ЛитМир - Электронная Библиотека

— Но я теперь не знаю, что делать, — неожиданно призналась Кейт. — У меня ушло целых четыре недели на то, чтобы разыскать Холландера и проверить его прошлое. Ума не приложу, где я смогу найти замену?

— Что? — опешил Джед. — Замену Холландеру?!

— Поверьте, я меньше всего хотела бы повторять свои ошибки. Но с другой стороны, в этом случав я не имею права полагаться ни на одного из ассистентов — да к тому же они и так завалены работой.

Джеду стало не до предвкушения романтического обеда в понедельник.

— Постойте, вы ведь пошутили, правда? Черт побери, не может быть…

— Что не может быть?.. — Кейт явно чувствовала себя неловко.

— Замены Бобу Холландеру! — взорвался Джед. Все, на что ему хватило выдержки, — не выругаться перед ней.

Она явно испугалась этой вспышки, но твердо стояла на своем.

— Ох, Джерико, вы правда вообразили, будто я оставлю все как есть?!

— Да, представьте себе! После кошмара прошлой ночи…

— На подписанном вами документе основано все наше финансирование! — отрезала Кейт. — И стоит кому-то из инвесторов только что-то заподозрить — съемки остановятся…

— Никто ничего не узнает! Ради всего святого, да ведь половина народу и так считает Холландера моим любовником!

— О Господи! — Кейт не смогла сдержать нервный смех. — Это правда?

— Никто не знает, почему он жил в одном трейлере со мной, и вряд ли он кому-то мог проболтаться! — Джед провел руками по лицу и перевел дух. Своими отчаянными воплями он ничего не добьется. — Кейт, послушайте! Что я должен сделать ради того, чтобы вы мне поверили: я не собираюсь гробить ваш фильм!

Но она лишь молча покачала головой.

— А что, если мы заключим сделку? Вы освободите меня от надзирателя, а я не стану предъявлять «О'Лафлин продакшнз» иска за моральный ущерб, причиненный сегодня ночью?

— Вы хотите предъявить иск? — Теперь настала очередь Кейт удивляться. Она рассмеялась, не поверив своим ушам. — Но разве вы сами только что не утверждали, что все в прошлом?

— Вряд ли это можно оставить в прошлом, если вы снова норовите подсунуть мне еще какого-нибудь морячка, который станет любоваться на то, что я делаю в сортире!

Кейт так уставилась на него, будто хотела вскрыть череп и пощупать его мысли.

— Ни вы, ни я не хотим, чтобы эта история появилась на первых полосах газет. — Она подтолкнула к нему телефон и продолжила:

— Мистер Бомон, я считаю, что вы блефуете. — Воркующий голосок не соответствовал жестоким, резким фразам. — Валяйте. Возбуждайте свой иск, но я советую вам хорошенько подумать, прежде чем бросать такой кусок «желтой прессе». Тем более что этим вы нарушите пункты шестой и седьмой в нашем договоре, после чего лишитесь и контракта, и роли.

Джед не моргнул и глазом. Не хватало только, чтобы она действительно догадалась, о чем он думал, набирая номер.

— Ах вот как, я потеряю роль! Да плевать я на нее хотел! — Эта ложь далась ему на диво легко. — Черт побери, я получу по своему иску намного больше той подачки, которую вы зовете гонораром! И вы знаете, что так оно и будет!

Где-то в Калифорнии его агент поднял трубку:

— Стейплтон.

— Привет, Рон, это Джерико. Извини, что разбудил, но у нас тут возникла проблема, и я решил, что тебе следует знать…

Кейт не смогла усидеть на месте. Она вскочила и выхватила трубку.

— Рон, Джерико перезвонит вам попозже!

Тяжело дыша, она обернулась к Джеду.

— Черт бы тебя побрал! — Джед решил, что сейчас в него запустят этим самым телефоном. — Ты, наверное, лучший артист на свете! И мне противно иметь с тобой дело, потому что никогда не знаешь, играешь ты или нет! — Она прищурилась. — Но сейчас ты ведь играл, верно? И я сорвалась напрасно? Ты не стал бы ничего рассказывать Рону, но ни за что теперь не сознаешься! — Кейт ткнула в его сторону пальцем и продолжала:

— Я знаю, что ты делаешь это не ради денег! Я знаю, что ты пришел сюда, потому что хочешь сыграть эту роль! Тебе достаточно произнести слово, чтобы угробить наш фильм! Ты волен звонить своему агенту и даже тащить нас в суд. И вполне возможно, что тебе удастся выиграть дело. Ты отомстишь, ты смешаешь меня с грязью, но если уж дело дошло до взаимных угроз, то помни, что, как только ты обратишься в суд, все вокруг узнают: ты признал, что тебе необходима нянька!

— Я ни в чем таком не признавался… — возмутился он. Но Кейт уже кричала во весь голос:

— И продюсер твоего следующего фильма — если таковой найдется — наверняка подумает: «Черт, а ведь это отличная идея!» И захочет прикрыться точно так же, как это сделала я, — а ты останешься с тем же, с чего начал! И будешь каждое утро первым делом мочиться в банку, а затем любоваться, как обшаривают твой трейлер! Вот только не известно, ради чего тебе придется так унижаться? Одно могу сказать наверняка: это уже не будет роль Ларами! — И она с размаху пихнула к нему телефон:

— Ты больше не будешь звонить Рону! А если ты все же это сделаешь, то не для того, чтобы нанять адвоката и обратиться в суд! Да, Бомон, тебе удалось меня одурачить — но ненадолго! Ты бесподобный артист, но я слишком многое о тебе знаю! Если понадобится — ты продашь душу дьяволу ради этой роли! И не собирался отказываться от нее сейчас! Ты любишь Ларами не меньше, чем я!

Ну и что теперь? Она его раскусила. Черт побери, она просто загнала его в угол! В отчаянии Джед чуть не схватился за телефон, чтобы и правда позвонить Рону. На какую-то долю секунды он готов был предпочесть деньги — хотя бы чтобы доказать Кейт О'Лафлин, что она ошиблась.

Но ведь она не ошиблась. Она все рассчитала. Роль Ларами для него дороже денег, дороже собственной гордости.

Джед замер в кресле под разъяренным взглядом Кейт. Он довел ее до белого каления, и она готова была ринуться в бой.

Да, он явился сюда, собираясь обыграть Кейт, заставить ее смягчиться и увидеть в нем друга. А вместо этого умудрился превратиться в смертельного врага. Джед понимал: самое умное — попросить прощения и исчезнуть подобру-поздорову.

Но он не мог так поступить. Да, Кейт выиграла этот раунд, но если у него все же остался хоть какой-то шанс что-то выторговать для себя — нужно делать это, пока не поздно.

— Я хочу, чтобы на обоих туалетах снова повесили двери, — процедил Джед, содрогаясь от ярости, вспыхивавшей с новой силой при одной мысли о том, за что ему приходится бороться. — И чтобы это было сделано сегодня же, до того, как я лягу спать!

— Хорошо, — неохотно кивнула Кейт.

Он смотрел ей в глаза, не пытаясь скрыть, насколько омерзительно ему создавшееся положение.

— Кроме того, я требую право вето на возможную замену Бобу Холландеру. И даже не вздумайте искать кого-то по объявлениям!

Кейт обессиленно плюхнулась в кресло.

— Я собиралась обратиться за помощью в центр реабилитации, чтобы оттуда прислали не новичка, но и не отставную гориллу с наручниками на поясе.

— Ну, наручники — это не так уж страшно, если мою надзирательницу будут звать Трикси и она явится в черных сапогах и с плеткой. Так вы согласны?

— Нет. Я, конечно, постараюсь посоветоваться с вами, но окончательный выбор оставляю за собой.

— Ну да, с какой стати останавливаться на достигнутом? Вы уже доказали, что умеете разбираться в людях! — Ну кто его тянул за язык!

Кейт аккуратно подровняла стопку бумаг у себя на столе и сердито ответила:

— Вы, мистер Бомон, лучше получите сначала «Оскара», тогда у вас будет беспроигрышная позиция на переговорах.

— Выгоднее, чем та, когда я валялся на кровати голый и скованный? — Джед заставил себя прикусить язык и встал. Пожалуй, ему лучше уйти — пока его честность и открытость не зашкалило окончательно. И тут его ошарашила новая мысль:

— А что мы будем делать, пока вы не нашли замену?

Она растерянно развела руки:

— Не знаю. Я еще об этом не думала. Надо поговорить с Виктором, а пока можно назначить кого-то из ассистентов.

— Вот-вот, кого-то из этих двадцатилетних сопляков, верно? Прямо не знаю — смеяться или плакать. Вы что? Между прочим, не далее как нынче утром Тони подкатывался ко мне раза три и предлагал дозу из собственных запасов!

22
{"b":"4768","o":1}