Содержание  
A
A
1
2
3
...
85
86
87
...
124

Во время нерестования наружный вид В. несколько изменяется; весною, иногда задолго до метания икры, начинается усиленная деятельность наружных покровов тела, выделяющая много слизи, которая густеет и покрывает все туловище. Как у самцов, так и у самок образуются на чешуйках кожи особые бородавки, сперва белого цвета, потом темнеющие, с острой и очень твердой вершиной. Голова частью покрывается большими беловатыми наростами в виде опухоли. Образуется так называемый «брачный наряд». Перед наступлением периода размножения, В. перестает принимать пищу; желудок в это время у ее пустой или наполнен одной слизью; она живет теперь на счет своего жира, которым бывает тем богаче, чем раньше вошла в реку. После метания икры В. становится так худа, что голова ее выглядит вдвое толще остального туловища, которое принимает очень узкую, удлиненную форму и более темный цвет. Такая В. уходит из реки опять в море, где теряет свой брачный наряд и жадно бросается на корм. Рыбу, выметавшую икру и уходящую обратно в море, в низовьях Волги называют покатною, она идет вниз по реке уже не таким сплошным косяком, как идущая вверх. С половины мая уже до следующего года в реке не попадается ни одного экземпляра морской В. Выклюнувшиеся из икры мальки В., по-видимому, тоже тотчас же уходят в море, где и проводят, вероятно, всю жизнь до наступления половой зрелости.

Различают еще особую, так называемую жилую воблу, которая живет постоянно в устьях Волги, никогда не удаляясь в море; по своему внешнему виду она представляет как бы промежуточную ступень между настоящей воблой и обыкновенной речной плотвой. Эта жилая вобла к концу лета, в июле и в августе, отъедается до того, что все мясо и внутренности ее, а иногда и основание плавников, прорастают жиром; к зиме она выбирает себе ямы и, подобно другим речным рыбам, залегает в них неподвижно, впадая в спячку. — Морская В. к зиме, разжиревшая почти так же, как и жилая, подходит близко к берегам и перезимовывает перед самым устьем Волги, чтобы весною снова двинуться в реку. Перед зимней спячкой В. выделяет обильную слизь, обволакивающую все тело ее густым слоем; эта слизь известна под именем слепа или рубашки и вероятно предохраняет рыбу от влияния холодной воды. Зимний сон В. — это полусонное, полубодрственное состояние, при котором рыба ничего не ест и лежит неподвижно на дне ям и омутов.

В старину, когда на рыбных промыслах эксплуатировались, главным образом, ценные породы рыб, В., наполнявшая собою все невода, просто выкидывалась назад в реку, или даже прямо на берег, и гибла в бесчисленном множестве. Но с развитием рыбопромышленности В. стала предметом лова даже у крупных промышленников. Так как В. идет в Волгу вообще ранее сельди, а для лова последней рабочие нанимаются заблаговременно, но, пока сельдь не появилась в реке, рабочие ловят и приготовляют воблу. На некоторых промыслах за этот короткий промежуток времени успевают заготовить ее до 3 и более миллионов; однако, главную массу воблы заготовляют до сих пор мелкие промышленники, партиями от 100 до 300 и более тысяч. Для продажи В. приготовляется в двух видах: копченкой и карбовкой. Первым способом приготовляют преимущественно раннюю, так наз. подледную воблу (т.е. идущую в Волгу, когда она еще покрыта льдом), с малоразвитою икрою. Подледная вобла требует меньше соли, и кладется поэтому в рассол целиком, без всяких надрезов; карбовкой приготовляют позднюю В., у которой уже крупная икра; карбовка требует более соли, и, чтобы она лучше просолилась, на такой В. делают с боков надрезы. И при том и при другом способе приготовления, В. солится целиком, со всеми внутренностями. Для этого пойманную рыбу нижут на мочалы по 6 (редко по 8) штук и укладывают ее рядами в лари (иногда просто в бочки), пересыпая каждый ряд солью. Для соления В. обыкновенно берут старый тузлук (соляной раствор), в котором уже солилась красная рыба; только в том случае, если желают, чтобы рыба скорее просолилась, прибавляют к нему новой соли. В., положенная в тузлук живою, выходит вкусом лучшего качества, так как, наглотавшись рассола, она просаливается ровнее, как изнутри, так и снаружи. В тузлуке В. держат 3-4 дня, в холодное время и до недели; случается, что ее вынимают и через сутки, если у промышленника не хватает посуды для посола всей пойманной рыбы. После соления В. вялят, для чего развешивают на вешила, устроенные на открытом воздухе. В ясное время и при ветре, обдувающем рыбу со всех сторон, В. через неделю бывает уже готова и поступает в продажу; обыкновенно же В. не дают выспеть на вешилах до надлежащей степени, а снимают ее полусырую, так что досыхать ей приходится уже на пароходных баржах, где ее складывают на палубах для большего доступа воздуха. Вообще соление и вяление воблы производится весьма небрежно. От недостаточно просоленной рыбы бывает нестерпимая вонь; тем не менее и она поступает в продажу, хотя и по невысокой цене. Иногда, впрочем, вяленую воблу подвергают еще и копчению, отчего качество ее и цена значительно возвышаются. Вырывают в земле более или менее глубокие ямы, в виде погребов, которые сверху прикрываются досками или хворостом и, кроме того, засыпаются землей; для доступа воздуха оставляется небольшое отверстие, которое служит также и входом в погреб. В. здесь снова развешивают, а на дне ямы разводят огонь, который дает сильный дым, наполняющий яму и медленно выходящий наружу. Копчение продолжается дня три или четыре; такие коптильни сосредоточены в Астрахани. В последнее время развилось приготовление соленой икры В., которая идет исключительно в Константинополь, и составляет предмет потребления низших классов населения Турции и Греции; икра эта называется «тарама». См. Сабанеев, «Рыбы России»; Яковлев, «Заметка о каспийской вобле» («Природа», книга 2, 1873).

В. Ф.

Водевиль

Водевиль. Франц. слово Vaudeville происходит от слова Vaux-de-Vire, т. е. долина г. Вира в Нормандии, место рождения народного поэта Оливье Басселена, который здесь впервые стал слагать юмористические песенки, названные водевирами, а позднее водевилями. В XV и XVI стол. эти песни-водевили, слагавшиеся неизвестными авторами в сатирическо-юмористическом духе по поводу разных событий политической жизни, сделались очень популярными во Франции и распевались бродячими певцами, между прочим, на мосту Пон-Нёф в Париже (отсюда их стали часто называть пон-нефами). Иногда, впрочем, В. не имел сатирического содержания и являлся простой застольной веселой песнью. Как лучшие слагатели В. песен в ХVIII в. известны Пирон, Панар и Коллэ, печатавшиe их в «Almanach dea Muses». В 1792 — 1793 гг. появились две книжки: «Constitution en vaudevilles» (Merchant) и «La Republique en vaudevilles», в которых новые учреждения изображались в юмористическом виде.

Превращение водевильных песен в особый род драматических произведений произошло не ранее XVIII века. Антрепренёры ярмарочных театров вставляли иногда в пьесы подходящие песенки-В. С 1712. года Лесаж, Фюзелье и Дорневаль начали сочинять пьесы с водевилями, Лесаж издал сборник: «Theatre de la Foire ou L'Оpera Comique, contenant les meilleures pieces, qui out ete representees aux foires de Saint Germain et de Saint Laurent. avec une table de tous les vaudeirilles et autres airs etc.» (Париж, 1721 — 37). В 1753 г. Вадэ сделал первую попытку специально заказать музыку к сочиненной им пьесе: «Les Тгоqueurs». Седэн, Ансом, Фавар и др. последовали его примеру; музыку для них писали Гретри, Филидор, Моасиньи и др. Мало помалу новая музыка вытеснила мотивы старых водевилей: стали появляться пьесы переходного типа, которые не совсем правильно были названы комическими операми (вероятно, от имени театра Operacomique, где впервые они стали даваться). По мере того как разговорная часть в этих пьесах увеличивалась и действие стало прерываться только вставными куплетами, этот новый жанр драматических произведений вылился в той своеобразной форме, которую без существенных изменений сохранил современный В. В 1792 г., когда была провозглашена свобода театров, в Париже была открыта специальная водевильная сцена, которая и называлась Theatre Vaudeville. Из водевилистов, произведёния которых имели успех в эпоху первой империи и реставрации, назовем Дюпати, Дезожье, Баяра, Мельвиля и знаменитого Скриба, который считается творцом В. новейшей формации; позже в том же жанре прославился Лабиш. В. до настоящего времени остается своеобразным продуктом французского esprit, нося на себе отпечаток легкой элегантной парижской жизни, с ее красивой, жизнерадостной чувственностью и тонкой, ничего не щадящей остроумной фразой.

86
{"b":"4766","o":1}