1
2
3
...
37
38
39
...
55

— Извини. Но я не боюсь тебя, не думай так. Я боюсь себя. Если ты подойдешь слишком близко… Том зло засмеялся:

— Да, я такой неотразимый.

— Это так и есть, — сказала Келли, вытирая лицо ладонью, словно она плакала. У Тома от этого жеста сжалось сердце. Он вовсе не хотел довести ее до слез. — Разве ты не чувствуешь этого? Даже когда ты внизу, а я наверху.

— Да, я чувствую это, — проронил Том, уходя. Он определенно чувствовал. Это просто смешно, что в «этом» он когда-то подозревал любовь.

11 августа

Когда Келли въехала в ворота, рядом с фургоном Джо стояла машина, на которую она поначалу не обратила внимания. Мало ли кто мог сюда заехать.

Но потом, когда она присмотрелась, вышедшие из машины люди показались ей необычными. Водителем был весьма колоритный негр очень высокого роста. Было просто удивительно, как этот человек помещался в столь маленьком автомобиле.

Из противоположной от водителя дверцы выбралась женщина весьма атлетического телосложения. Из одной из задних дверей появился длинноволосый парень лет двадцати, с тонкими усиками и козлиной бородкой, в солнцезащитных очках и с цепочками на ботинках. Оказавшись на асфальте, парень потянулся и от души зевнул.

Какое-то мгновение Келли была в недоумении — к кому это прибыла столь красочная команда? Утром Келли звонила в Ассоциацию приходящих сиделок и просила подыскать хорошую сиделку для отца. Она особо упирала на то, чтобы у этого человека было чувство юмора. Но эта троица, хотя в ней чувствовалась бездна юмора, на роль сиделок как-то не подходила. Скорее, она бы годилась в команду борцов. И только тут Келли вспомнила, что говорил ей Том. Так это же его сослуживцы! Ну конечно, они должны были приехать этим утром.

Она, видимо, слишком устала, и память начала давать сбои. Ночь Келли почти не спала, ворочаясь в кровати. После разговора с Томом это было неудивительно. Утром, едва поднявшись, Келли попыталась его разыскать, но Тома нигде не было видно.

В этом тоже не было ничего странного. Но все же Келли решила, что она должна что-то ему сказать — хотя бы то, что очень сожалеет о происшедшем.

Но увидела Тома она только сейчас, когда припарковывала машину и очищала сиденье от крошек, поскольку в дороге ела сандвичи.

Том глянул в ее направлении только мельком, его широкая улыбка предназначалась лишь его друзьям.

— Привет.

Том поздоровался за руку сначала с чернокожим, затем с молодым парнем и, наконец, с женщиной.

Женщина. Хотя Келли и устала, но немедленно отметила эту странность. Насколько она слышала, отряд «Морских львов» был исключительно мужским. Ни одной женщины.

Выбираясь из машины, Келли заметила, что при рукопожатии Том задержал руку этой женщины. А та выглядела просто великолепно — со смуглой кожей, огненно-рыжими волосами и живыми глазами. Красивбе гибкое тело имело совершенные пропорции и при этом в мышцах чувствовалась мощь. Поражала ее осанка. Осанка была просто королевской.

— Большое спасибо, что нашли время приехать, — сказал Том ей и молодому парню. Затем обернулся к чернокожему. — Полагаю, Джаз вам сообщил, что все это может оказаться ложным вызовом.

Голос женщины прозвучал мелодично; он вполне соответствовал ее внешности.

— Сэр, я уже сказала лейтенанту Джекету, что по своей воле взяла неоплачиваемый отпуск, чтобы помочь вам — даже если мне доведется прикрывать только вашу тень.

Том грустно улыбнулся:

— Похоже, так оно и произойдет. Но пожалуйста, не будем обращаться официально. Могу я называть вас просто Элиссой?

Келли остановилась как вкопанная. Том пускал в ход тот шарм и ту нескрываемую чувственность, благодаря которым многих поймал в сети, в том числе и ее.

Элисса ответила Тому улыбкой. Эта улыбка была ослепительной, показывающей белые, как фарфор, зубы.

— Вы можете называть меня так, как хотите, но я бы предпочла обращение «Лок».

Келли взглянула на Тома, ожидая, когда он посмотрит на нее и представит своим гостям, но тот никак не отпускал руку Элиссы.

Наконец он разжал руку — однако на Келли так и не взглянул.

— Пусть будет Лок. Тогда называйте этого парня Джаз, а не лейтенант Джекет. А когда придумаете, как обращаться к этому длинноволосому голодранцу, — Том хлопнул молодого парня по спине, — дайте мне знать, о'кей? Папа дал ему имя Роджер Старрет, но я никогда не слышал, чтобы его так называли. Он то Хьюстон, то Ринго, то Сэм. Иногда — Боб. Он божится, что все свои клички получил за дело, но я так и не понял, за что именно.

— Лучше зовите меня Сэмом, мисс Лок. — У парня оказался сильный техасский акцент. Слишком сильный — похоже, парень им бравировал, подчеркивая, из каких он мест.

Похоже, это подействовало — дама внимательно посмотрела на него.

— Зовите меня Лок, — сказала она.

— А меня… — начал Том.

— «Лейтенант», — прервал его Джаз. — «Лейтенант» вполне хорошо звучит.

— А меня зовите Томом, — твердо закончил Том. — На время всей операции забудьте слово «сэр».

Джаз поморщился, словно съел что-то кислое.

— А теперь, — объявил Том, — вам нужно познакомиться с другими членами нашей команды.

Только сейчас он впервые взглянул прямо в глаза Келли. Она постаралась, чтобы на ее лице читалась просьба ее простить.

— Это мой дядя Джо Паолетти, — продолжал Том, — и мистер Чарлз Эштон, любезно предоставивший восточное крыло своего дома в полное наше распоряжение. Там мы будем спать, там же будет и наша штаб-квартира. Джо и мистер Эштон — ветераны Второй мировой войны. Мистер Эштон воевал в армии — в Пятьдесят пятой дивизии, — а Джо служил в Управлении стратегических служб. Эти двое вызвались нам помочь.

Келли показалось, что Том хотел бы еще произнести: «А это Келли, которую интересует только секс со мной». Уж лучше не представлять вообще, чем представить таким образом.

Келли сделала шаг вперед.

— Я тоже хочу в вашу команду. — Она протянула руку Джазу:

— Привет, я Келли Эштон. Рада с вами познакомиться. Вы ведь Джаз, верно?

Она пожала руку Сэму-Роджеру-Бобу и прочая, а затем Элиссе Лок. Но Элисса не только ответила на приветствие. Она изучающе смерила Келли холодным взглядом зеленых глаз.

«Не выйдет, — постаралась сказать глазами и улыбкой Келли. — Том мой, детка. Руки прочь».

Том отреагировал на ее приветствие лишь мимолетным взглядом.

— Доктор Эштон имеет в Бостоне педиатрическую практику, — доложил он своим коллегам. — Но ее роль в нашем деле очень мала.

— Это изменится, — сообщила ему Келли. — Я беру отпуск на следующие три недели. Я уже говорила с моими коллегами об этом.

Том внимательно посмотрел на нее. В первый раз за весь день их глаза встретились. «Извини, — мысленно взмолилась Келли. — Извини, извини».

— Хорошо. Ладно, — сказал Том. — У нас в команде будет доктор. Но я надеюсь, что помощь доктора нам не понадобится.

На душе у Келли было совсем скверно, когда она вела всю эту команду в дом. Ее молчаливая мольба о прощении явно осталась неуслышанной.

— Ты один?

Том поднял голову от компьютера — одного из тех компьютеров, что были привезены утром. Том, Джаз, Сэм и Лок поставили компьютеры в одной из комнат восточного крыла огромного дома Эштонов.

Когда-то эта комната называлась музыкальной — в ней до сих пор находился огромный рояль, который команда Тома отодвинула в угол. Вместо него были установлены столы; на стенах появились щиты из пробкового дерева.

Джо и Чарлз потратили час, чтобы развесить на этих щитах фотографии Торговца.

— Куда все подевались? — спросила Келли. Том повернулся на крутящемся стуле.

— Твой отец дремлет наверху. Джо с ним. Моя команда отправилась изучать город, особенно окрестности гостиницы и гавань. Лок, по всей видимости, хочет проверить здание церкви. Они ищут хорошие позиции для снайперов.

— Но ты говорил, что Торговец специализируется на бомбах в автомобилях.

38
{"b":"4767","o":1}