ЛитМир - Электронная Библиотека

В те времена, когда он еще пил, выход был очевиден. Но вот уже пять лет он оставался абсолютно, кристально трезвым.

Черт побери, как ему не хватает глотка спиртного…

Он почувствовал, как Кейт прикоснулась к нему.

— По-моему, мы могли бы теперь уйти, — шепнула она.

Джед распахнул глаза и прямо перед собой увидел ее лицо. Он так и не убрал руку со спинки кресла и мог бы сейчас поцеловать Кейт, если бы захотел.

И ему этого хотелось. Хотелось сильнее, чем выпивки. И на какой-то миг ему почудилось, что в ее глазах вспыхнуло ответное желание. Но вот она уже на ногах — и снова превратилась в выдержанную бизнес-леди. Джед пошел следом за Кейт к выходу, пригибаясь под лучом кинопроектора.

Она молчала, спускаясь по лестнице наружу. Она молчала, пока шла рядом с Джедом по Мейн-стрит. Она сдержала слово. Она доказала, что он ошибся, но не упрекала его. Она даже не позволила себе фразу типа «Я же говорила!».

А ведь он заслужил это, еще как заслужил!

На самом деле она выглядела почти такой же измученной, как сам Джед, и ему вдруг стало стыдно за то, что он приставал со своими капризами. Как будто у кинопродюсера и без того не хватает забот. Его тюфяк, его жалюзи, содовая в холодильнике…

Тут она словно почувствовала его взгляд, покосилась на Джеда и каким-то чудом сумела стряхнуть с себя усталый вид. Задрала нос, расправила плечи и превратилась в хладнокровную и собранную особу. Честно говоря, она всегда выглядела такой — даже когда примчалась к нему нынче утром с мокрой головой, в измятых шортах и футболке.

Джед нарочно попытался представить ее угодившей в грозу, промокшую и растрепанную — но не смог. Наверное, гроза каким-то образом поймет, что лучше ей пройти стороной. А может быть, Кейт просто не допустит оплошность и не отправится на улицу без зонта, когда вот-вот может пойти дождь.

Тогда он попытался представить ее утром, только что вставшую с постели, еще без макияжа и без прически. Но и это видение далось с большим трудом. А вот представить ее голой и распростертой на кровати не составляло труда — ведь у него имелась копия «Смерти в ночи». Это совсем не похоже на сонное, теплое создание, готовое снова укрыться с головой одеялом… Нет, как Джед ни старался, у него ничего не вышло.

Как это ни обидно, но скорее всего она принадлежит к тому типу женщин, которые не разлеживаются в кровати после занятий любовью, а быстренько бегут в душ, приводят себя в порядок и едут домой. Или считают, что это должен проделать партнер — в том случае, если свидание было у нее дома.

А что она будет ожидать от него, если им придется ночевать в одном трейлере?

Джед поспешил себя высмеять. Это надо же, размечтался! Кейт на дух его не выносит! И ни за что в жизни не позволит затащить себя в койку. А всякие фантазии на эту тему не доведут его до добра — это точно.

Кроме того, есть еще кое-кто, о ком следовало подумать, прежде чем пускаться во все тяжкие с Кейт О'Лафлин. Одна особа, с которой он обязан был объясниться.

Они как раз проходили мимо ресторана, и в окнах мелькали знакомые лица — многие из их группы все еще торчали за столиками. В уютном уголке пристроился Джамаль Хокс с одной из помощниц визажиста. Молодые девчонки окружили Анни, ассистентку Кейт. За соседним столом сидели парни из техперсонала.

Рива Тернер и Рассел Маккой выбрали самый темный угол в дальнем конце зала. Рассел угрожающе нависал над столом, а Рива так сжалась, будто вот-вот провалится сквозь землю.

И за несколько столиков от них в полном одиночестве сидела Сюзи Маккой, машинально ковыряясь вилкой в пироге с голубикой.

Джед задержался у двери и сказал:

— Давайте зайдем, чтобы вы смогли перекусить.

— Лучше я попрошу кого-нибудь из ассистентов принести мне в трейлер пару сандвичей, — покачала головой Кейт. — У вас наверняка есть еще какие-то дела. К примеру, выучить роль на завтра.

— Честно говоря, — признался он, — я сам хотел бы сюда зайти. Надо потолковать кое с кем.

Он вежливо приоткрыл дверь, пропуская перед собой Кейт. Все головы как по команде повернулись в их сторону, и до Кейт дошло, что в последние дни они не разлучаются ни на минуту. Все, кто не посвящен в «дополнение к контракту», запросто могут вообразить, что это неспроста.

И хотя эта мысль не прибавила ей хорошего настроения, Кейт понимала, что Джерико будет намного больнее, если все узнают о ее обязанностях надзирателя поневоле.

Она направилась к стойке буфета. Обед давно закончился, но зато можно было получить свежий пирог или сандвич. Кейт выбрала сандвич с куриным салатом и колу. Ей предстояло работать допоздна — немного кофеина не помешает.

Кроме того, она попросила завернуть ей кусок пирога, чтобы унести с собой, и собралась спросить, не взять ли его на долю Джерико. Но Джерико отправился куда-то в глубину зала.

Он уже стоял возле Сюзи Маккой.

— Можно мне на секунду присесть? — донесся до Кейт его звучный голос.

Сюзи кивнула и как-то съежилась, словно боялась, что ее сейчас ударят.

Джерико пододвинул стул и уселся, а на другом конце зала Джамаль Хокс вскочил на ноги. Юноша торопливо направился к их столику.

— Я должен извиниться перед тобой. — Джерико по-прежнему было слышно во всем зале. Джамаль замер на полпути. — Я еще до начала съемок вбил себе в голову разную чушь насчет тебя — и совершенно зря. — В ресторане воцарилась абсолютная тишина. Теперь его слушали — даже те, кто делал вид, будто их это не касается. — Я решил, что ты не справишься с этой ролью, и ошибся. Из тебя вышла превосходная Джейн. А я вел себя возмутительно и грубо. Надеюсь, ты найдешь в себе силы меня простить.

Вид Сюзи выдавал точно такую же растерянность, какую испытывала сейчас Кейт. Девочка пробормотала что-то совершенно невнятное. Однако это вполне удовлетворило Джерико; он кивнул и поднялся со словами:

— Буду рад работать с тобой и дальше.

А в следующую минуту он уже шагал обратно к выходу, к поджидавшей его Кейт. Она машинально подхватила свой сандвич и колу и помчалась следом.

— Это было… — Она замялась в поисках нужных слов. — Понимаете, не обязательно было извиняться публично. Наверное, можно было отозвать ее в сторонку и поговорить.

— Я обидел девочку при всех, — бесцветным голосом возразил Джерико. — И по справедливости должен был при всех принести извинения.

Кейт устало потащилась следом за ним к трейлеру. Господь свидетель, это был самый длинный день в ее жизни. Джерико Бомон начал с того, что шокировал ее своим видом с самого утра, и до вечера она успела познакомиться с таким множеством граней его личности, о которых никогда и не подозревала.

Он вскоре заметил, что спутница плетется из последних сил, и тут же замедлил шаг. В вечерних сумерках ей снова почудилось, будто рядом с ней Ларами.

Его голос прозвучал мягко, как подступавшая ночная тьма.

— Спасибо, что заставили меня прийти на просмотр, — сказал он и улыбнулся — совсем как Ларами: грустно и горько, насмехаясь над самим собой. — Хотите верьте, хотите нет, но это волшебное слово все же входит в мой словарь.

Кейт заставила себя отвести взгляд и шагать вперед как ни в чем не бывало, не поддаваясь его чарам. Ей хватит сил устоять перед обаянием Джерико Бомона. Опасность подстерегала ее в те минуты, когда он начинал вести себя слишком человечно, слишком похоже на Ларами.

Глава 8

Когда Кейт исполнилось тринадцать лет, она часто присматривала за маленьким ребенком молодой пары, жившей по соседству. Они оба пели в церковном хоре, и каждый вторник Кейт делала уроки у них дома. Уложив в кроватку Лауру, их двухгодовалую дочку, она устраивалась за большим обеденным столом и занималась. Это было одно из хороших воспоминаний о том времени, когда Кейт была подростком, — вообще-то она старалась как можно реже думать про те годы.

И вот теперь она сидела в большой комнате в трейлере Джерико, разложив на столе рабочие бумаги, и мечтала о том, чтобы Джерико оказался таким же спокойным и безропотным подопечным, какой была Лаура.

26
{"b":"4768","o":1}