1
2
3
...
53
54
55

— Ну, не хочешь же ты, чтобы это сделал я.

Элисса положила рацию и стала снова спускаться в воду.

— Но все-таки зачем? — спросил Джо. Прошло всего несколько секунд, и Элисса появилась у причала, выплевывая воду и кашляя.

— Она не присоединена — по крайней мере насколько я могу судить.

Сибела. Чарлз подумал о Сибеле.

— У меня есть ключ от «Морского бриза», — сказал он своему лучшему другу.

В глазах Джо мелькнуло понимание.

— Я пойду с тобой.

— Зачем нам идти двоим? — мягко, как только мог, спросил Чарлз.

— Никто никуда не пойдет, — прозвучал в наушниках голос Тома. — Подождите, я сейчас спущусь.

— Я это сделал! — В голосе Джаза звучало облегчение. — Таймер остановился, лейтенант. Наклонившись, Джо сообщил:

— А этот таймер еще бежит. Остается четыре минуты с секундами.

— Кто-нибудь поможет мне выбраться из воды? — окликнула его Элисса.

Время уходило. И Чарлз решился.

— Келли, ты меня очень порадовала сегодня утром, — сказал он в микрофон. — Я люблю тебя. Я рад, что ты нашла Тома; рад, что ты поняла, что нашла.

На глазах у Джо показались слезы.

— Я пойду с тобой, — снова сказал он.

— Нет. — И впервые за почти шесть десятилетий Чарлз обнял своего друга. — Расскажи правду этому писателю — что настоящим героем Болдуинз-Бридж является Сибела.

Он высвободился из объятий друга, а потом внезапно толкнул его. Застигнутый врасплох, Джо полетел в воду.

Чарлз включил двигатель — и лодка не взорвалась. Это уже было хорошо.

— Папа, я люблю тебя! — кричала Келли в микрофон.

— Я знаю, — сказал Чарлз. — Я никогда в этом не сомневался, Келли. Меня любила ты. Меня любила Сибела. Это больше, чем я заслуживаю.

Он взглянул на Элиссу и Джо, которые все еще находились в воде. На миг его взгляд остановился на глазах Джо, в которых была боль.

И Чарлз тронул себя за правое ухо, подавая Джо сигнал.

Сигнал, что он готов отправиться в путь.

Том повернулся к Келли, бегущей к нему по лужайке.

Включив двигатель на полную мощность, Чарлз помчался прочь от гавани — за пределы досягаемости радиостанций.

Келли громко кричала ему вслед, у нее даже заболела от крика грудь.

Том протянул ей руки, и она упала в его объятия.

Выбравшись на причал, Лок помогла Джо выкарабкаться из воды.

В гостинице Джаз сидел рядом с лежащим навзничь Старретом и ждал приезда «скорой помощи».

Мэллори и Дэвид наблюдали из окна, как «Морской бриз» становится все меньше и меньше.

Чарлз стоял на палубе несущейся в море яхты. И тут он внезапно понял. Понял, почему Сибела отдала свою жизнь за него, за Джо и за Пятьдесят пятую.

Он простил ее наконец.

Он думал, что она не любила его. Это было не так. Если бы она не сделала того, что сделала, Чарлз сам бы бросился спасать их всех. А Сибела любила его так, что не мыслила себе жизни без него.

Сибела была удивительной женщиной. Она видела в нем героя, и когда он был с ней, он таким и становился.

Чарлз направил нос яхты к горизонту. В его сердце впервые за долгое время было спокойствие. В последние мгновения своей жизни он знал, что Сибела Дежарден его любила.

На лужайке между гостиницей «Болдуинз-Бридж» и гаванью, около памятника тем, кто отдал свою жизнь во Второй мировой войне, Том привлек к себе Келли.

На пристани, мокрой от воды, стекавшей с Элиссы и Джо, лучший друг Чарлза отдал воинский салют удаляющейся яхте. Стоящая рядом с Джо Элисса молча склонила голову.

Взрыв прозвучал на большом расстоянии — но он был достаточно громким, чтобы все находящиеся в гавани и на лужайке перед гостиницей повернули головы к морю.

На несколько мгновений все разговоры стихли. Наступила тишина.

Но потом обычная жизнь возобновила свое течение. Раздался чей-то смех, детские выкрики, где-то звякнул колокольчик.

Келли огляделась вокруг, пробежав глазами по лицам людей, которых спас в этот день ее отец.

Глава 22

15 августа

Том уехал с доклада в Вашингтоне как раз вовремя, чтобы застать конец церемонии в честь Пятьдесят пятой.

Церемония шла точно по программе — и никто из присутствующих не подозревал о драме предыдущего дня.

Политика США в области борьбы с терроризмом предусматривает секретность, так что в печать ничего не просочилось. Но Тома не волновало, что никто не узнал о случившемся. Для него было важно, что об этом узнали адмирал Чип Кроули и контр-адмирал Такер, которого вызвали специально для принесения извинений Тому перед всем штатом сотрудников Кроули.

Теперь, стоя с краю толпы, Том видел, как Келли грациозно приняла специальную медаль от французского, английского и американского правительств за участие в войне, предназначенную ее отцу.

Вскоре после этого церемония завершилась.

Том попытался проложить через толпу дорогу к Келли, но ему удалось найти только Мэллори и Дэвида.

— Как Сэм? — спросила Мэллори.

— Уже отключен от капельницы и до смерти надоел сиделкам. А как ты? Не каждый день к тебе является кто-то с пистолетом и приставляет дуло к виску.

— Со мной все в порядке. Только немного нетвердая походка. — Мэллори рассмеялась. — Очень нетвердая. Когда увидишь Лок, поблагодари ее за то, что она спасла мне жизнь.

— Да. Пожалуйста. — Видя, что Том смотрит на них, Дэвид прижал Мэллори к себе, словно был не в силах вынести расстояния между ними.

Том спросил:

— Что вы будете делать в сентябре?

— Я поступлю в вечернюю школу, — сказала Мэллори. — Не обижайся, Том, но в военно-морские силы я не пойду. Это не для меня.

— Мы думаем, Мэллори может попытаться найти в Бостоне работу помощника фотографа, — добавил Дэвид.

— Дэвид живет в таком роскошном квартале, где полно шестиспальных апартаментов, и там почти всегда требуются помощницы по дому. Так что жить мы с Дэвидом будем не вместе. И в то же время в Бостоне я буду достаточно близко к дому, если Анджеле понадобится моя помощь.

— Я думаю, через три-четыре года мы поженимся, — пояснил Дэвид.

«Поженимся». Этот почти ребенок сказал это так просто — и даже не смутился. Напротив, он улыбался.

— Вы и в самом деле думаете, что будете вместе через три-четыре года? — спросил Том. Дэвид и Мэллори кивнули.

— Обязательно.

Тома удивила их уверенность. Тем не менее он спросил:

— А если нет?

Взглянув на Мэллори, Дэвид улыбнулся. В его улыбке можно было прочитать: «Неужели этот парень так глуп?»

Келли ждала Тома в темноте.

Она слышала, как он пришел домой, видела, как зажегся свет в его спальне, как он снял военную форму и переоделся.

Она видела, как Том вышел из коттеджа и, заметив Джо, остановился с ним. Поговорив с Джо, Том направился к большому дому.

Келли закрыла глаза и попыталась представить, как Том входит через дверь кухни в дом, как он поднимается по лестнице — и как находит записку, которую она оставила ему в спальне: «Давай встретимся у дерева».

Ей было невыносимо сознавать, что она осталась в доме одна. Без отца дом казался пустым и непривычно тихим. И в то же время Келли постоянно чувствовала незримое присутствие отца в гостиной, на кухне, на верхнем этаже.

Особенно на верхнем этаже, где Чарлз сидел каждый день, глядя на океан.

Хрустнула ветка под ногой Тома.

— Как Джо? — спросила Келли, которой стало внезапно неловко за свою вчерашнюю откровенность. Сейчас ей было даже жаль, что Том смог так быстро освободиться от своих дел в Вашингтоне.

— Он очень расстроен, — сообщил Том. — Трудно провести столько лет с человеком и пережить его смерть.

— Лучший друг на протяжении почти шестидесяти лет… — Келли покачала головой. — Похоже, это можно считать мировым рекордом.

— Да. Хотя, как он ни переживает, но чувствует в себе достаточно сил, чтобы поговорить с этим писателем.

54
{"b":"4767","o":1}