ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Лучшее издание хартий Генриха I, Иоанна и Генриха III дано в «Statutes of the Realm» (Volume I, 1810). Здесь мы находим и facsimile Великой хартии. В основание текста положен оригинал, хранящийся в линкольнском соборе (Lincolina), которому официальная комиссия издателей (Record Commission) отдала преимущество перед двумя списками, принадлежащими Британскому музею. Статуты и хартия Эдуарда I переизданы затем «The Statutes, Revised Edition» (Vol. I, Лондон, 1870). Из старых издании важно Blackstone, «The Great Charter» (Оксф., 1759). Для широкого круга публики назначено издание Stubbs, «Select Charters» (Оксфорд). Для истории и истолкования Великой хартии см. Gneist, «Englische Verfassungsgeschichte» (русский перевод под ред. С. А. Венгерова); Stubbs, «The Constituonal History of England» (Vol. I и II); Pauli, «Geschichte von England» (т. III). Русский перевод хартии с истолкованием дал Ясинский: «История Великой хартии в XIII ст.» (Киев, 1888).

Е. Щепкин.

Великий могол

Великий могол, великие моголы — титул, данный европейцами государям знаменитой тюрской династии, основанной султаном Бабуром и около 3 столетий властвовавшей в Индии. Сами бабуриды этого титула не употребляли, потому что ничего общего с монголами не имели. Бабур называл себя турком, гордился этим происхождением и по-монгольски не знал, записки же свои писал на тюркском (джагатайском) языке. Европейцы впервые узнали о бабуридах от персиян, которые джагатайских тюрков, обитавших за Аму-Дарьей, называли могул, т.е. монголами, а западные ученые, не разобрав дела, сочинили империю Великих моголов. Настоящий же титул бабуридов был падшах, заимствованный у персиян и принятый Бабуром в 1506 г., вместо прежнего «султан».

Н. В.

Великий князь

Великий князь. — Этот древнейший титул русских государей, как кажется, установился не вдруг. У различных славянских племен глава племени носил разные названия: жупана, князя и пр. У племен русских славян также существовало для главы, начальника племени или рода, название князя. Новгородские славяне приглашают к себе Рюрика с братьями княжить и володеть ими; при Игоре и Ольге у древлян видим туземных князей, которые были там, конечно, еще до призвания Рюрика. Но когда князья стали называться великими, для обозначения особенного их положения, для отличия от других князей, — положительно сказать нельзя. Первые князья в летописях называются большею частью просто князьями. Рюрик нигде не называется великим и только однажды назван «старейшим», но и то, кажется, по отношению к братьям, по летам (Лавр. по 2-му изд., 20). Олег, как и следующие за ним князья до Ярослава, также большею частью называются просто князьями, и только иногда великими: так, в 912 году русские послы заключили мир и ряд с греками «от Олега, великого князя русского». Но в тоже время великими князьями называются и наместники князя по городам: в 907 г. Олег брал с греков уклады, между прочим, и на разные города: «по тем по городам седяху велиции князи» (ibid. 30). летописное название первых князей великими следует, кажется, признать произвольным: летописцы могли назвать, напр., Олега великим, так сказать, задним числом, по примеру современных им старейших князей. Только впоследствии, когда род Рюрика размножился и когда каждый из членов этого рода должен был принять участие в пользовании и управлении Русской землей с родовым титулом князя, по прямому происхождению от Рюрика, необходимость заставила чемнибудь отличить старшего князя от других. К титулу «князь», с образованием уделов, начинают прибавлять отличительные эпитеты «старейший» и «великий» (ibid. 41). Титул «великого» не давал князю никаких действительных прав над прочими удельными князьями. Великий князь пользовался некоторыми преимуществами, но исключительно почетными: для других князей он был «в отца место», но без отцовской власти; по общим делам, касающимся всей земли, он мог созывать князей на съезды, на которых ему предоставлялось почетное первенство; в походах против общего неприятеля он также первенствовал. Но в управление уделами других князей он не вмешивался, ведая только свое Киевское княжество, носившее, по князю, также титул великого. В дела уделов великий князь, и по личному праву старейшего, и по требованию других удельных князей, мог вмешиваться только в случаях общего правонарушения, когда заинтересованы были все князья. Между последними соблюдались степени старшинства, с которым соединялось право на обладание тем или другим уделом, а потом и самым великим княжеством, которое не было наследственным в одной семье, а переходило от одного князя к другому, по родовому старшинству, нарушение которого, обыкновенно, сопровождалось кровавыми распрями. Преимущества соединенные с титулом великого князя, были действительными только в руках лиц сильных волей, энергичных, каковы Владимир Мономах, сын его Мстислав и друг. Великий князь имел право суда, как отец или третейский судья, над младшими; это видно из слов Ростислава Юрьевича, обращенных к великому князю Изяславу Мстиславичу: «а ты мене старей, ты меня с ним и суди» (Пол. собр. р. лет. I, 41). Мало того: Мономах и сын его Мстислав изгоняли нелюбимых ими князей. Единолично великий князь не мог постановлять приговоров относительно других князей; а если такие случаи бывали, то другие князья могли требовать от него отчета и даже уничтожения состоявшегося приговора: «... аще ти вина, коя была нан, обличил бы и перед нами, и упрев бы и створил ему; а ноне яви вину его оже ему створил еси» (ibid. 111), говорили Мономах и Олег и Давид Святославичи вел. кн. Святополку-Михаилу и Давиду, ослепившим Василька теребовльского.

С течением времени, вследствие сильных междоусобий за великокняжеский стол и перехода Киева от одного князя к другому, часто не по праву старшинства, значение Киевского княжества, как великого, стало умаляться, и вместе с тем теряла почву мысль о неразрывном соединении великокняжеского титула с обладанием Киевским княжеством. По смерти Юрия Долгорукого, сын его Андрей принял великокняжеский титул. Киев, когда Боголюбский взял его приступом и посадил в нем младшего брата своего Глеба, низведен был на степень простого удела, каким и остался бы, если бы Андрей Боголюбский, отвлеченный от юга делами на северовостоке, не упустил его из своих рук. Последующие Киевские князья, независимые от владимиро-суздальского князя, продолжали, уже только по традиции, носить титул великого, так что в XII — XIII вв. было два великих князя на Руси: один во Владимире на Клязьме, другой — в Киеве. Так продолжалось до нашествия татар, когда Киев потерял всякое значение, между тем как на севере великокняжеский титул сохранился в роде Юрия Долгорукого. Титул этот зависел теперь от хана, который не сообразовался ни с какими правами по старшинству. Это обстоятельство, хотя сначала не совсем и не вдруг, разрушило прежние, южные представления о праве старшинства на великокняжеский стол и помогло утвердиться великокняжескому достоинству в младшей московской линии потомков Ярослава Всеволодовича, и притом в нисходящей линии, по праву первородства. Теперь великий князь, хотя и первый слуга хана, его наместник, пользовался среди других князей не одними только почетными преимуществами, но и действительными: владея своим личным уделом, он владел и великим княжеством Владимирским и землей Новгородской, как наместник хана; именем последнего он мог вмешиваться в дела других удельных князей своей области; потом уже лично, по собственному произволу, приводил их «под свою руку», более или менее властно распоряжался в их уделах, пользовался их военными силами, собирал с них дань для хана или ордынский выход. — Рядом с великим князем владимирским, были еще великие князья в Тверской и Рязанской землях; но между первым и последними была большая разница. Великий князь владимирский был, по воле хана, великим князем «всей Руси», между тем как тверские и рязанские сами назывались и со стороны других князей признавались великими только в их землях, по отношению к удельным князьям их земель; эти великие князья признавали владимирского, а потом московского великого князя «старейшим братом». Уничтожение южнорусских понятий о праве на великокняжеское достоинство привело, наконец, к тому, что титул великого князя и великого княжества стал неразрывным с Московским княжеством и его князем, что определенно обозначилось при Василии Темном, когда в спорах за великокняжеское достоинство претенденты старались занять не Владимир, а Москву. — Титул великого употребляли и некоторые удельные князья в том случае, когда уделы их, дробясь на более мелкие, становились почему-либо более или менее обособленными от великого княжества Владимирского, а потом Московского. Так великими называются и в летописях и в родословных некоторые из ярославских князей (напр., Иван Васильевич), а стол их — старым, старейшим; так же назывались и смоленское князья. Очевидно, здесь титул «великий» усваивался только местно, старшим князем в общем уделе, выделившем из себя более мелкие уделы. Но особенное стремление к усвоению этого титула замечается у суздальско-нижегородских князей, решительно стремившихся к полному обособлению от Москвы. Так было в Южной и Северо-Восточной Руси. Но оставалась еще Западная Русь. Эта последняя объединилась в одно целое под властью князей литовских, которые, с Гедимина, стали называться также великими князьями и даже князьями «всея Руси», в качестве каковых становились соперниками великих князей Северной Руси. Вскоре титул великого князя литовского соединился с достоинством польского короля, а московские князья, по свержении татарского ига, приняли титул царей, который они давали прежде ханам. В настоящее время название великого князя сохраняется в полном титуле русского императора, который, кроме того, носит этот титул как государь Финляндии (см. Соловьев, «Истор. отношений между князьями»; Сергеевич, «Князь и вече»; Забелин, «Домашний быт русских царей», гл. I и др.). А. Э.

40
{"b":"4766","o":1}