ЛитМир - Электронная Библиотека

— Это так. Но я хочу учесть все возможности.

Келли двинулась вдоль стены, изучая фотографии.

— Все это так… впечатляет.

— Тебе что-нибудь нужно? — резко оборвал ее Том. — Я должен еще заказать автофургон.

Келли бросила на него тревожный взгляд. Потом нерешительно начала:

— Да, я хотела… поговорить с тобой. Утром я смогла провести небольшое исследование по поводу пациентов, страдающих паранойей после сильной травмы головы.

— А, ты здесь как доктор.

Келли отрицательно покачала головой:

— Нет, я… — Она сделала глубокий вдох. — Я здесь как друг.

Том промолчал. Он ждал продолжения.

— Чем больше я читала, — сказала Келли, мысленно преображаясь в доктора Эштон, — тем больше приходила к убеждению, что паранойи у тебя нет. — Она шагнула к Тому. — Признаки паранойи не имеют таких специфических черт, какие имеются в твоем случае. Паранойя связана с приступами беспокойства и ярко выраженным чувством преследования. Страх перед каким-то одним конкретным человеком при паранойе не встречается. К тому же при паранойе человек боится только за себя.

— То есть либо мой случай столь необычен, что заслуживает упоминания в медицинских трудах, либо…

Келли подошла ближе.

— Либо у тебя нет паранойи. Может, ты и в самом деле видел Торговца. Я думала об этом весь день и пришла к выводу, что ты не должен ограничиваться только этим. — Она обвела рукой комнату. — Думаю, тебе следует кому-нибудь позвонить. Сообщи властям, что ты видел этого человека здесь, в Болдуинз-Бридж.

Она была так близко от него, что Том чувствовал аромат ее духов.

— Ну, я уже сделал один такой звонок, — нахмурился он. — Не так давно. Но никто не отнесся серьезно к моим словам. Если я буду лезть еще, мне можно распрощаться со своей карьерой. Я же говорил тебе об этом контр-адмирале, Такере. Он несколько лет имеет на меня зуб. Не сомневаюсь, что он воспользуется подходящей ситуацией, чтобы выставить меня с флота. — Том горько рассмеялся. — Это, может, звучит как мания преследования. Но это правда. Адмирал Кроули прямо сказал мне об этом.

— А если обратиться в ФБР? Ты можешь им позвонить?

— Да. Могу. Там был один парень, которого я знал по экипажу «Морских львов». Но прежде я хочу найти что-то конкретное. Если мое собственное начальство мне не верит, почему должны поверить люди со стороны?

— Должно быть, тебе сейчас совсем плохо, — мягко предположила Келли.

Том поднялся со стула.

— Давай все проясним. Если ты доктор моей команды — это один разговор. Если мы любовники, все, что мы…

— Я хочу, чтобы мы были друзьями. — Келли чуть покраснела.

— Этого я не понимаю. Прошлой ночью ты сказала: все, что ты хочешь, — это…

— Я пришла сюда извиниться, — сказала Келли. — Прошлой ночью я…

Том сделал к ней шаг.

— Извинения приняты. Потому что ты знаешь, что была права.

Он стоял всего в футе от нее — достаточно близко, чтобы увидеть все в ее глазах. Все, что она чувствовала. Беспокойство. Надежду. Желание.

Желание.

Том знал, что Келли пришла сюда потому, что не могла больше быть вдалеке от него — тогда как он вполне мог быть вдалеке от нее.

Она пришла сюда просто извиниться — затевать разговор она не собиралась. И вместе с тем она хотела его, хотела секса. Но вбитые в нее правила приличия не давали ей в этом сознаться.

Том дотронулся до нее. Лишь пальцем, который скользнул по ее щеке.

Келли вздрогнула, и он понял, что был прав.

— У нас есть несколько недель, — сказал он ей — но и себе тоже. — Давай не терять ни секунды.

Том поцеловал ее, и Келли словно взорвалась, обрушив на него буквально град поцелуев — яростных, безумных. Она почти сшибла Тома с ног.

Он поцеловал ее еще раз — сильнее, глубже. Келли обхватила его руками, и их тела слились.

В голове Тома мелькнула мысль — если ей нужен секс, пусть его получит. Его сердце ей не нужно — придется сохранить его для себя.

На этот раз — и во все последующие разы — это будет только секс.

Том спустил вниз эластичные бретельки ее топика, открывая грудь, и тут же прильнул к этой груди руками и губами.

Он почувствовал ее руки на резинке своих шорт, ощутил, как пальцы проникли под шорты, нашли то, что искали…

Но, Боже, дверь была широко открыта. В нее в любое мгновение мог войти кто угодно. Келли могла закрыть дверь, когда входила — может, она специально не стала ее закрывать? Она обожала риск — она сама говорила об этом.

Но быть застигнутым без штанов своими товарищами по команде или отцом Келли Том не хотел.

Однако в комнате был шкаф, переполненный давно вышедшей из моды верхней одеждой, которую Эштон уже никогда не наденет. Секс в шкафу, наверное, должен быть очень, очень забавным.

Том повлек Келли к шкафу и затащил ее внутрь. В шкафу оказалось темно и душно, ужасно пахло средством от моли.

Черт, дверца изнутри не защелкивалась. К тому же океанский бриз тут же ее приотворил, впустив немного света и свежего воздуха — а также подвергая их риску быть обнаруженными. Любой все еще мог войти в самый неподходящий момент.

Но Келли целовала его так горячо, что Том решил — будь что будет.

Он спустил шорты, стянул с себя рубашку и…

На Келли не оказалось никакого нижнего белья.

Она лишь простонала, когда он прикоснулся к низу ее живота.

— Пожалуйста, — выдохнула она, вкладывая ему в руку презерватив, принесенный, должно быть, ею в кармане.

Презерватив. Без одежды. Эта женщина пришла подготовленной.

Для секса. Только секса.

Том быстро надел презерватив, после чего поднял Келли на руки. Затем стянул с нее длинную юбку, и в следующее мгновение Келли обвила его тело ногами, а он вошел в нее.

Простонав от наслаждения, Келли прижалась к Тому. Он продвигался внутрь, с силой и ритмом, которые были несколько грубоваты, но Келли этого и хотела.

— Больше, — прошептала она. — Я хочу больше.

Том прижал ее к задней стенке шкафа и вошел так глубоко, как только мог. Келли жадно хватала ртом воздух. Возможно, он вошел слишком далеко.

— Не позволяй мне распускаться, — прохрипел он.

— Ты не распускаешься, Том, пожалуйста, Том, ты не…

— Том?

Том застыл. Келли тоже замерла, глядя ему в глаза.

Кто-то входил в комнату.

— Его здесь нет, — произнес знакомый техасский говорок энсина Старрета.

Том и Келли находились среди завернутой в полиэтилен зимней одежды. Если бы Том отпустил Келли, полиэтилен зашуршал бы, выдавая их присутствие. Лучше всего было не двигаться. Застыть совершенно неподвижно. Когда его плоть была глубоко в ее теле.

Боже!

Том почувствовал, как по его спине сбегает струйка пота.

— Ты уверен? Могу поклясться, что я слышала голоса. — В комнате была и Лок.

Келли все еще внимательно смотрела в глаза Тома. Но потом медленно наклонилась вперед, чтобы его поцеловать.

— Том? Эй, Томми, ты спрятался под столом или внутри этого рояля? — рассмеялся Старрет. — Нет, его здесь нет.

В это время Келли поцеловала его — медленно, очень медленно и совершенно беззвучно.

Пот по спине Тома катил уже градом.

Лок фыркнула.

— Похоже на то. Будь он здесь, то никогда бы не снес твоего «Томми».

Келли так же беззвучно подалась назад. Глядя в ее глаза, Том видел в них страсть. Эта женщина любила секс. Она и в самом деле хотела…

И он начал снова. Медленно выходить и входить в нее.

Келли улыбнулась, зажав зубами нижнюю губу. На ее лице было написано блаженство. О да, ей очень это нравилось.

— Ладно. Бери карту. Джаз ждет в машине.

Тому нравилось тоже. И потому он повторил это еще раз. И так же бесконечно медленно.

— Пойдем, дорогуша.

Голос Лок был словно из железа:

— Я знаю, что мы должны, прикрывая свое задание, использовать фамильярное обращение, но пока мы одни, энсин, не будете ли вы любезны обращаться ко мне «лейтенант». Вам ясно?

Том начал медленно выходить из Келли. Келли чуть застонала, и Том поспешил накрыть ее рот своими губами.

39
{"b":"4767","o":1}