ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я ничего такого не знал, — признался Том.

— Джо и отец не говорили об этом, но они на прошлой неделе ездили в комитет по подготовке праздника, — сказала она. — Ты готов услышать кое-что необычное?

Том рассмеялся:

— Все, что ты говоришь, для меня необычно.

Келли тоже улыбнулась, но грустно.

— Но для меня это особенно необычно. Когда они приехали из этого комитета, то сильно поругались. И Джо больше сюда не заходил.

— Джо? — Том не мог в это поверить. Джо работал у Эштона садовником на протяжении почти шестидесяти лет — с того самого времени, как он и Чарлз вернулись с войны.

— Я сидела за компьютером, — продолжала Келли, — услышала крики и направилась посмотреть, что происходит. Джо был очень расстроен. Я не совсем поняла, что он говорил, но что-то вроде того, что время уходит. Увидев меня, он замолчал, а мой отец ринулся в дом. Как я ни пыталась потом узнать, что произошло, мне это так и не удалось.

Джо не занимается своей работой целую неделю! Том не мог в это поверить. Джо никогда не стеснялся показывать свои чувства, но он всегда держал их под контролем. Он был очень рассудителен и очень терпелив. Теперь же он не общается с Чарлзом Эштоном, с которым провел большую часть своей жизни.

— Может, мне поговорить с ним? — нерешительно предложил Том. — Если я его найду.

— Том! Томми! Это твой чемодан в кухне? — раздался голос Джо.

Том улыбнулся:

— Похоже, меня обнаружили. Келли ответила на улыбку.

— Том, если это в самом деле возможно, останься хоть на какое-то время. Нам всем нужно твое общество.

«Странная просьба, — подумал Том. — Как бы я мог уехать, зная, что Чарлз умирает, зная, что Джо — человек, который столько заботился обо мне, — возможно, нуждается в моей помощи?»

Да и при взгляде на улыбающуюся Келли Эштон мысль остаться в Болдуинз-Бридж подольше…

— Да, я останусь.

Но, выходя из задней двери, чтобы встретить Джо на дорожке, он подумал: «Во что я ввязался?»

Глава 3

Мэллори Паолетти прошлась по комнате, слушая обычные причитания матери о том, как скверно все в ее жизни. Нет денег, постоянно приходится заниматься унизительной грязной работой, а тут еще никуда не годная дочь даже и не собирается поступать в колледж в следующем году.

Мэллори мрачно подумала: «Если действительно у матери нет денег даже на то, чтобы поменять протекающий водонагреватель и оплатить все счета за электричество, то откуда возьмутся деньги на учебу в колледже?»

Брат матери, Том, молча сидел на софе, терпеливо слушая словоизвержения Анджелы. Но когда Мэллори подняла на него глаза, то увидела, что Том смотрит на нее. Том тут же отвел взгляд, но и этого мгновения Мэллори хватило, чтобы составить мнение о Томе — он все тот же классный парень, все так же на ее стороне, хотя волосы на его голове изрядно поредели.

Наконец Анджела смолкла. Или же сделала паузу, что было ошибкой, поскольку Том тут же перехватил инициативу.

— А почему бы тебе не поступить во флот? — спросил он, глядя прямо на Мэллори.

Ее мать беззвучно рассмеялась и закурила очередную сигарету.

— Какая мысль! Томми, ты и в самом деле можешь себе представить Мэллори…

— Я спрашиваю не тебя, — перебил ее Том, — я спрашиваю Мэллори. Что ты собираешься делать в жизни, малышка? Что тебе нравится делать? Если ты захочешь, я съезжу с тобой в рекрутский центр. Ты не обязательно должна идти на флот. Мы можем поговорить в этом центре и точно определить, что тебе больше подойдет. В армии любят, когда их рекруты получают высшее образование.

— Мэллори хочет, чтобы ее кожу украшали татуировки! — произнесла Анджела. — Вот о чем она думает в последние дни. Но, ты не поверишь в это, несмотря на всю эту разрисованную кожу, Мэллори — хороший ребенок. Глядя на нее, я часто вспоминаю себя, когда мне было восемнадцать.

Это было далеко от истины. Ростом Мэллори превосходила мать примерно на шесть дюймов, причем сложена она была как амазонка. Впрочем, мать сама виновата, что сильно сдала за последнее время — ей не следовало курить свой вонючий «Уинстон» в таких количествах, что порой не хватало денег даже на молоко.

— Подумай об этом, — сказал Том Мэллори. — Я останусь здесь, по-видимому, до конца месяца.

Том собирается пробыть в городе несколько недель? Когда-то эта новость привела бы ее в восторг. Сейчас же Мэллори этому нисколько не обрадовалась. Том будет видеть, как они бедны, что они обе — она и мать — неудачницы, которые к тому же ненавидят друг друга. У них осталась последняя надежда всех неудачников — покупать лотерейные билеты на последние заработанные деньги.

Том поднялся.

— Покажите мне водонагреватель, — попросил он. — Если его требуется заменить, я сделаю это сам. Пока я в городе, могу сделать и другие работы.

То, что он предложил, было неплохо. Если бы он просто дал Анджеле чек, она бы истратила его на что угодно, только не на водонагреватель. Она бы перекрасила волосы, сделала бы маникюр, купила бы новое платье и нанесла бы на лицо макияж, надеясь, что это поможет ей заловить богатого муженька из публики, что постоянно толпится в четырехзвездной гостинице «Болдуинз-Бридж». Она бы накупила лотерейных билетов в надежде, что выигрыш покончит со всеми их денежными проблемами.

Скорее всего Том это тоже отлично понимал.

— Он в подвале. — Открыв дверь, Анджела начала спускаться по скрипучим ступенькам.

Но Том не последовал за ней сразу, а задержался. Достав из кармана деньги, он протянул их Мэллори.

— Это на еду. — В его руке было несколько сотен долларов.

Но прежде чем она успела взять эти деньги, он быстро вынул сигарету из ее рта и погасил ее о пепельницу.

— Слушай, — сказал он, — ты бросаешь курить. Прямо с сегодняшнего дня. Для службы во флоте тебе следует быть в форме. И поверь мне, это лучше получится без сигарет.

На лице Мэллори появилась досада.

— Ты напрасно думаешь, что кто-либо может мне указывать.

Том рассмеялся, взял ее на руки и подкинул — как делал, когда ей было еще семь. Мэллори не удержалась и тоже засмеялась.

— Ты все такой же, — сказала она. Том вложил деньги в ее ладонь.

— У тебя есть шанс выбраться отсюда, — произнес он, внезапно становясь серьезным. — И сделать это совершенно самостоятельно.

Она с ужасом почувствовала, что ее глаза наполняются слезами. Боже, как она хотела уехать отсюда! Порой это желание становилось просто нестерпимым!

— Томми, я стою здесь в темноте! — крикнула Анджела. Том отвернулся, притворившись, что не видит слез Мэллори.

— Подумай об этом, — повторил он, направляясь к лестнице.

«Хорошо, я подумаю. Это несложно. Вот только кто оплатит счета за продукты и за квартиру? Кто позаботится о моей матери?»

Мэллори толкнула дверь, сердитая на весь мир. И на Тома, который попытался дать ей надежду, когда яснее ясного, что они сидят, по уши в помоях и это не изменится никогда.

Глава 4

Том принял душ, а затем включил радио, пытаясь отвлечься от непрекращающейся головной боли. Потом направился к холодильнику, чтобы достать пиво. И тут услышал голоса у двери.

Джо и Чарлз возвращались.

Это произошло раньше, чем Том ожидал. Обычно после своей карточной игры эти двое расходились далеко за полночь.

— Разве раньше я просил тебя о чем-нибудь? — сердито говорил Чарлз; его голос был тонким и пронзительным, он словно разрезал тишину ночи. — Просил?

Голос Джо звучал мягче, но был не менее громким:

— Я молчал все эти годы! Думаешь, я хотел эту медаль, что хранится на чердаке? Думаешь, я не вспоминал о ней каждый раз, как поднимался на чердак?

Том выскочил из дома.

Чарлз был красным, словно его хватил апоплексический удар. Он буквально дрожал от ярости.

— Как ты только мог предположить, что я…

— Время настало, — перебил его Джо. — Дженни умерла, и правда ей нисколько не повредит. Ты — единственный, кто боится этой правды! И твоя жена тут совершенно ни при чем.

8
{"b":"4767","o":1}