ЛитМир - Электронная Библиотека

Но он не двинулся с места.

— Я пришел сюда не разговаривать, Келли.

— Мне это не важно, — прошептала она.

Том направился к ней медленно, останавливаясь после каждого шага. Когда он был совсем рядом, Келли увидела, что рубашки на нем нет. В свете луны мускулы на его груди и руках выглядели как на скульптуре. На Томе были только шорты. Дойдя до кровати, Том спустил их.

— Теперь ты видишь, в чем моя проблема, — тихо сказал он.

Потом он скользнул в ее кровать, заключил Келли в объятия и поцеловал.

Никто из них не произнес больше ни слова.

Глава 19

12 августа

— Отправляйтесь домой, — посоветовал Том, — отправляйтесь куда-нибудь, куда угодно.

Джаз молча перечитывал полученное сегодня утром по электронной почте сообщение от Компьютерного Маньяка. Сообщение было сформулировано несколько туманно, поскольку его передавали по общедоступной линии связи, но для Тома и Джаза его смысл был совершенно ясен. «Полагаем, что объект вашего исследования навсегда покинул дом через четыре дня после вечеринки с твистом и криками. Надежный источник цитирует слова свидетеля — тоже надежного, который присутствовал при отъезде. С этим делом все ясно. Как говорил мой любимый доктор, „исход летальный“. Джим».

Конечно, летальный исход был у Торговца.

— Компьютерный Маньяк нашел надежный источник, который присутствовал при смерти Торговца, — сказал Том. Джаз пожал плечами:

— Свидетели часто ошибаются.

— Да, но, похоже, на этот раз ошибаюсь именно я. — Том выругался. — Потому что я сошел с ума.

Джаз с полминуты раздумывал над этими словами.

— Может быть. А может, и нет. Мы здесь. Так давайте отработаем вариант «может, нет». До начала праздника остается всего несколько дней.

Том отрицательно покачал головой. Он чувствовал себя ужасно. Головная боль вернулась, а к ней добавилась еще и физическая усталость. Прошлой ночью он спал только около полутора часов.

Оставаться в постели Келли Том не хотел. Он хотел заняться сексом, а потом уйти. Но Келли заснула, удобно положив голову ему на грудь. Он решил подождать, пока она заснет глубже, чтобы выскользнуть и уйти из комнаты. Но ждать пришлось долго, а потом он и сам вырубился.

Проснувшись утром, Том осторожно высвободился, сумев не разбудить Келли. Он не хотел, чтобы она проснулась; не хотел с ней говорить. В этом не было нужды. Ночью они и без слов сказали друг другу достаточно много.

Склонившись над Келли, Том долго смотрел на нее. Он все больше приходил к убеждению, что едва мелькнувшая ночью мысль была правильной. Он должен оставить Келли. Он пытался ограничить их отношения только сексом, но такие отношения не для него.

Джаз уже вернулся к работе; он разыскивал в справочнике приборы наружного наблюдения, которые потребуется установить в фургон.

Эта глупость — его глупость — будет стоить больших денег.

— Черт бы побрал, — выругался Том. — Это дело пора кончать.

Но Джаз не успел ответить — звякнул телефон. Джаз поднял трубку и протянул ее Тому.

— Да, — отозвался тот. — Анджела? Что случилось?

— Томми, это касается Мэллори. — Голос в трубке задрожал. Том сел.

— Что случилось? Что с Мэллори? Что-то произошло?

— Она не ночевала дома.

О черт. Как некстати.

— Вы снова поссорились?

— Нет. Вовсе нет. Она оставила записку, что останется в доме своего друга…

Она оставила записку. Это было много больше, чем то, что делала Анджела, покидая дом. Том покачал головой.

Раньше это Мэллори звонила ему и с дрожью в голосе сообщала, что пропала Анджела.

— Чего ты боишься?

— У нее есть друг по имени Дэвид, парень из колледжа, с которым она часто встречалась. Тот самый, что дал ей на время камеру.

— Какую камеру? И что ты знаешь об этом Дэвиде?

— Почти ничего. Я не знаю даже, как он выглядит. Ты думаешь, она его со мной знакомила? Единственное, что я знаю, — он работает в ресторане гостиницы, и он мужского пола. — Анджела начала рыдать. — Я столько надежд на нее возлагала, но это так трудно — растить ребенка одной, без мужчины в доме.

Иисус! Том вздохнул.

— Не плачь. Ладно? Что, по-твоему, я должен сделать?

Откуда-то из комнаты донесся голос Мэллори:

— Кто там?

— Ну, вижу, я пришел, куда надо, — сказал Том стоящему перед ним худощавому парнишке с удивленно вытаращенными глазами.

Надо отдать Дэвиду должное — его удивление длилось лишь несколько мгновений.

— Это твой дядя, — догадался он. А потом протянул Тому руку. — Как себя чувствуете, сэр?

Сэр. Для этого ребенка он «сэр».

— Прекрасно. Но мать Мэллори немного за нее беспокоится.

Подошла Мэллори и раскрыла дверь шире.

— Но я оставила ей записку.

На Мэллори была длинная мужская рубашка, под которой, похоже, ничего не было. Она улыбалась ему, улыбалась Дэвиду — улыбка Дэвиду была просто ослепительной.

Дэвид смотрел на Тома; в его взгляде было беспокойство. Тем не менее он взял Мэллори за руку, словно не мог стоять рядом, не дотронувшись до нее.

— Итак, я поймана с поличным, — вздохнула Мэллори, все еще приветливо улыбаясь. Это было поразительно. Том всегда видел ее мрачной. — Я провела ночь с Дэвидом. Ты пришел, чтобы отволочь меня домой за волосы?

Дэвид сделал шаг назад:

— Может, поговорим обо всем в комнате?

Том прошел в комнату, отметив про себя, что ему начинает нравиться этот паренек. Он оказался совсем другим, чем Том ожидал. Это не был сумасшедший байкер или погруженный в себя поэт контркультуры с взъерошенными волосами, уверяющий всех, что он страдает за свои убеждения (а на самом деле просто из-за собственной лени).

Комната Дэвида оказалась на редкость чистой — конечно, насколько это возможно для человека двадцати лет. В одном углу располагались кухонные принадлежности. Рядом с дверью находился стол, весь заваленный цветными, поблескивающими на солнце фотографиями. На стене висела доска для рисования. Рядом в углу стояла фотокамера на треноге. Здесь же Том увидел компьютер и полный набор компьютерных принадлежностей, включая сканер и цифровую видеокамеру. Подобный набор Компьютерный Маньяк считал минимумом для летнего отдыха. Летом он не упаковывал вещи для отъезда, а отключался от мира, впиваясь в экран компьютера.

Компьютер несколько озадачил Тома. Похоже, Мэллори связалась с еще одним фанатиком компьютера.

— Хочешь кофе? — спросила Мэллори, направляясь к кухонному шкафчику, чтобы достать еще одну чашку.

— Да. — Глоток кофе всегда усмирял его головную боль.

Пока Мэллори наливала кофе, Том молча осматривал комнату. Смятая постель на двуспальной кровати в дальнем углу комнаты, разбросанная по полу одежда… Да, он застал их с поличным.

Зачем он здесь? Ах да, посмотреть на этих двоих и понять, что происходит. Что происходит, ясно видно с первого взгляда — эти двое любили друг друга; это было написано на их лицах.

Возможно, у них ничего не выйдет. Они совсем молоды и легко могут наделать кучу ошибок. Но смотреть на них сейчас было просто приятно — казалось, для них эта маленькая студия была небесным раем.

— Я поеду домой и поговорю с матерью, — тихо сказала Мэллори Дэвиду. — А потом мы встретимся в городе. Под нашим деревом.

У них есть свое заветное дерево. Сердце Тома дрогнуло. Когда-то у него с Келли тоже было дерево. Том встречался с ней под этим деревом каждый вечер после ужина.

— Я поеду с тобой, — сказал Дэвид. — Я хочу познакомиться с твоей матерью.

Мэллори закатила глаза:

— Нет, ты этого не сделаешь.

Дэвид взял ее за руку, привлек к себе, осторожно дотронулся до ее щеки.

— Сделаю.

Было видно, что этот парень вовсе не соблазнитель. Он намеревался занять серьезное место в жизни Мэллори — и та против этого не возражала.

Кашлянув, Том направился к двери.

— Я не буду пить кофе. И не буду читать тебе никаких нотаций.

44
{"b":"4767","o":1}