Содержание  
A
A
1
2
3
...
16
17
18
...
124

В. Редзко.

Вандалы

Вандалы — народ германского происхождения, примыкающий в восточногерманской (готской, вандальской) группе и упоминаемый впервые у Плиния (I в. по Р. X. ). В древнейшем научно установленном месте жительства их — по обоим берегам среднего течения Одера, куда они пришли, вероятно, с берегов Балтийского моря, — они распадались на две резко различавшиеся части, асдингов и силингов, славшихся в одно политическое целое лишь в Испании, в начале V века. Воспоминание о силингах сохранилось в названии «Силезии», представляющем славянскую переделку этого имени. Горная цепь, отделяющая Богемию от Силезии, носит во II в. по Р. Хр. название «Вандальских гор». Выселение вандалов с берегов Одера на юг началось во второй половине II века. Они принимают участие в маркоманской войне, и в 174 г. император Марк Аврелий отводит асдингам земли в Дакии. В этом движении участвовали, вероятно, и силинги, хотя прямых указаний на последних мы не имеем. В Дакии вандалы оставались до тридцатых годов IV века; за все это время мир с римлянами был прерван, насколько известно, только один раз, в 271 году, при Аврелиане. При заключении мира во главе вандалов находим двух королей, из которых один, вероятно, асдинг, другой — силинг. Из Дакии вандалы были вытеснены готами, которые, под предводительством короля Гебериха (331 — 337), нанесли им сильное поражение, причем пал король асдингов Визимар. Вандалы обратились за помощью к императору Константину, который перевел весь народ на правый берег Дуная, в Паннонию. За это они должны были поставлять империи вспомогательные войска (вандалы славились своею конницею). Но и в Паннонии они оставались не долго. В самом начале V века, теснимые вероятно гуннами, они, под предводительством Годегизеля (ванд. Godagisl, вероятно короля асдингов), направляются всем народом вверх по Дунаю к Рейну, в Галлию. К ним по дороге присоединилась часть свевов (т.е. маркоманнов, живших в нын. Богемии) и часть алан (тюркского племени); те и другие сохраняли, пока, политическую независимость. Король Годегизель пал уже в 406 г., в борьбе с франками на Рейне, после чего соединенные полчища вандалов, свевов и алан, опустошив Галлию, перешли через Пиренеи в цветущую Испанию, которую разделили между собой по жребию. Асдинги (с королем Гунтарихом — ванд. Guntharix — во главе), вместе с свевами, получили северо-западную часть полуострова (Галлецию), аланы поселились в средней и юго-западной полосе (Лузитании), наконец силинги (с королем Фридубальдом, ванд. Fridubalth) получили южную часть (Бетику). Память о пребывании их здесь сохранилась в названии «Андалузия». Римское правительство было принуждено признать это положение дел официально, но втайне изыскивало средства отделаться от непрошеных гостей; в 416 г. оно призвало на помощь против вандалов вестготского короля Валью, который действительно победил силингов и, взяв в плен их короля, отослал его к императору. Лишенные вождя и ослабленные непосильной борьбой, силинги отказались от политической независимости и добровольно подчинились королю асдингов. Точно также поступили в 418 г. аланы, король которых тоже пал в борьбе с готами. Власть короля асдингов, носящего с этого времени титул короля вандалов и алан сильно возросла вследствие этих событий. Тем не менее вандалы недолго оставались в Испании: в 427 г. римский наместник в Африке, Бонифаций, восставший против правительства, пригласил вандалов в Африку, одну из самых цветущих провинций Римской империи, обещая уступить им часть ее. Вандалы приняли это предложение, и в мае 429 г. король Гензерих (вернее — Гейзарих, ванд. Geisarix), брат и преемник Гунтариха, павшего в 427 г., со всем своим народом (по одним данным — 50000, по другим — 80000 душ) переправился через Гибралтарский пролив. Бонифаций, успевший тем временем примириться с императрицей Плацидией, матерью Валентиниана III, хотел склонить его к возвращению; но было уже поздно. Почти не встречая серьезного сопротивления, Гейзарих быстро занял большую часть римских владений; его завоевания были официально признаны за ним договором, заключенным с Римом в 434 г. В 442 г. Валентиниан уступил ему и Карфаген, город, занятый вандалами, впрочем, уже тремя годами раньше: сюда была перенесена теперь резиденция королей. В 450 г. Гейзарих, пользуясь смутами, возникшими в Риме, занял и разграбил этот город, при чем пострадали главным образом католические церкви, сокровища которых все были увезены вандалами. Этому событию вандалы обязаны тем, что имя их стало нарицательным для обозначения диких, ничего не щадящих грабителей. Между пленниками, увезенными Гейзарихом в Африку, находилась и императрица Евдокия, вдова Валентиниана, с двумя дочерьми: одну из последних, Евдокию, король впоследствии выдал замуж за своего сына Гунариха (ванд. Hunarix). Вслед за тем Гейзарих занял и те области в Африке, которые еще оставались во власти римлян. После многочисленных войн и хищнических набегов на все провинции империи, прилегавшие к Средиземному морю, Гейзарих умер в 477 г. Его преемником был его старший сын Гунарих (477 — 484), царствование которого ознаменовано, с одной стороны, падением военного могущества вандалов, с другой — жестоким преследованием католиков (вандалы были приверженцами арианизма) и членов царской династии, казавшихся королю опасными. После него царствовал его племянник Гунтамунд (ванд. Gunthamund, 484 — 496), затем брат последнего Тразамунд (ванд. Thrasamund, 496 — 523), вернувший царству вандалов, на время, прежний блеск и славу. Его поддерживал остготский король Теодорих Великий, на сестре которого, Амалафриде, он был женат. По смерти его престол занял слабохарактерный Гильдерих (ванд. Hildirix, 526 — 530); он покровительствовал католикам и, в противоположность своим предшественникам, искал союза с Византией. Его двоюродный племянник Гелимер (ванд. Geilamir), воспользовавшись неудовольствием национальной партии, сверг его с престола, чем дал императору Юстиниану повод вмешаться в дела Вандальского королевства. Гелимер был последним королем вандалов (530 — 534). В июне 533 г. в Африку явился полководец Юстиниана, Велизарий, и уже в мае 534 г. он мог вернуться в Византию, разрушив царство вандалов и взяв в плен царя Гелимера. Остатки вандалов, не истребленные византийским оружием; бесследно исчезли среди туземного населения Северной Африки. Такое быстрое падение и бесследное исчезновение Вандальского государства — Велизарий почти не встретил мужественного отпора — было бы, конечно, невозможно, если б ему не предшествовало полное физическое и нравственное истощение всего народа. Отрезанные от общения с родственными племенами, овладев богатейшею провинцией, в которой сохранялись во всей силе традиции изысканной и роскошной жизни Рима цветущих времен империи, вандалы всецело предались удовольствиям и наслаждениям, которые допускало их господствующее положение в стране. В изнеженности и роскоши они, не зная меры, превзошли в скором времени своих учителей, богатых африканских провинциалов. Уже король Гейзарих рядом строгих эдиктов старался остановить это увлечение, грозившее навсегда погубить силу его народа, но тщетно. Византийский историк Прокопий, провожавший Велизария в его походе и составивший подробное описание войны его против вандалов, живо рисует нам нравственный упадок этого народа, некогда сильного и наводившего страх и ужас на своих врагов («О Вандальской войне», кн. II, глава 6). Один только царственный род асдингов, в лице Гелимера и ближайших его сподвижников, являет пример геройской храбрости: народ же весь погружен в роскошь и разврат. Само собой разумеется, что рядом с этим шла сильная романизация вандалов, несмотря на религиозный антагонизм между варварами-арианами и римлянамикатоликами. Знатные вандалы усердно изучали латинский язык и поэзию; короли окружали себя латинскими поэтами. Тем не менее родной вандальский язык не был забыт: на нем продолжали говорить и петь; предание рассказывает, что Гелимер, видя безвыходность своего положения, сложил песню о своей горькой судьбе. Цельных памятников вандальского языка до нас не дошло; мы имеем только ряд собственных имен и начало одной вандальской молитвы. Этих скудных сведений, однако, достаточно, чтобы составить почти полную фонетическую картину вандальского языка. Из них явствует, что язык вандалов представляет самостоятельную ветвь восточной или готской отрасли германских наречий. F. Papencordt, «Geschichte der wandalischen Herrschaft in Afrika» (Берлин, 1837); F. Dahn, «Die Konige der Germanen» (т. I, Мюнхен); его же, «Urgeschichte der german. u. roman. Volker» (T. I, Берлин, 1881); I. Fridlander, «Die Munzen der Wandalen» (Лейпциг, 1849); F. Wrede, «Ueber die Sprache derWandalen» (Страсбург, 1886).

17
{"b":"4766","o":1}