ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

У членов общества явилось желание иметь свой печатный орган. Сначала предполагалось выпустить в свет альманах (альманахи тогда были в моде); но Пушкин, приехавший в начали сентября 1826 г. в Москву, посоветовал кружку начать издавать ежемесячный журнал. В., находившийся в дальнем родстве с Пушкиным и уже известный ему по своей статье о первой песне «Евгения Онегина», вследствие чего они быстро и сблизились друг с другом, изложил программу задуманного периодического издания общества, озаглавив ее: «Несколько мыслей в план журнала». Вскоре было преступлено к изданию журнала, названного «Московский Вестник», в духе веневитиновской программы, по которой основная задача русского периодического журнала заключалась «в создании у нас научной эстетической критики на началах немецкой умозрительной философии и в привитии общественному сознанию убеждения о необходимости применять философские начала к изучению всех эпох наук и искусств». Журнал стал выходить с начала 1827 г., под наблюдением коллективной редакции и под официальной ответственностью М. П. Погодина. Но В., главный вдохновитель нового дела, к этому времени уже перешел на службу из Москвы в Петербург. Этому способствовала платонически обожаемая В. известная княгиня Зинаида Александровна Волконская. Он тогда же получил место в канцелярии иностранной коллегии, где важную должность занимал родственник княгини, гр. Лаваль. Уезжая из Москвы в конце октября, В. взял с собой спутником, по просьбе той же Волконской, француза Воше, который только что возвратился туда, проводив в Сибирь родственницу княгини Зинаиды графиню Е. И. Трубецкую, рожденную Лаваль, последовавшую туда за сосланным своим мужем-декабристом. При въезде в Петербург В. и Воше были арестованы вследствие крайней подозрительности полиции ко всем, имевшим хотя бы малейшее отношение к участникам заговора 14 дек. Трехдневный арест оказал, на В. в двояком отношении дурное влияние: кроме тяжелого нравственного впечатления, от которого он долго не мог оправиться, пребывание в сыром и неопрятном помещении вредно подействовало на его и так уже слабое здоровье, так что не прошло месяца по выходе из под ареста, как В. опасно заболел. Болезнь, впрочем, продолжалась не долго. Радушно встреченный своими ближайшими начальниками и найдя в лице некоторых из тогдашних поэтов и литераторов расположенных к нему друзей, В. повел деятельную жизнь, усердно исполняя служебные обязанности, посещая высшее петербургское общество и, сверх того, находя время для усиленных заняли поэзией. Но он скучал по Москве, где оставались любимая им родная семья, неизменно обожаемая им, несмотря на ее гораздо более зрелый возраст, княгиня Волконская и, наконец, его товарищи по литературному обществу и по затеянному сообща журналу, заботы о котором В. горячо высказываются в сохранившихся его письмах к Погодину и другим. Неудовлетворенность своим положением побуждала помышлять о скорейшем отъезде на службу в Персию. До отъезда из Москвы, Веневитинов с жаром отдавался изучению немецких философов Шеллинга, Фихте, Окена, а также и творений Платона, которые читал в подлиннике (об этих его занятиях свидетельствуют письма к некоторым друзьям, напр., к Кошелеву, а также и небольшая работа, исполненная им для княжны Александры Трубецкой, под заглавием «Письмо о философии», замечательная по платоновски стройному изложению и безукоризненной ясности мыслей); в кратковременное свое пребывание в Петербурге В., по видимому, наиболее времени посвящал поэтическому творчеству. Это видно как из количества его вообще немногочисленных стихотворений, приходящихся на петербургский период его жизни, так и из достигнутого в них совершенства формы и глубины содержания.

Но В. не пришлось видеть осуществления своих намерений. В начале марта, возвращаясь легко одетым с бала у Ланских, у которых он вместе с А. С. Хомяковым квартировал во флигеле, В. сильно простудился и уже 15 марта его не стало. На его могильном памятнике в Симоновом монастыре, в Москве, вырезан его же знаменательный стих: «как знал он жизнь, как мало жил!». Почти юношей умерший В. знал жизнь не из опыта, а благодаря тому, что умел глубоко проникнуть в ее внутренний смысл своею рано созревшей мыслью. «Поэт» является для Веневитинова предметом своего рода культа, выразившегося в его лучших как по искренности тона, так и по прелести формы стихотворениях: «Поэт», «Жертвоприношение», «Утешение», "Я чувствую, во мне горит... ", «Поэт и друг» и «Последние стихи». Необыкновенным изяществом стиха и выразительным, точным языком отличается его рифмованный перевод знаменитого монолога «Фауста в пещере»; превосходно переведены также из Гете: «Земная участь» и «Апофеоз художника».

Не считая названных переводов из Гете, число стихотворений В. не превышает 38, из которых все, принадлежащие к первому периоду его творчества, т.е. писанные до переселения в Петербург, вовсе не отличаются той безукоризненностью формы, какую видим в перечисленных нами выше стихотворениях, могущих в этом отношении померяться со стихами Пушкина. Но следует сказать вообще, что стихотворения обоих периодов одинаково характеризуются искренностью чувства и отсутствием чопорной изысканности как в мыслях, так и в выражениях. Нужно отметить еще, что в некоторых из них сказались и пессимистическое настроение, разочарованность (под влиянием этих же чувств начат был и оставшийся недописанным роман в прозе). В общем, однако же, тон поэзии В. отличается светлым взглядом на жизнь и возвышенною верою в судьбы человечества. Созерцательно-философское направление поэзии В. заставляет многих писавших о нем предполагать, что он скоро оставил бы стихотворство и предался бы разработке философии. Яркий отпечаток философского склада мыслей лежит на его замечательных критических статьях, в которых он далеко опередил своих современников эстетическим пониманием.

Литература. Кроме издания «Сочин. Д. В. Веневитинова», 1829 г., существуют: «Полное собр. сочинений Д. В. Веневитинова», изданное под редакцией А. В. Пятковского (Спб., 1882 г. ), с его же статьей о жизни и сочинениях В., и отдельно "Стихотворения В. " (1884 г.) в «Дешевой Библиотеке». Необходимые дополнения к биографии В. и его письма см. у Н. Барсукова "Жизнь и труды М. П. Погодина (т. 2, Спб., 1888); Н. Колюпанова, «И. А. Кошелев» (т. I, ч. 2, Спб., 1889), и в статьях М. Веневитинова, в «Историч. Вестнике» (т. XVII, 1884) и в «Русском Архиве» (1885, и, стр. 313 — 331). И. Болдаков.

Венера

Венера (лат. Venus) — одно из 12 божеств греко-римского Олимпа, Афродита у эллинов, богиня любви и красоты, мать Амура (Эроса), царица нимф и граций. По Гомеру Афродита, дочь Зевса и Дионы, обладает поясом, который способен сделать всякую женщину или богиню «прекраснее, чем сама красота». Таким образом, по первоначальному представлению Афродита является олицетворением красоты, высшей чарующей женской силы. Такова златокудрая с блестящим и влажным взглядом и сладкой (jilomeidhV) улыбкой на устах Афродита в Илиаде, сопровождаемая Харитами и вызывающая к себе удивление и восторг всего Олимпа. Илиада знает еще Афродитупобедительницу (nichjoroV), воинственную ( Areia) и царственную (Вasileia), которая является покровительницею троянцев. Лишь позже к этим образам начинают примешиваться другие черты: Афродита становится богинею любви, покровительницею браков и в ней олицетворяется женская производительная сила (A. gennhteira, gamostoloV). Рассказы о ее замужестве с безобразным Гефестом (Вулканом) и о любовных похождениях с Ареем (Марсом) являются впервые в Одиссее; они позднейшего происхождения. Из рассказа Гезиода о рождении Афродиты из морской пены возникает представление о ней как покровительнице мореплавания; отсюда ее эпитеты: Jalassia, pelagia (морская) и Anaduomenh (выходящая из морской пены), Euploia, Limnsia(дающая благополучное плавание). Под финикийским влияем Афродита сближается с Астартой и становится богинею страсти и чувственности. В Афинах почиталась Афродита Пандемос (всенародная), которая, как покровительница брака, считалась олицетворением народного союза и единства. Потом она была низведена в Афродиту Гетеру (Etaira), а в Коринфе и Ефесе даже имела эпитет pornh, т.е. представительница грубой и разнузданной чувственности. Последней противопоставляется Афродита Урания (небесная), которая особенно почиталась в Сиконе и Аргосе и отождествлялась с старшей из трех Парок, богинею судьбы.

45
{"b":"4766","o":1}