1
2
3
...
14
15
16
...
55

Когда Джо перевел эти слова, Сибела тихо рассмеялась. Потом отвернулась.

— Не говори ему, — сказала она Джо. — Но я этому не верю.

Она вышла.

— Я понял ее слова, — сказал Чарлз, когда Сибела покинула комнату. — Но она не права. Я не отношусь к таким, как вы.

Сибела окликнула с лестницы всех, чтобы они вышли и дали раненому отдохнуть. С ее уходом в комнате словно потемнело. Даже воздух, казалось, стал горячее и тяжелее. Доминик и оба Люка поспешили к выходу. Джо тоже повернулся к двери, но Чарлз схватил его за рукав.

— Я другой, — произнес он. — А вы? Вы из Управления стратегических служб?

— Чем меньше вы будете знать обо всех нас, тем лучше.

— Вот как! Я слышал, что Сибела называла вас Джузеппе. Надеюсь, вы меня сейчас не зарежете, Джо?

— Пока идет война и я нахожусь здесь, я — итальянец, а не американец. Не привыкайте звать меня Джо. Если вы не прекратите меня так называть, я могу погибнуть.

— Вы определенно из Управления стратегических служб, — буркнул Чарлз, закуривая новую сигарету. — Я слышал о ваших парнях и их делах в тылу противника. Но меня все это делать вы не заставите.

— Тем не менее вы здесь.

— Не по своей воле. У меня создалось впечатление, что эта девчонка — Сибела — думает, что, как только я поправлюсь, ваши люди помогут мне вернуться в мое подразделение.

— «Эта девчонка», — заметил Джо, — хозяйка дома, где мы прячемся. И именно она — командир тех людей, которых вы видели. Именно она командир, а не я. Эти люди работают со мной, но не на меня.

Лейтенант с недоумением взглянул на дверь, за которой исчезла Сибела.

— Не может быть. Она — генерал этой пестрой армии? Она же так…

Красива. Женственна. Точеная, как статуэтка. Но в пленительных темных глазах Сибелы была видна твердая, как сталь, решимость — и несгибаемая стойкость.

— Среди лучших диверсантов, насколько я знаю, есть и женщины, — сказал Джо. — Сибела и ее друзья подкладывают мины под железнодорожные пути, дают информацию о складах боеприпасов и перемещении войск. Даже изображение буквы "V" на стенах помогает подавить дух немцев.

— В странный мир мы попали, — задумчиво произнес Чарлз. Затем покачал головой. — Не могу себе представить, чтобы моя жена Дженни взрывала бы железнодорожные вагоны. Не думаю, что она сможет сама открыть даже банку с краской. — Вас удивит, когда вы увидите, на что способны люди, когда их вынуждают к этому обстоятельства, — заметил Джо. Итак, у Чарлза есть жена. Эта новость, к его удивлению, Джо очень обрадовала. Словно он ожидал каких-то перемен в отношениях с Сибелой, а Чарлз этому мешал. Но надеяться на какие-то отношения с этой женщиной было просто смешно. Она была недоступна. Это было само воплощение Жанны д'Арк, посвятившей всю себя освобождению страны. Она напоминала ангела, которым можно было восхищаться издали, ангела, лишенного человеческих желаний и парящего где-то высоко в небе.

— Ты не поговоришь обо мне с Сибелой? — спросил Чарлз. — Скажи ей, что я не хочу ждать. Я хочу вернуться за линию фронта как можно скорее.

— Это не так просто. Линия фронта проходит далеко на западе и севере. Бои идут очень тяжелые — немцев выгнать совсем нелегко. Переправить тебя назад будет сложно.

— Черт. — Чарлз бросил взгляд на Джо, его губы тронула усмешка. — Если меня быстро не вернут обратно, то я поправлюсь и меня не отправят домой.

Джо взглянул на забинтованную ногу раненого.

— Пока ты не сможешь двигаться сам, твоя транспортировка связана с большим риском.

Внезапно вошла Сибела, с ленчем для Чарлза на подносе: два бесценных по этим временам яйца, кусочек черного хлеба, немного сыра, а также обычная их пища — репа.

— Это очень большой риск, — подтвердила она, так как слышала последние слова их разговора. Поставив поднос, она вопросительно посмотрела на Джо:

— Что ты собираешься делать?

— Наш гость очень нетерпелив. Он хочет вернуться в свое подразделение как можно скорее.

— Он слишком слаб для этого. — Используя свой маленький запас английских слов, Сибела обратилась к Чарлзу:

— Ты еще недостаточно окреп, чтобы куда-то идти.

Лейтенант улыбнулся:

— Может, вы просто не хотите, чтобы я уходил? Я всегда произвожу впечатление на девушек. А вы очень хорошенькая. Отныне любое ваше желание является командой, господин генерал.

Сибела вопросительно взглянула на Джо, но тот не стал переводить все. Он сказал Сибеле:

— Он отправится в дорогу, как только ты скажешь, что он для этого готов.

Глава 7

— Что толку в извинениях, если ты продолжаешь поступать так, за что потом извиняешься? — Голос Чарлза дрожал от гнева. — Это все равно что извиняться за удар по голове, а потом снова бить!

— Но я не бью тебя по голове, — горячо возразил Джо. — Если уж и вспоминать про удар по голове, то вспомни, сколько раз ты бил меня после 1944 года! Это ты должен передо мной извиняться!

Когда Том вошел в комнату, то увидел Чарлза с засунутыми в уши пальцами, напевающим «ла-ла-ла», чтобы не слышать слов Джо.

— Что здесь происходит? — почти крикнул Том, чтобы его услышали.

Оба старика смолкли, хоть и продолжали стоять друг против друга, словно боксеры, посередине просторной комнаты Чарлза.

В руках Чарлза был баллон с кислородом. Глядя на Тома, Чарлз молча надел маску на лицо.

— Почему ты не ставишь зажим на нос? — недовольно спросил Джо. — Если тебе нужен кислород…

Чарлз поднял свою палку и швырнул ее так далеко, как мог, то есть почти рядом.

— Вот почему! — яростно захрипел он. — Я не могу ходить сам, не могу дышать сам. И почему Бог не ударит в меня молнией и не убьет меня?

— Потому что у тебя еще много дел, — ответил Джо.

— Вроде тех, чтобы давать глупым журналистам интервью? — Чарлз уже не мог стоять на ногах, он сел на софу. Том поспешил помочь, но вместо благодарности встретил мрачный взгляд. — Рассказывать глупые истории, которые сейчас ничего не значат? Прошлое уже давно в прошлом, Джузеппе. Раскапывать это снова…

— Парни, — сказал Том, — так все же, что произошло во время войны?

Как он и ожидал, оба тут же прикусили языки. Наступила тишина.

Том подождал. Он не спешил. У него было разрешение Келли пользоваться ее компьютером в любое время, и потому он мог разнимать спорщиков часами и вместе с тем у него оставалось время, чтобы просмотреть старые файлы на Торговца и разрешить свои сомнения.

Первым не выдержал молчания Джо.

— Я должен вернуться к работе, — буркнул он, поворачиваясь к двери. — Розы…

— Погоди. Розы могут подождать, — сказал Том командирским голосом, которому Джо немедленно повиновался. — Послушайте, джентльмены, я не собираюсь вас умолять. Так что если вы не желаете говорить об этом…

— Не желаем, — прервал его Чарлз, бросив еще один яростный взгляд на Джо.

— Ладно, — сдался Том. — Тогда я не буду больше вас об этом спрашивать. Но я хочу услышать ответ на другой вопрос. Ответ от тебя, Джо. Сколько дней осталось мистеру Эштону жить на белом свете?

Это был жестокий вопрос, но оставить этих двоих спорить и дальше было бы еще более жестоко.

Джо понурил голову и отвернулся.

— Не знаю. — Его голос был едва слышен.

— Да, ты не знаешь, — сказал Том. Ему было неприятно говорить следующие слова, но он должен был это сделать. — Келли сказала, что три-четыре месяца максимум. Думаю, вы оба это знаете. — Он повернулся к Чарлзу:

— Сколько в трех месяцах дней?

Лицо Чарлза смягчилось.

— Какая разница, — скрипуче произнес он.

— Разница есть. — Том старался говорить как можно мягче. — Пожалуйста, ответьте мне на вопрос. Так сколько дней?

— Около девяноста, — наконец сказал Чарлз.

— Девяносто дней, — повторил Том. — Как вы думаете, сколько чудесных дней — таких, как сегодняшний, с чистым небом и небольшой влажностью — будет за эти дни?

Ответом ему было молчание.

15
{"b":"4767","o":1}