ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

К. Величко.

Вельвичия

Вельвичия (Welwitschia mirabilis Hook.) — растение из семейства Gnetaceae, открытое в 1860 г. Вельвичем в каменистых пустынях по западному побережью тропической Южной Африки. Одно из самых причудливых растений. Конический, суженый книзу ствол его, в 30 — 40 см. в попер., немного лишь выступает над поверхностью почвы, а листьев всего два; они расстилаются по земле, сидят один против другого и бывают длиною в 1 м., а шириною в 20 см. Это так называемые первичные листья растения, появляющиеся непосредственно за семядолями; хотя они чрезвычайно прочны и кожисты, но раздроблены по длине на длинные участки. В углах листьев появляются разветвленные соцветия, несущие на концах ветвей шишковидные колосья. Шишки продолговатой или веретенообразной формы, состоят из 70 — 90 супротивных чешуй, в пазухах которых находится по одному цветку. В. достигает 100-летнего возраста.

В. Т — ль.

Вельзевул

Вельзевул или веельзевул— библейское название сирофиникийского божества Ваалзевув, считавшегося покровителем и защитником от мух, рои которых составляют ужасную казнь для людей и животных в жарком климате Востока. Очевидно, это одно из частных проявлений общего сирофиникийского Ваала. В библейских книгах это слово встречается в двух неодинаковых смыслах. В Ветхом Завете оно употребляется в значении местного аккаронского божества филистимлян, пользовавшегося известностью в качестве оракула и у соседних народов, между прочим и у евреев, в период их уклонения от истинной религиии. Так, царь израильский Охозия, заболев, посылал в Аккарон послов с поручением спросить у Веельзевула — «выздоровеет ли он от болезни?» (4 Цар. I, 2). В Новом Завете мы встречаем то же слово в смысле сатаны или главы злых духов или демонов. Каким образом иудейская демонология дошла до отождествления Веельзевула с сатаной — неизвестно. По мнению некоторых, в этом оказалось желание унизить сатану низведением его на степень жалкого «бога мух». Эта тенденция проявляется еще яснее при другом филологическом толковании рассматриваемого слова, — толковании, по которому Веельзевул означает «бога навоза» или всякой нечистоты и грязи. Он считался главным виновником мучительной болезни бесноватых, обыкновенно удалявшихся от общества людей в нечистые места (кладбища и проч.). Согласно с таким воззрением, фарисеи, видя, как Христос изгонял бесов, дерзко утверждали, что Он делал это «силою Веельзевула, князя бесовского» (Мате. XII, 24 — 27; Марк. III, 22; Лук. XI, 16 — 20).

А. Л.

Вендетта

Вендетта (Vendetta) — так назыв. на о-ве Корсике обычай кровной мести. Корсика, подвергавшаяся частым нападениям разных народов, оспаривавших друг у друга господство на Средиземном море, и особенно страдавшая от набегов североафриканских варварийских племен и морских пиратов, дольше, чем где-либо, сохранила воинственность и тесно сплоченный семейный строй. Эти обстоятельства, в связи с темпераментом обитателей о-ва, придали корсиканской В. своеобразный характер и необыкновенную живучесть. Как и поединок, вендетта, является видом частной войны, но предпринимаемой для защиты интересов или чести целого рода. Не всякая обида, однако, влечет за собою В. С течением времени создался ряд освященных обычаем правил, когда и в каких случаях допускается В. и как она выполняется. В. обыкновенно направляется против обольстителя покинутой женщины, убийцы близкого родственника, доносчика и лжесвидетеля, показания которого привели к осуждению невинного к смерти или каторжным работам. Если при дуэли вызов обыкновенно следует вслед за нанесением обиды, а за вызовом, чрез короткий промежуток времени, и поединок, то В. не предпринимается с такой стремительностью. Обыкновенно созывается семейный совет, на котором всесторонне обсуждается обида, средства возмездия и даже возможность примирения. Обсуждения и переговоры иногда длятся месяцы и годы. Когда В. решена, тогда подробно обсуждается ее форма и решается, на кого будет возложено ее исполнение. Обыкновенно выбирается холостяк, который может легче поставить на карту свою жизнь для исполнения священной обязанности мести за честь или интересы семьи. Пред началом враждебных действий, противнику посылается объявление войны, обыкновенно в виде краткого «берегись». Но даже после объявления войны разрешаются более или менее продолжительные перемирия и никогда ни один даже корсиканский бандит не позволил обесчестить себя нарушением перемирия. В. допускает употребление всяких военных хитростей, засады, тайного убийства и пр. С В. тесно связано и развитие бандитства, так как лицо, выполнившее В. и навлекшее на себя преследование общественной власти, часто бывает вынуждено совсем выйти из колеи мирной жизни и сделаться бандитом. В течение долгого времени В. служила бичом для корсиканского населения; постоянная частная война между целыми родами покрывала остров потоками крови, Завет мести свято хранился в семье, воспевался в народных песнях (см. Мериме, «Notes sur la Corse» и «Colomba»); детям показывали окровавленное платье убитого родственника, воспитывая в них ненависть к убийце и стремление к мести. Часто до выполнения В. семья долгие годы носила траур. Особенно свирепствовала В. в период господства генуэзцев, отдавших о-в в управление компании св. Георгия, безжалостно угнетавшей население. За 32 г. [1683 — 1715] было тогда совершено с лишком 28000 убийств из-за В. С присоединением о-ва к Франции, правительство долго боролось с В. и порождаемым ею бандитством. Строгие военные меры, принятые во времена реставрации и июльской монархии, не имели успеха. В 1853 г. уголовные кары за В. были смягчены и она воспрещена под страхом исправительных наказами. С тех пор статистические данные указывают на значительное уменьшение числа убийств (в 40-х годах ежегодно 100 — 120, а после 1853 г. — 16 — 20). В настоящее время случаи вендетты довольно редки.

М.

Веневитинов Димитрий Владимирович

Веневитинов Димитрий Владимирович — поэт, родился 14 сент. 1805 г., умер 15 марта 1827 г. Несмотря на столь кратковременную жизнь, чрезвычайно богато одаренная натура Веневитинова успела развернуться с такой полнотой, что его имя является тесно связанным с историей не только русской поэзии, но и русской мысли. Происходя из старинной дворянской семьи, В. уже с детства попал в самые благоприятные условия: для будущей карьеры имелись в запасе отличные родственные связи, а в настоящем, когда должно было совершаться его первоначальное воспитание, с одной стороны — полная материальная обеспеченность с другой — заботливое попечение его умной и образованной матери. До поступления в университет В. воспитывался и получал образование дома: до восьмилетнего возраста его учила сама мать, а затем были приглашены наставники, из которых особенное влияние оказал на В. умный и просвещенный франпуз-эльзасец Дорер, хорошо ознакомивший его с французской и римской литературой. Греческому языку В. учился у грека Байло, известного своими изданиями некоторых из греческих классиков. В. рано ознакомился с древне-классическим миром; отсюда изящная гармоничность душевного строя В., ясно отразившаяся в неразрывной связи между его поэтическим вдохновением и его философским мышлением, благодаря которой современники называли его «поэтом мысли». Он обладал также способностью к живописи и, значительным музыкальным талантом, был не только хорошим исполнителем, но и композитором и усердно занимался историей музыки.

Семнадцати лет от роду В. без всяких затруднений мог уже перейти к университетским занятиям. В студенты В. не поступал, а слушал те лекции университетских профессоров, которые наиболее привлекали и удовлетворяли его любознательность. Особенно интересовали его курсы А. Ф. Мерзлякова, И. И. Давыдова, М. Г. Павлова и профессора анатомии Лодера. Последние три пытались связать преподавание своего предмета с господствовавшею тогда на западе философскою системой Шеллинга и, несомненно, много способствовали умственному развитию В. в духе шелленгианства. Мерзляков оказывал благотворное влияние на университетскую молодежь также и устроенными им общедоступными педагогическими беседами; здесь В. скоро привлек к себе общее внимание ясным и глубоким умом и замечательной диалектикой. Эти блестящие качества он проявлял и в кружке даровитых и развитых студентов, центром которого был Н. М. Рожалин, и в котором молодые люди занимались философскими прениями и читали собственные сочинения на разные отвлеченные темы. Сдав через два года выпускной экзамен, Веневитинов определился в 1825 году в московский архив коллегии иностранных дел, намереваясь потом служить по дипломатической части за границей. В названное учреждение тогда поступала масса молодежи, рассчитывавшей подвизаться на дипломатическом поприще; поэтому и многие из упомянутого товарищеского университетского кружка остались в прежних отношениях. Легкая канцелярская служба оставляла много свободного времени. Из упомянутого товарищеского кружка образовалось довольно многочисленное литературное общество, а пятеро из его членов составили более интимное тайное «общество любомудрия», с целью исключительного занятия философией, преимущественно немецкой; но оно было ими же самими закрыто, вследствие опасений, возбужденных в них событием 14 декабря, к которому оказались прикосновенными знакомые их и родственники. К числу небольших работ, читавшихся на собраниях общества, принадлежат прозаические наброски В. : «Скульптура, живопись и музыка», «Утро, полдень, вечер и ночь», «Беседы Платона с Александром» — представляющие (последняя даже и по самой форме) удачное подражание диалогам Платона, как по развитию мыслей, так и по поэтическому тону.

44
{"b":"4766","o":1}