ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A
Витебск, губерния и город (история).

Нынешняя Витебская губерния составляет часть Белоруссии, которую история застает заселенною отраслями следующих племен: литовского (по левую сторону Зап. Двины), латышского (преимущественно летьголы, по прав. берегу Зап. Двины) и наконец славянского. Кривичи, а по Беляеву — новгородские или ильменские славяне утвердились при впадении р. Полоты в З. Двину, основали г. Полотск и отсюда стали распространять славянскую колонизацию, придерживаясь течения рек. Впоследствии из их поселений образовалось Полоцкое княжество, в котором Витебск был одним из выдающихся городов. Время основания В. неизвестно, но несомненно, что он существовал уже в Х веке. Предание, записанное витебским летописцем, приписывает его основание великой княжне Ольге. Летописец же наш (у которого орфография В. варьируется: то Видбеск, то Бибдеск, то Битепеск, то Бидебск, то наконец Витепьск) впервые упоминает В. под 1021 г., когда Ярослав I дал Брячиславу, князю полоцкому, В. и Свяч (нын. Усвят). 80 лет после этого находился В. во власти полоцкого князя, сначала Брячислава, а потом его сына Всеслава. Но со смертью последнего, в 1101 г., из него и прилегающих к нему земель образовалось особое удельное Витебское княжество (ныне уезды Витебский и Городокский), в котором княжили в течение XII в. потомки Всеслава, в таком порядке: Роман (умер 1114 г.), Давид Ростиславич (умер 1165), Всеслав Василькович или Васильевич (умер 1175); Брячислав, брат Всеслава (умер 1180) и Василько Брячиславич (умер 1195). Происходившие в это время усобицы имели своим результатом ослабление В. и подчинение его князей власти смоленского князя. Это подчинение, однако, было непродолжительно; из актов XIII в. видно, что В. занимал в то время независимое положение.

В исходе первой половины XIII в. В. и Витебское княжество стали подвергаться нападениям литовских князей. В 1235 году Витебск был даже взят Ердзвиллом, сыном Рингольда; в княжение Миндовга В. овладел его племянник Викунт, сын Ердзвилла. В 1263 г. В. снова подпал власти литовского князя Герденя; в 1281 — 1297 г. В. находился в зависимости от смоленского князя. Последним В. князем был Ярослав Васильевич, дочь которого, Мария, была замужем за Ольгердом. Ярослав умер в 1320 г. и тогда Витебское княжество, перешедшее по наследству к Ольгерду, окончательно вошло в состав Литвы. Ольгерд отдал Витебск старшему своему сыну Андрею, потом Ягайле; после Ягайлы В. владел его меньшой брат Свидригайло, но не долго, так как Ягайло присоединил В. к своим коронным литовским владениям. Трижды Свидригайло возвращался в В. и мужественно защищался здесь против Витовта. По смерти Витовта (1430) Свидригайло опять вступил в борьбу за В. с Сигизмундом Кейстутьевичем, но около 1435 г. В. перешел в руки Казимира, который в 1441 г. даровал городу уставную грамоту («привилеи»), восстановлявшую прежние права и привилегии всех сословий, главным образом по отношению к городскому управлению и вероисповеданию. Около 1500 г. Витебское княжество было переименовано в воеводство, которое в то время состояло из двух поветов: Витебского и Оршанского, но обнимало ныне уезды: Витебский, Невельский, Ведижский, часть Лепельского и Городокского — Витебской губ., кроме того значительную часть Могилевской губ. и Борисовский уезд губ. Минской. Северозападная часть ныне Витебской губ. составляла Ливонское воеводство — Инфлянты, — из одного Динабургского повета, присоединенного к Польше от Ливонии по Оливскому договору (1660 г.). В это же время стали заявлять свои притязания на В. и московские великие князья. Много пострадал В. во время борьбы Литвы и Польши с Москвой; в 1502 — 36 гг. его окрестности были опустошены, а предместья и посады города выжжены до 5 раз, да с 1562 — 68 — дважды. Занятый русскими войсками, 22 ноября 1654 г., после 14-ти-недельной осады, В. по Андрусовскому договору был возвращен Литве. С 1700 по 1708 г., во время великой Северной войны, чрез него не раз проходили войска русские, польские и шведские, причем все брали нелегкие повинности натурой и деньгами. Когда Петр узнал, что жители В. сочувствовали польскому королю Станиславу Лещинскому, то за это приказал своим войскам сжечь город, что и было исполнено в сент. 1708 г. С этого времени В. обеднел; население его уменьшилось и торговля упала.

В XVII и XVIII вв. православной части населения Витебска, т. е. большинству жителей, пришлось не мало терпеть от иезуитов и католического духовенства, впервые проникшего сюда в конце XVI в. Особенно выдавался в этом отношении иосафат Кунцевич, прибывший в Витебск в 1622 г.; но в ноябре следующего года он был убит народом и потоплен в Двине. Виновники убийства были казнены, магдебургское право, дарованное Сигизмундом III в 1597 г., и другие права и привилегии, которые после Казимира подтверждались и расширялись при его преемниках, отняты и ратуши уничтожены. Хотя Владислав в 1641 г. и восстановил все права жителей В., но под условием: не быть в В. ни одному православному храму. По 1-му разделу Польши (1772 г.) Витебское воеводство отошло к России и В. стал провинциальным городом Псковской губ.; в 1777 г. В. переименован в уездный город Полоцкой губ., а в 1796 т., в соединении с Могилевом, составил новую Белорусскую губернию. В 1802 г. Белорусская губ. была разделена на две: Могилевскую и Витебскую, причем В., как. и в 1796 г., остался губернским городом, но теперь уже не Белорусской, а Витебской г.; название Белорусской применялось к ней, однако, до 1840 г. Из событий XIX в., непосредственно касавшихся В. и Витебской губ., самым выдающимся была война 1812 года. 16 поля в Витебск вступил Наполеон, который, пробыв здесь 16 дней, оставил гарнизон и временное управление. К концу октября французы очистили не только В., но пределы В. губ. О потерях, понесенных губерниею во время войны, можно судить по следующим цифрам: в 1811 г. населения в губернии числилось 352474 чел., а в 1816 г. — 315481 (убыль — 36953 чел.); в г. В. в 1812 г. было 6708 чел., а в 1813. — 4293 (убыль 2415 чел.); имущественные потери в г. В. простирались до 1687736 р. асс., а потери помещиков и дворян В. уезда — до 3 милл., по всей же губернии — свыше 20 милл. руб. асс.

С образованием генерал-губернаторства Витебской, Могилевской и Смоленской губ. В. стал местопребыванием генерал-губернатора и оставался им до 1856 г., когда эта должность в названных губерниях была упразднена. В 1856 г. Высочайше утвержден для г. В. след. герб: «в червленом поле серебряный всадник в вооружении, с поднятым мечем и круглым щитом, седло на серебряном поле червленое, покрытое трехконечным золотым, с лазуревою каймою, ковром. Щит увенчан Императорскою короною и окружен золотыми дубовыми листьями, соединенными Андреевской лентой».

Литература. См. Сапунов, «Витебская Старина» (вып. I-V); И. Д. Беляев, «Очерки истории Сев. зап. края Poccии» и «История Полоцка»; Коялович, «Чтения по истории Западной Poccии»; Турчинович, «Обозрение истории Белоруссии»; Без-Корнилович, «Исторические сведения о примечательнейших местах в Белоруссии»; «Витебская губерния» (истор. геогр. и стат. обзор, вып. 1. «История, природа, население и просвещение»; под ред. кн. Долгорукова, Витебск, 1890).

В. Рудаков.

Витовт

Витовт (полонизированное Витольд; в немецких актах Witowd, Witaut, Wytat и пр. ), сын троцкого и жмудского князя Кейстута от насильно взятой им в жены вайделотки Бируты, родился около 1350 года. С юных лет Витовт познакомился и с превратностями судьбы, и с походной, боевой жизнью: в 1363 г. он скрывался с отцом во владениях ордена, в 1370 г. был в походе Ольгерда и Кейстута на немцев, в 1372 г. — на Москву, в 1376 году опять ходил на немцев. В 1377 г. Ольгерду наследовал сын его Ягайло, которого Кейстут признал великим князем. Скоро, однако, между Кейстутом и Ягайлом возникли столкновения, окончившиеся тем, что Кейстут коварно был взят племянником в плен, отправлен в Крево и там задушен, а Витовта держали в заточении в Вильне (1382). Переодевшись в платье служанки жены своей, В. бежал к зятю своему, кн. мазовецкому Янушу, а потом ушел в Пруссию к магистру Немецкого ордена. Из Мариенбурга В. сносился с жмудинами, и его успехи среди жмуди испугали Ягайла; он освободил жену Витовта, которая и уехала к мужу. В то же время к В. собиралось множество князей и бояр литовских. Ягайло протестовал, напоминал трактаты, а магистр делал распоряжения о походе на Литву (1383), добившись перед тем от В. согласия креститься (при чем В. принял имя Виганда) и господствовать над Литвой в ленной зависимости от Ордена. Рыцари взяли Троки и, оставив там немецкий гарнизон, отдали их В., вместе с крепостью Мариенбург, для помещения там отовсюду стекавшейся к Витовту литвы. Но из Трок Ягайло и Скиргайло немцев вытеснили; сам В. должен был удалиться в Кенигсберг и опять поднимать Орден, уступая ему Жмудь, через которую пролегал путь из Пруссии в Инфлянты, и со стороны которой Орден окружал Литву. Вскоре В. одержал победу над Ягайлой, но пользы от ее никакой не было. В упомянутом договоре вопрос о наследии Литвы после Витовта обставлен был так, что Литовскому княжеству трудно было миновать немецких рук. Вскоре, однако, отношения между братьями-врагами приняли новое направление: В. стремился к обладанию Литвой, а Ягайло, по своим отношениям к Польше, хотел так или иначе успокоить его. Тайно, через бояр, Ягайло предложил брату удел из Бреста, Дрогичина, Мельника, Бедьска, Суража, Каменца, Волковыска и Гродна. В., с своей стороны, должен был поклясться Ягайле в верности и сыновнем почтении, предупреждать его о заговорах против него не вступаться в отчину, не сноситься ни с кем посольствами. Отчина В., Троки, оставлялась за Скиргайлом. В. принял условия и решился торжественно сбросить с себя опеку Ордена. Собравшись как бы в поход на Литву, он двинулся в Юргенбург и пригласил к себе на пир тамошнего комтура фон-Крусте. Во время пира родственник В., Судемунд, напал на крепость, сжег ее, гарнизон вырезал, сжег потом Мариенбург; та же участь постигла Мариенвердер, Нейгауз и др. (июль 1384 года). Перед этим походом, надо думать, Ягайло отдал В. Троки: последний дает этому городу 23 авг. 1884 г. писанную по-русски привилегию, в которой называет себя «нареченным во св. крещении Александром». Очевидно, разорвавши политические связи с орденом, он разорвал и религиозные, перейдя в православие. Магистр ордена, Цольнер фон-Ротенштейн, напрасно старался перетянуть В. на свою сторону; братья уехали в Краков, где В. опять принял католичество, продолжая, впрочем, называться Александром. Согласие между Ягайлом и В. скоро порвалось: Ягайло объявил Скиргайла вел. кн. литовским и акт об этом подписал на охоте, тайно от Витовта; при этом Скиргайло оставался и князем троцким, что особенно должно было возмущать В., так как Троцкое княжество считалось его отчиной. В. оставался только при своем Подлясье и назывался князем гродненским. Наконец, 3 мая 1388 г., он сложил с себя все обязательства по отношению к королю и польской короне. Тогда Ягайло увеличил его удел землями на Волыни, отдал ему Луцк и Владимир. Но скоро (1389) опять обнаружились недоверие и недоброжелательства со стороны Ягайла. В. собрал тайный совет из бояр и, видя сочувствие к себе последних, составил план овладеть Вильной хитростью. Хитрость не удалась, и ему ничего не оставалось, как только опять броситься в объятия Ордена. В начале 1390 г. он подписал трактата с Орденом, взяв на себя все прежние по отношению к Ордену обязательства. В. обратился к Жмуди, где память отца его была еще свежа. Съезд жмудинов и прусских рыцарей в Кенигсберге окончился союзом двух народностей против общих врагов и установлением торговых отношений. В актах этого съезда В. назван королем, но сам себя он именует еще князем Литвы. Вскоре после того состоялось бракосочетание дочери В., Софьи, с вед. князем московским Василием (янв. 1391 г.). Новый поход на Литву состоялся при магистре Конраде Валленроде (1392). Рыцари поставили под Ковно две крепости, которые, вместе с Риттерсвертом, отдали Витовту и, оставив ему часть войска, посоветовали самому добывать Литву и просить помощи у Москвы. Скоро В. овладел Гродном; дела его пошли так, что, казалось, вся Литва скоро будет в его руках. Ягайло начал переговоры с братом, обещая дать ему удел отца его. В надежде со временем получить еще более, Витовт, приняв предложение короля, под благовидными предлогами высвободил из рук Ордена всех родных и друзей, бывших там заложниками, и оставил, для уничтожения подозрения, одного брата Конрада. Ничего не подозревая, рыцари строили для него новые крепости, в которые сажали свои гарнизоны, как вдруг В. обратился против них. Тогда немцы сожгли Сураж и уничтожили Гродно. В. не мог препятствовать им, потому что, по поручению короля, ходил на Корибута и Скиргайла, которого выгнал из Витебска. Исполняя поручено короля, Витовт действовал в свою пользу: Витебск он взял себе. Пристроивши Скиргайла в Киеве, Ягайло объявил В. вел. князем литовским (supremus dux Lituaniae), под своим верховенством, которое было почти только номинальным. Границы Литвы начали расширяться: В. взял Оршу, покорил друцких князей и овладел в 1395 г. Смоленском; в это время в руках его была почти вся земля Вятичей; на юге он отнял Подолье у Кориатовичей, а потом получил от Ягайла и коронное Подолье, так что Владения его, соприкасавшиеся на западе с Червонной Русью, на юге и востоке доходили почти до самых татарских улусов, которым он сильно давал себя чувствовать. Он принимал у себя изгнанных ханов (Тохтамыш), однажды сам поставил хана орде, под Азовом взял целый татарский улус, который, расселил недалеко от Вильны по р. Ваке. Но, в свою очередь, и он понес страшное поражение, на берегах р. Ворсклы, от Тимура и Эдигея (1399). Этим воспользовался рязанский князь Олег и доставил Смоленск зятю своему, Юрию Святославичу, но через три года (1404) Витовт опять овладел им; затем он обратился на Псковскую область, почему произошел разрыв с Москвой: войска московские ходили на Литву. В. выступил против Москвы, но на Угре заключен был мир, может быть потому, что московский князь знал уже о намерении Эдигея идти на Москву (1407). Между тем Ягайло готовился к войне с Орденом и звал к себе Витовта на помощь. 15 июля 1410 года разразилась Грюнвальдская (под Танненбергом) битва, в которой магистр со многими рыцарями сложили свои головы. Хотя В., кажется в честолюбивых видах, и не хотел продолжать дальнейшего наступления на Орден для его уничтожения и последний пока оставался в покое, тем не менее эта битва была предвестницей того, что Польша будет обладать Пруссией, а Литва — Инфлянтами. Теперь начинают выступать наружу заветные мечты В.: еще раньше устранив претендента на Литву Свидригайла и почувствовав под собою твердую в политическом отношении почву, он задумал обособить государство и в церковном отношении, и для того хотел иметь особого митрополита для своих православных подданных. Новогрудский собор (1414) из православных епископов избрал в это звание Григория Самблака. К концу первой четверти XV века дела В. сложились так, что московский, тверской и рязанский князья заключили с ним весьма выгодные для него договоры: московский обещал не помогать Новгороду и Пскову, тверской и рязанский — быть его союзниками, врагами его врагов. В 1426 году В. ходил на Псков, в 1428 г. — на Новгородскую область, с которой взят большой откуп. Теперь ему не доставало только королевского венца, но он решился добиться и последнего, в чем содействовал ему, в своих видах на Польшу, император Сигизмунд. Под предлогом составления коалиции против турок, В. пригласил к себе в Луцк соседних владетельных государей. В начале 1429 г. Сигизмунд явился, к нему, с целью возложить на его голову королевскую корону и в то же время поссорить его с Ягайлой. Польские паны употребляли все усилия; чтобы уничтожить планы Сигизмунда. Ягайло и раньше, и теперь уступал В. свою корону, но тот не хотел взять ее от брата и вновь приглашал соседей в Вильну, уже на коронацию, в 1430 г. В числе немногих князей, которых ожидал В., явился неожиданно и Ягайло. В Вильне и Троках начались пиры. Но польские паны не дремали: папа восстановлен был против затеи Витовта; королевская корона, предназначенная для него Сигизмундом, на пути из Венгрии была перехвачена польскими панами, и пиры кончились ничем. Слабый и давно уже больной, Витовт от досады и горя скончался в том же году. Литва, под конец его княжения, начинает принимать вид крепкого и благоустроенного государства: он уничтожает уделы, многим городам дает самоуправление (магдебургское право), уравнивает в правах народности и даже, по приобретении Луцка, евреям дает такие же права, какими пользовались их собратья во Львове. Обособляясь политически от Польши, он допускает, через ее посредство, сильное европейское влияние на смягчение нравов и обычаев своей земли.

78
{"b":"4766","o":1}