ЛитМир - Электронная Библиотека

Сюзанна Брокман

Одно мгновенье до любви

Посвящается отважным мужчинам и женщинам, боровшимся за свободу во время Второй мировой войны. Я приношу им мою самую искреннюю и глубокую благодарность.

Пролог

Весна

Когда пилот ткнулся лбом в приборную панель, а вертолет пошел носом к земле, положение, и до того бывшее плохим, стало еще хуже.

Лейтенант отряда «Морских львов» американских военно-морских сил Том Паолетти, схватившись за рукоятку управления, направил вертолет снова в небо. Лопес и Джаз в это время делали все возможное, чтобы не допустить гибели пилота от потери крови.

Элитное подразделение «Эс-Оу» из восьми человек оказалось в этой проклятой стране ради того, чтобы обеспечить благополучный отъезд супруги одного из дипломатов. Миссия была достаточно ответственной, чтобы поручить ее лейтенанту Паолетти, командиру шестнадцатого экипажа «Морских львов». Приказ на проведение операции исходил от самого адмирала Чипа Кроули.

В разговоре с Томом Кроули выразил надежду, что появление спецотряда, в котором заместителем Тома будет знаменитый лейтенант второй статьи Каспер Джекет по прозвищу Джаз, заставит этих фашистских псов поджать хвосты.

Адмирал весьма рассчитывал на то, что Том, с его рядами орденских планок на груди, со спокойным повелительным голосом и открытой, располагающей улыбкой, сможет произвести впечатление на этих жирных обжор и заставить их отпустить миссис Хэмптон на все четыре стороны.

Надеялся адмирал и на тот эффект, который неизменно производил Джаз, с его шестью фугами роста, широченными плечами и суровым лицом; черный, молчаливый, он выглядел довольно зловеще. С таким человеком вполне достаточно было послать совсем небольшой отряд в восемь человек.

Местное правительство утверждало, что никто не удерживает миссис Хэмптон помимо ее воли, поэтому Том и его отряд спокойно прилетели в эту страну коммерческим рейсом, взяли в аэропорту напрокат фургон и направились в отель, где проживала чета Хэмптон до того момента, как Рональд Хэмптон отправился в однодневную поездку в соседнюю страну. Без супруги, что оказалось ошибкой. За этот день политическая ситуация в регионе изменилась столь резко, что Рональду и сопровождающим его лицам обратно вернуться не разрешили.

Узнав, что миссис Хэмптон находится в отеле, Том облегченно вздохнул — похоже, дело ограничится тем, что они просто проводят даму в аэропорт, избежав ненужных инцидентов. В радужном настроении он со своей командой попивал охлажденный чай в приятно прохладном саду, пока миссис Хэмптон паковала свои вещи.

Его настроение несколько упало при виде шести огромных чемоданов миссис Хэмптон, которые были торжественно внесены в сад.

Миссис Вильгельмина Хэмптон принадлежала к тому редкому типу женщин, которые и в пятьдесят могли бы выйти на теннисный корт с ракеткой в одной руке и сигаретой или рюмкой мартини — в другой. На лице миссис Хэмптон не было особой радости от появления целой оравы сопровождающих. Когда же Том предложил ей оставить большую часть чемоданов (поскольку досмотр местными властями мог привести к ненужной задержке), ее лицо возмущенно исказилось, и миссис Хэмптон принялась возражать столь энергично, что у Тома возникло сомнение, стоит ли Соединенным Штатам прилагать такие усилия, чтобы вызволить эту даму с чужой территории.

Том напомнил — не очень деликатно, поскольку деликатно у него не получилось, — что временные задержки в период политической смуты склонны превращаться в постоянные. Хотя стенания от этого не прекратились, они стали на тон ниже, и в результате миссис Хэмптон оставила себе только три чемодана.

Том препоручил ее старшине третьей статьи Марку Дженкинсу — самому младшему из спецотряда, парню с открытым, красивым, почти ангельским лицом, которое скорее подошло бы мальчику из церковного хора. Но эта внешность была обманчива — Дженкинс лез во все авантюры, которые только находил, а потом хвастал напропалую, преувеличивая опасности в десятки раз. Но сейчас Дженкинс подарил миссис Хэмптон свою самую обаятельную улыбку, поинтересовался здоровьем ее внуков и проводил к самому безопасному сиденью в центре фургона.

Когда их фургон покинул место парковки у отеля, О'Лири показал на черную машину, движущуюся позади них:

— Черный седан, и в нем шесть человек.

Черный седан ехал за ними следом.

Тома это не удивило. Его удивило бы, если бы хвоста за ними не оказалось.

Дженкинс и Лопес все еще успокаивали миссис Хэмптон по поводу оставленных ею вещей, как вдруг раздался звук сирены.

Сидевший за рулем энсинnote 1 Сэм Старрет с тревогой поднял глаза к зеркалу заднего вида — и встретил взгляд Тома.

— Спокойно, — произнес Том.

До тех пор пока они не будут знать наверняка, что сирена адресована именно им, давать полный газ было бы попросту глупо. Это могло спровоцировать полицию броситься вдогонку. Пока что следовало просто не привлекать внимания. Правительство заявляло, что даст миссис Хэмптон возможность спокойно уехать из страны. Так что суетиться не было необходимости.

Но сидящий рядом с водителем старшина первой статьи Кении Кэрмоуди по прозвищу Компьютерный Маньяк, вращая ручку настройки своего радиоприемника, поймал полицейскую волну и повернулся к энсину Джону Нилсону, выполнявшему в спецотряде роль переводчика.

— Четыре машины и один армейский грузовик с целым взводом солдат направляются от аэропорта, нас попытаются задержать, а если это будет необходимо, то применят силу, — доложил Нилсон.

Компьютерный Маньяк обернулся к Тому. Его голос звучал почти весело:

— «План Б», ваша светлость?

Адмирал Кроули настоятельно рекомендовал использовать силу только в самом крайнем случае. Том знал, что если его отряд сделает хоть один выстрел, ему придется давать массу объяснений. Но он бы предпочел несколько неприятных часов перед столом Кроули, чем пяток лет в какой-нибудь вонючей тюремной камере вместе со своим подразделением и прекрасной миссис Хэмптон в ожидании, когда переписка по линии международной амнистии смягчит сердца их тюремщиков.

«План Б» в этом свете выглядел куда привлекательнее.

— Переходим к «плану Б».

Едва лишь эти слова сорвались с губ Тома, как О'Лири выстрелом из пистолета чуть не пробил правое колесо преследовавшей их машины.

Старрет резко взял вправо, свернув на боковую дорогу. За машиной тут же взвилось накрывшее седан облако пыли.

— Миссис Хэмптон, мэм. Хотя нас и уверяли, что нам дадут возможность свободно покинуть страну чартерным рейсом, мы подготовились и к другому варианту отъезда. У нас есть вертолет «Морской ястреб», который ждет нас при выезде из города. Лейтенант Паолетти считает, что самым разумным для нас будет воспользоваться вертолетом.

— Лейтенант, я жму на газ, — выкрикнул Старрет, — но это дерьмо не дает мне сделать больше сорока пяти.

Машину бешено трясло на изрытой колдобинами узкой дороге, для которой и скорость в сорок пять миль в час казалась кошмарной. Но Том знал, что если за ними действительно гонятся, то скорость в сорок пять абсолютно недостаточна.

Неудивительно, что Старрету было столь трудно вести машину. В порядком изношенном фургоне находились восемь крупных мужчин, женщина, которую нельзя было отнести к худеньким, и три весьма тяжелых чемодана.

Чтобы ускорить ход, следовало избавиться от какой-нибудь лишней вещи. В фургоне их было три.

Том встретился взглядом с Джазом. Джаз прекрасно понял, о чем он подумал, — и это было хорошо, поскольку вслух этого говорить не следовало. Миссис Хэмптон и так была расстроена сверх всякой меры. Однако О'Лири, сидящий сзади вместе с чемоданами, угадывать мысли не умел.

— О'Лири, помоги мне продуть балласт, — скомандовал Джаз зычным командирским басом.

вернуться

Note1

Первичное офицерское звание в военно-морском флоте США.

1
{"b":"4767","o":1}