ЛитМир - Электронная Библиотека

Но его отстраненность имела свои причины. Если Келли не беспокоит то, что она имеет дело с человеком с психическими отклонениями — как это утверждалось в выводах медицинской комиссии, то он-то должен об этом помнить. Ей не следует увлекаться психом, даже если этот псих — он сам.

А может быть, она изменила свое отношение к нему? Очень уж она сегодня официальна.

Но Келли снова бросила на него пристальный взгляд.

— И как это — ходить на обследования в военной форме?

Отлично. Это определенно приглашение пофлиртовать.

— Не знаю, — ответил он. «Давай, Паолетти, используй серое вещество. Скажи что-нибудь умное». — Я провел всю жизнь среди людей в форме и даже не замечал ее.

Шутка получилась плоской, но Келли рассмеялась.

— Понятно, — сказала она. — Я помню. Черная форма выглядела на тебе очень красиво.

Боже милосердный. Это явный шаг ему навстречу, но Тому никак не приходило в голову, как продолжить разговор. Он с удивлением заметил, как порозовели ее щеки. Она сама смутилась от своих слов.

Сегодня утром Келли выглядела как никогда — в платье без рукавов, достаточно коротком, чтобы можно было восхититься ее красивыми загорелыми ногами. Она явно потратила много времени на прическу и макияж и сейчас была очень соблазнительной.

И эта блистательная женщина сказала ему… Боже, он точно не помнит, что она говорила. Он смотрел на ее губы.

Если бы он ехал с какой-нибудь другой женщиной, а не с Келли, он не дал бы ей договорить, закрыв ее рот поцелуем.

Эта мысль кружила голову. Он и Келли? Может, сегодня вечером…

Но хотела ли она этого?

— Я говорила по телефону с Гэри, — сообщила Келли, поворачивая на 128-е шоссе. Ее голос звучал официально. Как вчера, когда Джо застал их с Томом целующимися.

Том не видел Джо этим утром — благодарение Богу за эту милость. Дядя проснулся и покинул дом, когда Том еще спал.

— Он смог потянуть за кое-какие нити, — добавила Келли. — Так что ты можешь пройти сканирование сразу, как мы приедем.

Стоп. Кто это «он»?

— Гэри?

— Доктор Гэри Брукс. Это невролог, о котором я говорила тебе вчера вечером.

Это имя было ему смутно знакомо. Келли говорит, что упоминала о нем? Но почему тогда прошлым вечером это имя ничего ему не сказало?

— После сканирования в половине двенадцатого мы навестим Гэри в его офисе. Это там же, в больнице. А после этого… Ты извини, но у меня пациент. Если не возражаешь, я подброшу тебя к железнодорожной станции.

— Без проблем. Ты хочешь повидать Бетси Макенну? — спросил он.

Келли бросила на него удивленный взгляд.

— Да. Сегодня началась ее химиотерапия. Не могу поверить, что ты запомнил ее имя.

— У меня хорошая память на имена. — Кроме того, что он не может вспомнить этого Гэри Брукса. — Расскажи мне о докторе Бруксе. Как он нашел время меня посмотреть? Это большая удача, я думаю?

— Не очень, — ответила Келли. — Я знала, что Гэри свободен в половине двенадцатого, поскольку в это время мы должны были вместе пообедать.

Эта новость изумила Тома. У Келли было свидание с Гэри?

Тогда, черт, зачем она целовала Тома прошлым вечером и к чему сейчас говорила о том, как он красив в черной форме?

— Так, — сказал Том, стараясь казаться непринужденным. — И Гэри не возражал, теряя шанс на свидание с тобой?

Келли обернулась через плечо, проверяя дорогу, прежде чем выехать на главную трассу. Заняв левую полосу, она нажала на газ. Одна ее рука лежала на руле, другая — на рычаге передач. Ее вид излучал расслабленную уверенность опытного водителя.

Том поймал себя на мысли, что не удивлен ее хорошим умением водить машину. Он был в этом так уверен, что у него даже не появилось желания вызваться вести машину самому.

— Гэри так же был доволен тем, что свидание не состоялось, как и я, — ответила ему Келли. — Мы встречаемся примерно раз в два месяца — только для того, чтобы не забыть друг о друге. Мы все-таки работаем в одном городе. Как-то нецивилизованно дичиться друг друга только потому, что Гэри снова женился.

В голове Тома словно что-то щелкнуло. Вот почему эта фамилия показалась ему знакомой! Гэри Брукс — бывший муж Келли.

— А он из ревности не сделает мне лоботомию? — пошутил Том.

— Мы в разводе уже почти девятнадцать месяцев, — ответила она. — Он уже женился, его дочери совсем недавно исполнился год. — Она бросила на него быстрый взгляд. — Я думаю, раз тебя взяли в спецподразделение ВМС, ты должен хорошо знать арифметику?

Он понял. Двенадцать месяцев плюс девять было двадцать один. Гэри сделал ребенка, еще находясь в браке с Келли.

— О, это, наверное, было для тебя большим ударом.

— Говоря по правде, от этого почувствовали облегчение мы оба. — Ее голос звучал так искренне, что Том сразу поверил. — Мы не хотели сознаваться, что из нашего брака ничего не вышло. Мы бы и по сей день состояли в этом браке и все еще тащили бы ненужный воз, если бы Гэри не встретил «Мисс Большие сиськи».

Том поперхнулся, допивая кока-колу.

Келли чуть покраснела.

— Извини. Это я ее так зову про себя. Мне не следовало произносить это вслух.

— Нет, это… Просто я не ожидал, вот и все. — Том закашлялся.

— Но она неплохо выглядит, — откровенно признала Келли. — С таким телом можно вскружить голову любому мужчине. Хотя я все же удивлена, что Гэри ее заметил.

— Он полный дурак, если не заметил, чем владел.

Она улыбнулась, явно польщенная.

— Спасибо.

— Но наш ужин вечером не отменяется? — О Боже, что заставило его это произнести? Именно сейчас он должен был вести себя официально.

Но эта женщина его притягивала. Определенно притягивала. И когда он сейчас с ней беседовал, это притяжение становилось все сильнее и сильнее.

Она была не такой, какую он помнил, не такой, какую представлял. Пикантнее. Резче. Более земной. «Мисс Большие сиськи». Боже! Но следует сохранять дистанцию.

— Конечно, мы встретимся вечером, — сказала Келли, явно довольная, что он помнит об этом. Она подарила Тому улыбку, от которой он мигом забыл о своем решении соблюдать дистанцию. — Хотя… ты не возражаешь, если мы после сканирования заглянем куда-нибудь, чтобы перекусить? У меня будет очень напряженный день и…

— Без проблем, — ответил Том. — Буду этому очень рад. Думаю, Гэри не станет торопиться с операцией. У него нет квоты на число операций в месяц?

Келли рассмеялась:

— У хороших врачей нет квот. А он хороший доктор, я обещаю.

— Целиком тебе верю. Я полностью отдаю свои мозги в твои руки, хотя это и звучит страшновато.

Келли снова рассмеялась, это у нее получилось столь же замечательно. Она протянула руку и сжала его кисть.

— Это хорошо, что ты мне доверяешь, — сказала она. — Ты знаешь, я всегда доверяла тебе.

Что-то дрогнуло в его груди.

Она доверяла ему. Но именно сейчас ей не следовало этого делать.

Потому что сейчас он и сам не доверял себе.

Это было в ту ночь — ночь после гибели Анри Лага. Именно в эту ночь Сибела пришла в его комнату.

Хотя то помещение было трудно назвать комнатой. Это был чулан с окном, где едва поместилась постель.

В тот вечер на небе светила луна, обливая оконную раму серебряным светом. Чарлз лежал на спине, закинув руки за голову и глядя на звезды, когда внезапно в дверь проскользнула она.

Она не постучала. Она просто вошла.

Чарлз быстро сел, желая дотянуться до своей одежды, и ударился о бревно над головой.

— Иисус! — прошептал он слово, понятное на любом языке, и рухнул обратно на свою постель.

— О, извини, Чарлз. — Она опустилась рядом с ним на колени, ее холодные пальцы быстро пробежали по его голове, проверяя, не пошла ли кровь.

Кровь не пошла. Но ощущение было как после контузии.

На Сибеле была лишь ночная рубашка — белая и тонкая. Серебристый свет луны освещал ее волосы, и Сибела казалась ангелом, сошедшим с небес.

Чарлз снова сел — на сей раз осторожно — и отодвинулся назад, насколько мог, что, однако, не было далеко, поскольку чулан был слишком мал. Где же, дьявол, его брюки?

27
{"b":"4767","o":1}