ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Вино

Вино, подобно другим хмельным напиткам, вызвало у всех народов множество разнообразных сказаний, касающихся особенно его происхождения. Уже в древнейшую эпоху жизни индоевропейских народов хмельные напитки были известны, и особенно ценился опьяняющий напиток сома, который считался самым священным и благородным даром неба; в честь сомы сочинялись и пелись гимны, записанные в ведах и авесте, а человек упившийся этим напитком считался прорицателем: бог говорил его устами. У греков мы уже встречаем различные взгляды на вино: спартанцы гнушаются его; другие хотя и презрительно смотрят на пьянство, тем не менее ценят этот вакховый подарок, и устраивают от времени до времени в честь его вакханалии. Тогда же являются сказания о происхождении растения, которое дает вино. По этим сказаниям Вакх, нашедший маленькую виноградную лозу, хотел ее пересадить, для чего вложил ее в птичью кость; но на дороге растение стало так быстро расти, что надо было искать другого вместилища: тогда Дионис посадил его в львиную и потом в ослиную кость. Прибыв в Наксос, он посадил лозу в землю вместе с этими тремя костями, и потому люди пьющие вино сперва поют как птички, потом становятся львами и наконец обращаются в ослов. В связи с греческим преданием находится другое, более древнее талмудическое предание о том, что, когда Ной сажал виноградную лозу, Дьявол полил ее кровью овцы, льва, обезьяны и свиньи, вследствие чего вино производить соответственные последствия. В слове Мефодия Патарского говорится, что Дьявол научил жену Ноя делать хмельной напиток; с гораздо большими подробностями рассказывается в повести «Отчего уставися винное питие», как черт научил мужика делать водку, и как последний разбогател вследствие этого. Нечто подобное повторяется в одной белорусской (Боричевский, «Народные славянские рассказы», 167) и в малорусской (Драгоманов, «Малорусские народные предания и рассказы», 17) сказке, где вино тоже является дьявольским изобретением. Как известно Лев Толстой обработал это сказание в одной из новейших сказок своих. Богомилы учили «яко вино и жена от Диавола естаа» и доказывали, что и здесь виновен главным образом Сатанаил, и таким образом создались легенды о происхождении виноградной лозы.

И. Л.

Виноградная лоза

Виноградная лоза (Vilis L. ) — цепкая и отчасти вьющиеся деревца и деревья, составляющие род из семейства виноградообразных или ампелидовых. Этот род содержит до 230 видов, из коих самый известный и важный есть Vitis vinifera L. обыкновенная виноградная лоза Старого света. В диком состоянии и на воде растущая В. лоза достигает иногда огромных размеров: 100 футов и более в длину, а толщиною в 2 и даже 3 фута, так как известны необыкновенно старые лозы, коим насчитывается 100 и больше лет. Корень у В. лозы стержневой и глубоко проникающий в почву, но у большинства культурных, разводимых черенками или отводками, корень состоит из многих сильных корешков, выступающих из под коры ствола. Верхние слои буровато-серой коры этого ствола, так называемая перидерма, лупится длинными, участками, распадающимися на волокна, а под этими слоями образуются ежегодно новые. Сосуды древесины необыкновенно крупны, так что отверстия их видны на срезах простым, не вооруженным глазом. Стеблевые узлы В. лозы далеко друг от друга отодвинуты и снабжены каждый одним листом. Молодая лоза сначала не имеет усов и нижние листья ее расположены спиралью; затем они становятся двурядными и на лозе появляются усы, расположенные в строгом порядке против листьев и притом так, что после 2 узлов с усами следует повсюду один узел без уса, следовательно поочередно: 2 усатых и один безусый узел. В. лоза сильно ветвится, производя двоякого рода ветви или побеги: длинные, несущие до 40 листьев и короткие; последние вырастают из почек, развивающихся в углах листьев длинных побегов, и не цветут, тогда как длинные побеги начинают цвести приблизительно на 6-летних лозах. Кроме того, короткие побеги слабо развиваются, иногда и вовсе не дорастают или усыхают, оставляя однако по одной спящей почке или глазку, вырастающей в будущем году в виде длинного побега. Кроме сказанного, необходимо иметь в виду, что верхушечная часть длинных побегов, произошли ли эти побеги из семян, или из прошлогодних угловых почек, отмирает на второй год, а их угловые почки, до тех пор дремавшие, пускают новые ветви, растущие, как описано, Замечательно, что сеянцы В. лозы имеют почки даже в углах своих семядоль и что эти почки могут разрастаться, как и другие. Усы В. лозы — не доросшие ветви. Они раздвоены, несут по чешуйке при основании и чрезвычайно прочны. Вверху лозы они переходят в соцветия: нередко можно видеть, что одна развилина несет цветы и плоды, а другая остается в прежнем виде. Посредством своих усов В. лоза цепляется за другие растения, взбираясь на самые высокие деревья, но она и сама более или менее крутится и, изгибаясь, охватывает древесные стволы. Старые лозы образуют настоящие стволы, прочная древесина которых может даже идти на довольно крупные поделки; так, напр. ворота собора в Сиенне сделаны из виноградного дерева. Листья В. лозы имеют рано отпадающие прилистники и хорошо развитые черешки. Их отгиб по общему очертанию почти круглый, но рассечен более или менее глубоко на пять лопастей, реже на три. Лопасти весьма различной ширины у разных пород и имеют по краям крупные и неровные зубцы. Опушение их тоже довольно различно. Мелкие зеленоватые цветы винограда образуют более или менее ветвистые метелки, превращающиеся в соплодия, называемые гроздьями, а нередко хотя и неправильно, кистями. Цветок винограда имеет 5 очень маленьких чашелистиков, столько же лепестков и тычинок; двугнездая завязь сидит на небольшом мясистом донце и заканчивается коротеньким столбиком. В гнездах по 2 семяпочки. Расцветая, лепестки внизу отрываются, а так как они вверху слипаются, то весь венчик спадает в виде колпачка. Плод В. лозы есть четырехсемянная ягода. Формою она бывает то совершенно шаровидная, то овальная и даже вверху заостренная; столбик у большинства остается при плоде в виде маленького носочка. Его величина и форма служит частью для распознавания пород. Величина виноградной ягоды весьма различив: так, напр., у сафьянного винограда, называемого также козьими сиськами (cici di capra), она бывает величиною со сливу, а у бессемянного коринфского (коринка) — иногда вдвое и втрое меньше обыкновенного лесного ореха. Цвет тоже различен: зеленый, желтый, желто-розовый, красноватый, почти черно-красный. Географическое распространение дикой В. лозы не легко установить потому, что в настоящее время трудно отличить дикую от одичалой. Благодаря древности возделывания винограда, он переносился человеком, где только представлялась возможность его культуры, а затем, с изменением экономических, а частью даже политических условий, местами его возделывание прекращалось и, предоставленный сам себе, он или исчезал, или дичал, превращаясь мало помалу из благородной породы в дикую, отличающуюся мелкостью и кислотою своих плодов. В новейшее время, в слоях третичного и четвертичного периода, а именно в южной Франции найдены явственные остатки нескольких уже отживших видов В. — V. praevinifera Sap. в верхнем миоцене, V. subintegra Sap. в нижнем плиоцене, V. salyorum Sap. et Mar. в плиоцене, и наконец V. vinifera diluviana в четвертичных туфах. Эти находки заставляют предполагать, что В. лоза существовала в Европе в мало измененном, а может быть, и в настоящем своем виде еще в доисторические времена. С другой стороны, предстоит разыскать откуда получили свое начало дикие или одичалые В. дозы: от доисторических европейских, или переселившихся из западной Азии, где особенно обильно произрастает В. лоза в диком состоянии. К последнему предположению приходят А. Декандоль, в своих знаменитых исследованиях об отечестве культурных растений, а также и палеонтологи Сапорта и Марион. Таким образом древнейшим отечеством нашей В. лозы должно считать Закавказье и страны окружающие восточное прибрежье Средиземного моря. Отсюда она распространилась сначала в Италию, а затем и в южную Францию, также как в северную Африку и Испанию. Во времена первого появления доисторического человека в Западной Европе еще произрастали теперь отжившие виды, но уже была и наша В. лоза, которая, благодаря своему могучему строению, а затем и человеческой культуре, мало-помалу образовала помеси с более древнею лозою и окончательно ее заменила. Культура В. дозы, по исследованиям Пикте, а затем и Гена; началась прежде всего именно в Западной Азии где дикая лоза и до сих пор обильно произрастает. Виноградарство и виноделие, по всей вероятности было известно и арийцам и семитам, которые и распространили растение и его возделывание по всем тем направлениям, куда они проникали. В Египет, напр., она могла быть распространена финикиянами. Там В. лозу разводили еще за 3 или за 4 тысячелетия до Р. X., как то явствует из находок в древнейших гробницах. В Китае, где земледелие древние, чем где-либо, В. лоза введена однако же сравнительно поздно, а именно за 122 года до Р. X. В настоящее время дикая или одичалая В. лоза попадается во всей Средиземной области, а местами (одичалая) и в южной Германии. В России одичалый виноград попадается в следующих крайних пунктах к северу: на берегах Прута и Буга, Днестра и Днепра (остров Хортица против Александровска), несколько южнее 48° с. ш.; далее на восток он уже одичалым и диким ближе кавказских предгорий не указан. Северный предел возделываемого для вина винограда изменился в западной Европе со средних веков. Тогда его разводили для виноделия в южной Англии, в Северной Франции и Германии, но с улучшением международных сношений и путей сообщения невыгодность разведения В. лозы в столь мало удобных для него странах принудила забросить там виноделие, а в настоящее время северный предел винодельного винограда отошел значительно к югу, а именно на берегах океана он начинается при устьях Луары (47°20'с. ш. ), далее во Франции, северный предел В. лозы подымается к северу, но идет повсюду довольно далеко от моря и не доходит до 50° сев. широты. Только в Бельгии северный предел виноделия пересекает эту параллель и проходит между Люттихом и Мастрихтом. В Германии крайние северные пункты виноделия Дюссельдорф на Рейне (51° сев. ш. с лишним), далее на восток указывается Мюлинг (около 52° с. ш. ), даже Потсдам и Берлин, но это уже скорее любительское препровождение времени, чем настоящая культура. Во всяком случае в Германии северный предел виноделия колеблется между 50° и 51° с. ш. В России виноделие начинается с Могилева-Подольского на Днестре (48°27'), идет на Шполу (49°), на Александровск на Днепре, а в последнее время даже на Екатеринослав (около 48°27'), на Пятизбинскую станицу на Дону (48°35'), на Сарепту при Волге (48°31'), а далее на восток чрез Гурьев-городок на Урале и даже несколько севернее. Таким образом северный предел настоящего не любительского виноделия во всей Европе колеблется между 47° и 50° с. ш. Любопытно, что он начинается во Франции и кончается в России почти под тою же широтою — там при впадении Луары, здесь при впадении Урала в Каспий. Необходимо однако же заметить, что при северном пределе винограда в России, его приходится зарывать землею на зиму, что впрочем, производится местами и в Венгрии. Севернее этого предела в западной Европе почти повсюду, за исключением Скандинавского полуострова, Дании и северной половины Британии виноград может еще разводится и часто разводится для плодов без укрытия. В России разведение садового винограда, особенно на шпалерах у стен, обращенных на юг может идти очень далеко: это происходит не только во всей Польше, Киеве, Харькове, Воронеже и пр., но даже еще на широте рязанского Ряжска и приволжского Вольска. Кроме нашей В. лозы, род Vitis заключает в себе еще несколько интересных. видов. У нас в Приамурском крае растет V. amurensia, амурский виноград, выдерживающий длинные и суровые зимы, с успехом разводимый и в Петербурге, но его плоды не съедобны. Он может служить превосходным декоративным растением, так как растет с такою же почти силой, как и обыкновенный виноград. Особое внимание обратили на себя в последние десятилетия некоторые американские виды винограда, не допускающие нападения филоксеры, этого насекомого истребившего большую часть французских виноградников и распространившегося уже до Кавказа, где оно произвело большие опустошения. На свойство некоторых американских сортов винограда обращено впервые внимание в 1869 году Лалиманом, с тех пор стали ввозить в Европу американские лозы, надеясь этим противодействовать филоксерной язве, но успех долгое время казался сомнительным. Оказалось, что далеко не все американские виды ограждены от филоксеры в равной степени, а некоторые и вовсе от ее не избавлены. Необходимо следовательно выбрать весьма тщательно сорта, что сильно затрудняется способностью их между собою смешиваться и давать плодовитые помеси. Благодаря превосходным исследованиям Мильярде это значительно облегчено. Названный ученый разъяснил также и самую причину, ограждающую разные виды винограда от филоксеры. Насекомое это нападает прежде всего на тонкие корневые мочки винограда, прокалывая их эпидерму. На местах уколов вздуваются желвачки, но не вследствие самого укола, а потому, что чрез проделанное, хотя и незаметное отверстие проникают в корешки бактерии и грибки, определяющие образование желвачков, а затем и гниение. С тонких корневых мочек насекомое переходит на более толстые и таким образом вся корневая система растения подвергается гниению и полному уничтожению, что влечет за собою гибель самого растения. В. лоза имеет, однако же способность ограждаться от гниения тем, что она может образовать под гниющим местом особого рода прочную ткань — внутреннюю перидерму, которая отделяет гниющее место от здорового. Этим способом однако же только задерживается гниение, а вполне не устраняется. К этому присоединяется у противодействующих филоксере сортов более прочная кожица и более толстая корка на корнях. Виды или сорта, одаренные такою прочною одеждою корней, смотря по большему или меньшему развитию, предохранительных тканей, ограждены и от филоксеры в различной степени. Вовсе не подвержены нападению этого насекомого следующие виды: Vitis rotundifolia, rubга, cardifolia, rupestris, riparia, cinerea, aestivalis. В слабой степени подвержены V. candicans, Lincecurnii, labrusca, californica; V. vinifera и V. amurensis, т. e. обыкновенный и амурский виноград, а также все до сих пор исследованные азиатские вовсе не способны сопротивляться филоксере. Помеси между огражденными от язвы тоже вполне от нее ограждены, иногда даже в большей степени, чем их производители. Помеси между огражденными и не огражденными представляют слабое сопротивление. Ошибки при замене европейских лоз американскими происходили именно от того, что не умели точным образом различать видов и сортов вполне огражденных от слабо или вовсе не огражденных. Европейская виноградная лоза вследствие древней культуры дала огромное число пород, их насчитывают до 2000. Она распространилась повсюду, где климат ей сколько-нибудь благоприятствует, где средняя температура трех летних месяцев не ниже 17°Ц., а средняя года не выше 20-22°Ц. Такие места имеются повсюду: в Персии, Индии, в Америке, в Австралии, на мысе Доброй Надежды; но ее разведение не повсюду одинаково успешно. В Америке, напр., она только в некоторых местах дала вполне хорошие результаты.

73
{"b":"4766","o":1}