ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

М. Мазаев.

Рысь

Рысь (Lynx) — род хищных млекопитающих из сем. кошачьих, характеризующийся признаками: умерено большая голова снабжена оканчивающимися кисточкой ушами и по большей части густыми бакенбардами; тело сжатое, на сильных высоких ногах; короткий хвост, не доходит до земли; последний коренной зуб нижней челюсти только с 2 бугорками, носовые кости отделены от верхнечелюстных сильно развитыми межчелюстными отростками лобной кости. Водятся во всех частях света, кроме Австралии, главным образом в лесистых местностях. 1) Обыкновенная P. (Lynx vulgaris) — наиболее широко распространенный вид, почти истребленный в Западной Европе и удержавшийся лишь в Пиренеях, Альпах, Карпатах и в Скандинавии; в северной России, Полесье, на Кавказе и Сибири она обыкновенна. 2) Пардовая P. (Lynx pardina) водится на больших полуов-ах южной Европы, в особенности на Пиренейском. 3) Болотная Р. или чаус (Lynx chaus) водится почти во всей Африке, в южной и западной Азии (вокруг Каспийского и Аральского морей). 4) Северная или полярная Р. или пишу (Lynx borealis) водится в Северной Америке на С от Великих озер. 5) Рыжая или красная P. (Lynx rufa) — в Северо-Американских Соед. Штатах. 6) Степная Р. или каракал (Lynx caracal) распространена по всей Африке и в Индии.

Г. Я.

Р. (охотн.) — питается всевозможными зверями, от самого мелкого до оленя и лося включительно, и птицами, чем наносит значительные опустошения в среде полезных промысловых животных. Несмотря на кровожадность этого зверя, охота на него не представляет опасности, так как раненая P., если имеет возможность бежать, всегда удаляется не только от человека, но и от собаки; если же она чувствует, что ей не уйти, то, защищаясь, яростно бросается на ближайшего врага и, пуская в дело когти, нередко наносит, особенно собакам, смертельные раны; вследствие этого нужно остерегаться подходить к раненой Р. Специальные охоты на нее — облава и с собаками (гончими, лайками и дворняжками), которые, вспугнув P., должны горячо преследовать ее до тех пор, пока она не вскочит, по своему обыкновению, на дерево; иногда P., обманув собак, бросается по их же следам в обратную сторону и, таким образом, попадает под выстрел следующих за собаками охотников. На дереве же Р. легко подпускает охотника и нередко выдерживает, не убегая, несколько выстрелов; утверждают, что при случайной встрече с P., сидящею на дереве, можно успеть сходить домой за ружьем, развесив свое платье на ветках. Кроме того, Р. добывают капканами, луками и пастями, ставя эти ловушки на рысьих тропах или около трупов животных, ими задавленных; иногда их подманивают криком зайца, а также загоняют на лыжах. Цена шкурки Р. колеблется между 5 и 20 руб., смотря по качеству. См. А. Черкасов, «Записки охотника Вост. Сибири» (СПб., 1867); Н. Дублянский, «Краткий очерк охоты в Суржанском у.» («Природа и Охота», 1885, ХII).

С. Б.

Рыцарский роман

Рыцарский роман. — Идеалы и традиции рыцарства отразились, наряду с лирическою поэзиею трубадуров или миннезингеров, в многочисленных романах, составлявших любимое чтение высшего общества и постепенно получивших своеобразную окраску в духе рыцарского кодекса, с которым сюжеты некоторых из них, относившиеся к более ранней эпохе, первоначально не имели ничего обоего. Р. мотивы проникают, например, в романы так назыв. бретонского цикла, которые были связаны с личностью легендарного короля Артура и витязей Круглого Стола. Христианские легенды вызвали к жизни знаменитые стихотворные романы Робера де Борона (XII в.) «Иосиф Аримафейский», «Мерлин», «Парцифаль», прозаически роман Вальтера Мапа («Св. Грааль») и др. Наряду с этими произведениями, носящими религиозную окраску, в состав цикла входили и чисто светские романы, воссоздававшие жизнь, подвиги и любовные похождения сподвижников Артура или таких лиц, деяния которых были только впоследствии отнесены к эпохе британского короля и поставлены в связь с героями Круглого Стола (Тристан, Ланселот и др.). Постепенно в обеих категориях бретонских романов стали определенно сказываться отголоски рыцарского миросозерцания, и эти романы стали в одно и то же время и ярким отражением рыцарских идеалов — благодаря чему они имели воспитывающее значение для ряда поколений, были настольною книгою всех рыцарей, желавших найти образец, достойный подражания, — и довольно правдивою, несмотря на значительное количество фантастических подробностей, картиною жизни европейского общества в эпоху рыцарства. Французский трувер XII в. Кретьен из Труа в особенности содействовал тому, что рыцарские идеалы придали совершенно новую окраску романам бретонского цикла, сделав из них как бы иллюстрацию или наглядное подтверждение того кодекса нравственности, религиозности, благородства, самоотвержения, мужества, соблюдение которого считалось обязательным для всякого истинного рыцаря. Лучшие из витязей, окружающих Артура, наделяются высокими нравственными качествами, входившими в состав Р. идеала; сам Артур становится типичным средневековым государем, а его двор с турнирами, пирами, отважными походами против врагов и культом женщины, в значительной степени списан с придворной жизни, как она сложилась в XI — XII вв. В одном из романов о Ланселоте lа Dame du Lac знакомит главного героя, еще в годы его отрочества, с правилами Р. кодекса, объясняет ему символическое значение доспехов. которые он будет носить, рассказывает историю происхождения самого института рыцарства. Тристан получает воспитание в рыцарском духе при дворе своего дяди, Марка Корнваллийского, с тем, чтобы отправиться затем странствовать по белу свету, ища подвигов и опасностей, сражаясь с чудовищами, посещая разные страны, причем в Ирландии ему предстоит встретить красавицу Изольду, неразрывно связанную с ним в народной памяти. Получившие Р. окраску бретонские романы оказали влияние на Тасса, Ариоста, Баярдо; заметны следы их воздействия на Спенсера, даже на Шекспира. Особенно пришлись они по вкусу немецким поэтам, которые не раз переводили или переделывали их; так напр. Вольфраму фон Эшенбаху принадлежит одна из лучших обработок легенды о Парцифале, о Готфриде Страсбургском; он по-новому осветил легенду о Тристане и Изольде. Путем различных анахронизмов и свободного обращения с историей Р. идеалы проникли и в такую область, где они, казалось, были совершенно не на месте: в романы так назыв. античного цикла. Они придали оригинальную окраску роману о Троянской войне, написанному Бенуа де Сент Мором в XII в. Роман этот, не имеющий ничего общего с Илиадою и придерживающийся апокрифических сочинений троянца Дареса и критянина Диктиса, произвел громадное впечатление на проникнутое рыцарскими идеалами общество и вполне подошел к его вкусам, что доказывается переводами и переделками его, появившимися в Германии и Италии, позднее — в Польше и Сербии, а чрез их посредство — и в старой Руси. Герои Троянской войны у Бенуа де Сент Мора — чистокровные рыцари; Приам мало чем разнится от Артура и является, подобно ему, типичным средневековым правителем; его двор имеет все признаки той эпохи, когда турниры, блестящие сборища вассалов, походы против общего врага были в порядке вещей. То же самое мы видим в другом романе античного цикла — об Александре Македонском, авторами которого были Lambert le Court и Alexandre de Веrnау; в этом обширном стихотворном романе, изображающем фантастические приключения, героем которых будто бы был Александр Вел., знаменитый завоеватель всецело проникнут рыцарским духом, обнаруживает благородство души, чисто христианские добродетели, галантность по отношении к женщинам. Образование, будто бы им полученное в юности, совпадает с тем, которое в средние века считалось обязательным для человека из высшего круга. Популярность Р. романов держалась долго, даже когда рыцарство уже пало и его традиции были почти забыты, они продолжали интересовать и вдохновлять читателей в различных европейских странах; даже в начале XVII в. автору «ДонКихота» пришлось осмеивать увлечение своих соотечественников старыми романами, все еще не забытыми. Ср. Panlin Paris, «Les romans de la Table Ronde» (1868 — 1877); Abortion, «Histoire de la lagngue et de la litterature francaise au moyen-age» (1876); Gaston Paris, «La litterature francaise au moyen-age» (1888); John Colin Dunlop, «History of prose fiction» (т. 1, Лонд., 1888); A. Joly, «Benoit de S-te More et le Roman Troyen» (1871); Talbot, «La legende d'Alexandre» (1850). Ю. Beceлoвcкий.

96
{"b":"4765","o":1}