаила Федоровича; участвовал в шведском походе 1551 г.; был воеводою во время литовского похода (1559, 15641577); в 1563 г. сделан дворецким и боярином; в 1584 — 85 г. участвовал в управлении государством. Умер в 1585 г., приняв монашество с именем Нифонта. 11) Федор Никитич 12) Александр Никитич в 1585 г. находился во дворце в день npиема литовского посла; в 1586 г. был наместником каширским; в 1591 г. участвовал в походе против Казы-Гирея; в 1598 г. боярин. Борис Годунов в 1601 г. лишил его боярского звания и сослал в Усолье-Луду, где он и был, по словам летописца, удавлен. 13) Михаил Никитич — стольник в 1597 г., окольничий в 1598 г.; в 1601 г. сослан в Ныроб, где вскоре умер от голода, см. И. Попов, "Достопримечательности с. Ныроба, Чердынского у. ", в «Трудах» Пермской архивной комиссии, вып. III, 1896). 14) Василий Никитич, стольник (1597), в 1601 г. сослан в Яренск; через месяц переведен в Пелым, где содержался прикованным к стене. Умер в 1602 г. 15) Иван Никитич, по прозванию Каша, стольник (1591). В 1601 г. сослан в Пелым, в 1602 г. переведен в Нижний Новгород; вскоре возвращен в Москву. В день коронации Лжедмитрия I сделан боярином; в 1606 — 7 г. был воеводою в Козельске и победил на берегах р. Вырки (1607) кн. Масальского, сторонника Лжедмитрия II. При Михаиле Федоровиче играл очень видную роль, руководя преимущественно внешними делами. Умер в 1640 г. 16) Никита Иванович, последний боярин не царственной линии P.; был стольником в 1644 г., боярином в 1646 г. Умер в 1655 г. Роспись его имущества см. в «Чтениях моск. общ. истории и др. Росс.», 1887 г., т. I. Старинный московский двор царя Михаила Федоровича или так называемая Палата Романовых восстановлена при имп. Александре II. Здесь хранятся вещи, принадлежавшие патр. Филарету, Михаилу Федоровичу и царице Евдокии. Все материалы, относящиеся до P., собираются в особом Романовском отделе, основанном Н. Н. Селифонтовым в 1896 г., при Костром. Ученой архивной комиссии. Ср. И. Снегирев, «Историч. описание Знаменского м-ря» (М., 1866); Г. И. Студенкин, «Р.-Юрьевы-Захарьины с XIII в. до 1633 г.» («Рус. Старина», 1878); Мещеринов, «Заметки о доме P.» (ib., 1896 и 1897); Н. Н. Селифонтов, «Сборник материалов по истории предков царя Михаила Феод. P.» (СПб., 1898).

80
{"b":"4765","o":1}