ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Обе изложенные стороны Ветхого Завета были предметом многочисленных исследований, и к первой стороне в действительности может быть отнесена вся библейско-историческая литература, в которой многие сочинения прямо называются «историей Ветхого Завета» (как напр., известный труд Kurtz'a, «Die Geschichte des Alten Bundes», 3 изд. 1864 г.). Вторая, литературная сторона также была предметом многих историко-литературных исследований и еще более критических, особенно размножившихся с начала настоящего столетия, под влиянием так называемого библейского рационализма. Из цельных курсов по истории ветхозаветной литературы известны сочинения Jul. Furst, "Geschichte der bibl. Literatur. " (1867 и 1870); Noldeke, «Geschichte der altest. Literatur» и др.

А. Л.

Вех

Вех, вех, вяха, болиголов, Cicuta virosa L. — ядовитое растение из семейства зонтичных (Umbelliferae), весьма часто встречающееся на болотах, по берегам озер, прудов и т. п.; отличается толстым, мясистым, полым (что легко заметить, если корневище разрезать вдоль), снабженным перегородками, корневищем, троякоперистыми листьями с остропильчатыми сегментами; листья, а еще более корневище, распространяют ароматический, напоминающий сельдерей, но одуряющий, запах. При высушивании В. ядовитое вещество (цикутоксин) не пропадает. В. вызывает у млекопитающих (особенно у крупного рогатого скота) слюнотечение и учащенное дыхание, а затем припадки судорог и смерть, наступающую иногда через полчаса после поедания растения.

Г. Т.

Вещное право

Вещное право — научный юридический термин, соответствующий латинским: jus in re, jus in rem, немецким: dingliches Recht, Sachenrecht, Realrecht, французскому: droit reel и др., и означающий, в противоположность личному праву, такое право, предмет которого есть вещь, а содержание — непосредственное (а не через посредство другого лица) господство над вещью. Отношение третьих лиц к обладателю В. п. состоит в том, что все обязаны признавать В. п. и не препятствовать право обладателю в осуществлении его. Обязанность третьих лиц чисто пассивная: они не могут быть обязаны ни к какому положительному действию (иначе возникает право обязательственное или личное), но должны только признавать чужое В. п. и не вторгаться в его область. Кто выйдет из этого пассивного отношения, тот будет ответчиком по вещному иску. Поэтому В. п., как осуществимое против всякого третьего лица, бывает обыкновенное и абсолютное, т. е. иск, который защищает это право, направляется против каждого нарушителя права, кто бы он ни был. Но абсолютность не есть отличительный признак В. п.; не всякое абсолютное право есть В. п. — различие, которого не замечала немецкая догма прошлого века (до Тибо и Фейербаха), обыкновенно отождествлявшая В. п. с абсолютным. Нарушителем В. п. считается всякий, незаконно посягающий на обладание данною вещью; но современное право, особенно торговое, наклонно к ограничениям этого широкого круга лиц, ответственных перед обладателем В. п. В каждом отдельном случае В. п. приобретается соответственными юридическими способами, форма и условия действительности которых устанавливаются законом или обычаем. С каждым из таких способов право связывает известные последствия; приобретение непосредственного господства над вещью вне этих способов не дает В. п. Так, право пользования дорогами, морскими берегами, публичными зданиями, т. наз. предметами общего пользования (res communis или res publica), не есть В. п., хотя оно также состоит в непосредственном господстве над вещью, потому что юридическое основание таких прав для данного лица заключается не в каком-либо специальном акте приобретения, а лежит в принадлежности лица к данному государству или общине, или в том, что лицо это есть вообще человеческое правоспособное существо. Формы В. п. не зависят от воли отдельных лиц, которые могут установить лишь такие виды господства над вещью, которые именно признаны правом данного народа. Юридическое сознание общества не считает возможным поставить в зависимость от произвола договаривающихся сторон условия возникновения и содержания таких прав, действие которых, благодаря абсолютному способу их защиты, касается и третьих лиц. Сравнение права разных народов показывает, что одно и то же право может быть личным в одном законодательстве, вещным в другом (напр., арендное право — личное в Риме и Германии вещное у нас). Предмет всех В. п. один и тот же — вещь; различие их между собою основано на различии содержания, т. е. тех правомочий, которые принадлежат правообладателю в отношении вещи господство может быть полное или ограниченное. Римляне, по мнению Вангерова, насчитывали пять В. п. : 1) собственность, 2) свободу (которую они представляли себе, как право собственности на собственное тело), 3) наследство (не право наследования, а право на все имущественные права наследодателя), 4) права в чужой вещи, 5) залог. Система средневекового германского права также насчитывала пять В. п. : 1) Gewere (владение), 2) собственность, 3) Leibzuchtsrecht (узуфрукт), 4) Satzuagsrecht (залог), 5) Leihe (различные виды ленных прав). Из современных немецких законодательств австрийское, отождествляя В.п. с абсолютным, относит к В. праву наследственное право. В науке гражданского права, развившейся на почве современного римского права, принята классификация: собственность, права в чужой вещи (сервитуты, эмфитевзис, суперфиций) и залог (который иные, впрочем, относят к обязательствам); владение у одних стоит вне системы, у других рассматривается как особое В. п. Для русского права можно наметить следующую классификацию: 1) собственность; 2) владение потомственное, пожизненное и срочное, принимающее, в отдельных своих видах, весьма разнообразные формы; 3) право участия частного; 4) залога. Собственно термин В. п. русскому законодательству неизвестен; некоторые русские авторы вместо него употребляют термин вотчинное право.

Литература. Unger, «System des oesterreicbischenallgem. Privatrechts» (4-е изд. 1876, I, pp. 511 — 539); Vangerow, «Lehrbuch d. Pandekten» (7-е изд. 1863, I, p. 167); Windscheid, «Lehrbuch d. Pandektenrechts» (3-е изд. 1873, I, p. 90); Победоносцев, «Курс гражданского права. I. Вотчинные права»; Кавелин, «Права и обязанности по имуществу и обязательствам».

М. Брун.

Взыскание

Взыскание в гражданском праве. В широком смысле так называется всякое имущественное требование одним лицом с другого, как бесспорное, так и предъявленное в суде. Так, закон говорит о «количестве взыскания» по просроченным векселям, разумея под этим долговую сумму с прибавкой процентов и разного рода издержек; говорит о рассрочке уплаты по В. мировым судьей в случае отсутствия у должника средств для внесения присужденной суммы. В более тесном смысле В. обозначает в гражданском процессе порядок удовлетворения лица, в пользу которого состоялось судебное решение. Так как в истории судебный процесс носил первоначально характер посреднического разбирательства (чему, в свою очередь, предшествовала стадия самоуправства), то и приведение решения в исполнение зависело первоначально от согласия обвиненной стороны, так что при ее несогласии посредническое решение падало само собою и стороны вновь обращались к самосуду. Положить этому конец стремятся как развивающаяся судебная власть, поощряющая с этою целью развитие института поручителей, так и растущая государственная власть, которая сперва только регулирует самоуправство истца, а затем принимает исполнение решения на себя. С другой стороны, в истории права наблюдается изменение и самого способа удовлетворения. Первоначально он носит на себе еще сильный отпечаток мести и потому обращается на личность должника; затем взыскание обращается на имущество должника, причем долго еще остается в силе и личное задержание. В. с имущества, в свою очередь; первоначально отличается беспощадностью, но с течением времени начинает играть немаловажную роль забота о сохранении рабочей способности должника на будущее время и о предохранении его хозяйства от окончательного расстройства. Изложенный путь юридической эволюции наблюдается в праве разных народов, хотя не везде могут быть прослежены все стадии развития. Так, в праве кавказских горцев , у осетин, у дагестанцев, до упрочения русского влияния в крае суд носил посреднический характер, причем стороны поставляли за себя родственников поручителей в том, что они подчинятся решению, а против упорствующего должника В. производилось путем «барантования» или «ишкиля», т. е. захвата имущества не только должника, но и членов одного с ним рода; освободить имущество от захвата можно было, представив поручителей. Древнейший юридически памятник Ирландии, Сенхус Мор, чрезвычайно подробно излагает правила осуществления самоуправства. Главную роль играет захват имущества, принадлежащего должнику, преимущественно скота; но он дозволен не иначе, как с соблюдением известных правил. После захвата кредитор должен в течение определенного срока ожидать добровольного удовлетворения или же представления поручителей, а затем захваченное имущество становится его собственностью. В древнем чешском праве также наблюдается еще остаток от эпохи самоуправства: хотя В. и производится при участии коморника (пристава), но он больше занят увещанием строптивого должника и помогает взыскателю вступить во владение его имуществом. Этот ввод во владение не есть, однако, удовлетворение взыскателя, а только способ принуждения должника пойти на соглашение; если последнее все же не состоится, то взыскатель вправе убить должника или лишить его свободы, причем убийство не влечет за собою родовой мести. В Германии, благодаря раннему развитию политической власти, рано исчезает и самоуправство; уже на основании Салической Правды решение приводится в исполнение графом, при участии 7 рахимбуров, которые захватывают имущество должника в размере, нужном на покрытие долга и издержек В.; послушание должника обеспечивается правом короля объявить ослушника стоящим вне закона и подвергнуть его имущество конфискации. В Риме, в эпоху XII таблиц, при В. сохранялись еще формы узаконенного самоуправства. Так, после решения должник в течение 30 дней имеет право собрать и доставить присужденную сумму; но затем к нему является взыскатель и «накладывает на него руку» (manus injectio). Это значит, что должник обязан следовать за взыскателем к претору; если при этом не явится виндекс, чтобы вступиться или поручиться за должника, взыскатель вправе отвести его к себе, заключить в оковы на 60 дней, в ожидании, что кто-нибудь выкупит его, а затем продать в рабство или убить, если он задолжал нескольким лицам. Закон Петилия (426 г. до Р. X.) смягчил этот порядок, но в какой именно степени — в точности неизвестно. В конце Римской республики появляются способы В. с имущества в виде ввода во владение всем имуществом должника (missio in bona) и продажи (venditio bonorum); остаток самоуправства выражается в том, что все эти действия совершаются хотя и по специальному приказу претора, но все же самим взыскателем, а не судебными чинами. В императорское время появляется способ В. путем захвата, с целью публичной продажи отдельных вещей должника, чрез посредство судебных приставов (арраritores). Существовавший в древнем праве захват вещей (pignoris capio) применялся только при специальных религиозногосударственных, а не при частных В. В императорское же время появляется и способ исполнения решения путем отнятия и передачи вещи в натуре. К началу императорского периода относится возникновение права должника (правда, только в особых случаях и против особых В.) требовать, чтобы от В. была освобождена часть имущества, потребная для дальнейшего существования (condemnatio in io quod facere potest; beneficium couipetentiae).

61
{"b":"4766","o":1}