ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Э. Брандт.

Волки повсеместно причисляются к самым вредным изо всех хищников, за исключением разве одних тигров; довольно ценный мех их не может вознаградить и малейшей части убытков, которые терпит от них сельское хозяйство и даже само население, ежегодно теряющее в одной Европейской России от 50 до 100 человек, заеденных волками (по сведениям центрального статистического комитета, с 1870 по 1887 г., в 49 губерниях Европейской Poccии и Привислянском крае всего заедено зверями 1445 человек). Вследствие такого значения волков, в Западной Европе издавна уже ведется упорное преследование их, но не смотря на это, от них совершенно избавилась одна Великобритания, и то благодаря своему островному положению, в других же государствах волчий вопрос продолжает существовать и, местами, имеет даже более или менее острый характер. Так как в Германии, по установившемуся обычаю, при появлении волков, все окрестное население ополчается против них и, под умелым руководством лесничих, всегда успешно истребляет их, то, в настоящее время, число волков в ней незначительно, за исключением, однако, Эльзаса и Лотарингии, где их еще много. В Италии, Бельгии, Голландии и Дании волков мало. На Скандинавском полуострове, благодаря принимаемым с 1856 г. энергичным мерам, число волков также сильно уменьшилось. Во Франции такие меры принимались еще с начала текущего века, при чем были учреждены особые правительственные егеря (lieutenants de louveterie). Но неурядицы во Франции, столько раз повторявшееся в последнем столетии, всегда имели своим последствием увеличение количества волков. После Франко-прусской войны они настолько размножились, что правительство республики было вынуждено повысить выдаваемые за убитых зверей премии до 40 франков за волчонка, 100 франков за волка или холостую волчицу и 150 фр. за щенную волчицу. Насколько такая мера была удачна, видно из того, что вместо убитых, напр. в 1883 году 1065 волков, в 1889 г. было убито их только 515 штук, за которых уплачено 35720 фр. премий. В Испании волков еще более, чем во Франции, и, по-видимому, никаких мер против них не принимают. Систематическому и весьма успешному преследованию они подвергаются в Швейцарии и Австро-Венгрии, в которой назначена премия за волчицу в 25 флоринов, за волка самца — 20 флоринов и за волчонка — 10 фл. Балканский полуостров обилием волков может соперничать с Россией, причем всего больше их там в Болгарии, в которой, напр., в 1889 году, было убито 633 волка, за которые выдано 5365 фр. премии.

Наибольшее значение, в сравнении с остальными государствами, волчий вопрос имеет в России. В 1874 году губернаторы 45 губерний Европейской России (за исключением области Войска Донского, Уральской области, Подольской губернии, Кавказа и Финляндии) представили данные об убытках, которое несет сельское население от волков. Убытки эти были определены ими в 8 миллионов рублей ежегодно, так как по собранным сведениям, волками, каждый год, заедалось слишком 750000 голов крупного и мелкого скота, но член совета министра внутренних дел г. Лазаревский, которому было поручено правительством разработать представленный губернаторами материал, нашел, что последний далеко не рисует настоящей картины хищений в крестьянском хозяйстве. Исправив и пополнив этот материал на основании отчетов земских управ и других сведений. Лазаревский пришел к заключению, что общая по Европейской России цифра убытков от волков восходит до 15 миллионов руб. ежегодно, не считая промышляемой волками дичи, оцениваемой тем же исследователем не менее, чем в 50 миллионов рублей. Наилучшим средством для истребления В. Лазаревский считал отравление его стрихнином, по способу Валевского, с тем, чтобы за каждого отравленного волка правительство уплачивало премию в 10 рублей, из двухмиллионного капитала, который должен быть для того собран, в виде полукопеечного налога с каждой десятины земли в Империи. Для подробного рассмотрения брошюры г. Лазаревского: «Об истреблении волком домашнего скота и дичи и об истреблении волка» была назначена особая комиссия, которая, признав вред от волков весьма значительным, а отравление — единственным удовлетворительным способом для его истребления, нашла, тем не менее, предлагаемый налог неудобоосуществимым. Считая, затем, достаточным ограничить премии за убитых волков 3-5 рублями, комиссия пришла к заключению, что истребление волков должно быть возложено на земские учреждения. Заключение это было утверждено министром внутренних дел (в 1876 г.). Очень многие земства высказались против употребления отравы и ограничиваются выдачей незначительной премии от 1 до 5 руб. за каждого убитого волка; другие выписывают, для раздачи промышленникам; стрихнинные пилюли, приготовленные по способу Валевского, и, наконец, некоторые, напр. бессарабское, предоставляют устройство волчьих охот особым участковым ловчим. Результаты борьбы с волками до сих пор настолько ничтожны, что волчий вопрос должен быть признаваем неразрешенным и по настоящее время. В Привислянском крае волков очень мало, так что против них никаких особенных мер не принимается; в Финляндии, где их много, они истребляются, тоже не вполне удачно, особыми ловчими. Способы истребления волков отличаются чрезвычайным разнообразием. Не касаясь общих для всех зверей охот с борзыми и гончими собаками, облавой, со псковичами и с беркутами, упомянем о следующих специальных способах добывания волков.

Охота с поросенком, возникшая первоначально в Литве и Малороссии, производится в тихие и лунные зимние ночи. Охотники, в числе двух-трех человек, садятся с ружьями в крестьянские розвальни и ездят по проселочным дорогам, приманивая бродящих в окрестности волков криком взятого с собою поросенка, которого заставляют визжать. Сзади розвальней привязывают к веревке, длиною около 20-25 аршин, так называемый потаск, который делается из набитого сеном или соломой небольшого продолговатого мешка, формой своей напоминающего бегущего сзади саней поросенка. Когда, привлеченные криком поросенка, волки бросаются к потаску, охотники стреляют в них.

Охота на падали производится, обыкновенно, из ям, вырываемых в верстах двух от селения, на опушке мелколесья, близ перекрестка малоезжих дорог. Ямы эти вырываются еще осенью, закрываются сверху плетневыми щитиками и забрасываются хворостом, при чем оставляются небольшие бойницы по направленно к падали, обыкновенно лошадиной туше, которая кладется шагах в 20-30 от засады. Зимой, когда волки начнут ходить на падаль, охотники ночью подстерегают их из ям и стреляют в них.

Заганивание волков производится во всех степных окраинах Европейской и Азиатской Poccии: в Бессарабии, Новороссии, в крымских, донских, калмыцких, оренбургских, барабинских и забайкальских степях. Зверь преследуется по глубокому рыхлому снегу конными охотниками до истощения сил и, затем, или убивается или же сострунивается (связывается) и берется живьем. Спугнув волков с привады (с падали) или с места их лежки, партия охотников разделяется: одни из них, с гиканьем и свистом, летят во весь опор на зверей, для того, чтобы разбить их и заставить каждого из них прокладывать по снегу отдельный след, прочие же охотники едут за ними вслед на рысях. Как только стая В. рассыплется, все уже всадники едут рысью, при чем каждый из них гонит намеченного им В. Молодого В. можно нагнать на 2-4 верстах, старый же (матерый) заганивается с трудом даже и на 10 верстах. Загнанные звери убиваются на ходу ударом нагайки или так называемого набалдашника (дубины с толстой шишкой на конце, в Сибири — батик) по переносью. На севере, в тундрах, В. заганиваются или на лыжах, или на оленях, запряженных обыкновенно тройкой; в нарты), при чем в загнанных зверей или стреляют или же бросают в них коек — нож, привязанный к палке.

Истребление волчат в гнездах их, летом, несмотря на безусловную радикальность этой меры, производится лишь в Сибири и только в некоторых губерниях Европейской России; в других же существует поверье, что В., у которых разорено гнездо, непременно будут мстить ближайшей деревне или даже тому же самому лицу, которое перебило волчат, а потому, вместо истребления последних, крестьяне, нашедшие волчье гнездо, изувечивают волчат, ломая и перерезывая им суставы или выкалывая им глаза и только осенью устраивают на этих калек облаву и убивают их, иногда просто палками.

94
{"b":"4766","o":1}