1
2
3
...
28
29
30
...
71

Кейт выронила ключи.

— Шутка! — Он со смехом заглянул ей в лицо.

— Очень смешно. — Она надеялась, что выключила свет до того, как щеки покрыл яркий румянец.

Следом за Джерико Кейт поплелась в соседний трейлер. После кондиционированной прохлады в трейлере ночной воздух навалился на них, словно душное одеяло, — темный, тяжелый и влажный.

— Вы не можете не согласиться со мной, что все это выглядит несколько… несколько неприлично.

— Неприлично… — У Кейт вырвался нервный смешок. — Целую вечность не слышала такого слова!

— Но оно вполне уместно, не так ли? Вы, случайно, не хотите прогуляться перед сном? — Он остановился, чтобы пропустить ее вперед.

— Нет.

— Очень плохо.

Ей далеко не сразу удалось нащупать скважину и вставить ключ. Жестом она предложила Джерико войти первым.

— Вы не храпите? А вот Холландер храпел. Первый раз, когда я это услышал, мне показалось, что кто-то включил снаружи мотопилу.

Как ни невероятно это выглядело и как бы ни пытался Джерико это отрицать, но он тоже нервничал — Кейт это чувствовала.

Она заперла за собой дверь и щелкнула выключателем.

— Я не храплю. Хотя, конечно, прошел уже не один год с тех пор, как я спала в одной комнате с… — Кейт запоздало прикусила язык. Черт побери, разве его это касается?

— Неужели? — «Ну вот, проболталась!» — Уже, не один год?

— Почему бы вам первому не отправиться в ванную? — сухо осведомилась она.

Джед лежал в темноте, затаив дыхание, и вслушивался, как укладывается Кейт. Она нарочно выключила свет заранее, еще до того, как вошла в ванную, и теперь он слышал, как она осторожно движется по комнате и как шелестят простыни у нее на кровати.

А потом наступила полная тишина. Потянулись томительные минуты, и ему никак не удавалось отделаться от мыслей о Кейт, о том, что она лежит всего в нескольких ярдах отсюда в одной… а в чем, кстати, она спит? Вряд ли это будет какая-нибудь растянутая футболка необъятных размеров. Нет, Кейт не такая! Для фланелевой пижамы ночь слишком душная. Значит, остается… что-то типа ситцевой ночной рубашки? Или какая-нибудь тонкая пижамка на резинке… Тьфу ты, пропасть! Этак можно совсем рехнуться!

Он попытался думать о чем-то другом и тут же вспомнил, как им с Кейт пришлось ждать, пока Нат и Этан возятся с обыском. После того как они зашли в ресторан и он извинился перед Сюзи Маккой, его быстренько стряхнули с небес на землю.

Вряд ли кто-то обрадуется, когда все его веши перетряхивают и переворачивают по несколько раз на дню. Попробуй потом что-нибудь отыщи! Старательные сыщики не оставляли без внимания ни единую мелочь. Джеду оставалось скрипеть зубами от злости.

Ну вот, нашел о чем думать, чтобы поскорее заснуть… Пожалуй, лучше уж продолжать мечтать о Кейт — по крайней мере это не так противно.

И он стал представлять себе в подробностях, как она лежит в эту минуту в соседней комнате. Не прошло и десяти минут, как ему окончательно изменила выдержка.

— Кейт! Вы спите?

Она пошевелилась.

— Нет.

— А вы любите спать на боку или на спине?

Молчание. Оно тянулось бесконечно долго. Но вот она хихикнула и недоуменно спросила:

— А какая вам разница?

— Просто интересно.

— Вы что, Боба тоже спрашивали?

— Ни за что! — рассмеялся он. — Я просто лежал здесь и молился, чтобы он не вообразил, будто вернулся к себе на флот. — Джед помолчал и добавил:

— Но я все же спросил, голубой он или нет. Представляете, что было потом?

Ей стоило большого труда не расхохотаться.

— Бомон, вы же падали с ног от усталости!

— Ну да. Мне просто… — Что? Беспокойно? Но если он признается Кейт в своем беспокойстве, она тут же отнесет это на счет возбуждения. И будет недалека от истины. — Когда я только приехал в Калифорнию, то остановился у своего брата, Тома. У него тогда ночевали четыре или пять человек. Не знаю, то ли им не захотелось тащиться среди ночи домой или у них вообще не было дома, — Тому было все равно. Но мне приходилось ложиться пораньше, чтобы занять диван — иначе я спал бы на полу. У его друзей язык был подвешен что надо, и они могли болтать до самого утра.

— Том — это тот, который умер от СПИДа?

Это мигом охладило его.

— Вы ведь сами все знаете, верно? — Ему все еще было больно при мысли о том, что его брат умер. Ранила не сама смерть — Том болел уже давно, и за эти годы Джед успел свыкнуться с мыслью о неизбежной потере. Но Джед не появлялся у Тома целых два месяца перед тем, как брата не стало. Он, видите ли, тревожился о своей репутации и старался держаться подальше.

Вряд ли его жизнь можно было назвать образцовой, но этот момент Джед до сих пор считал самым позорным.

— Наверное, вам было очень нелегко, — мягко заметила Кейт.

Он издал какой-то невнятный сонный звук, который можно было истолковать как согласие.

— Спокойной ночи, Джед, — прошептала она, немного помолчав.

Несмотря ни на что, он не удержался от улыбки:

— Это Дэвид вам сказал, да?

— Он позвонил и спросил Джеда Бомона. Мне всегда казалось, что Джерико не может быть настоящим именем. Но до сих пор я не знала, что вы Джед.

Вообще-то Джед предпочитал не обсуждать собственное имя с посторонними, но лучше уж говорить об именах, чем о Томе.

— Когда я снялся в своем первом фильме, то получил право стать членом актерского профсоюза, — сказал он. — И вы представляете, у них, оказывается, такое правило: в организации не должно быть тезок. К примеру, Майклу Джи Фоксу необходимо хотя бы вставить в свое имя эту букву «джи», если в профсоюзе уже имеется какой-то Майкл Фокс! И когда пришел я, то там уже имелся Джед Бомон. Я хотел было взять свое полное имя, но мой агент встал на дыбы. Тогда Том подсказал мне Джерико, и так оно и осталось.

— А откуда взялся Джед? — поинтересовалась Кейт.

Ее голос звучал сонно и спокойно. Джед зажмурился и представил, что она лежит не в своей, а в его кровати. Вот она свернулась у него под боком, вся такая теплая, податливая, и он…

— Джедидия?

— А вот и нет: Джеддо!

Она рассмеялась.

— Слушайте, я не шучу и не понимаю, что здесь смешного! — Впрочем, он и сам невольно хмыкнул. — Мой папа настоял на этом старинном фамильном имени. Я понимаю, когда люди стараются сохранить старинные имена, если у них такие фамилии, как Вашингтон или Вандербильт. Но если ты ведешь свой род от разбойников и контрабандистов, иногда не мешает придумать что-нибудь новенькое!

Воркующий смех Кейт словно обволакивал его в темноте. И Джеду нравилось это чувство. Ему нравилось хоть ненадолго оказаться с ней заодно, а не по разные стороны баррикад. Ему приятно было смаковать мысли о том, что чем дольше он будет ее развлекать, тем скорее получит приглашение к ней в постель.

— По-моему, звучит великолепно, — сказала она. — Джеддо Бомон.

— Обещаете, что не проболтаетесь?

— Обещаю, Джеддо! — Она фыркнула и добавила:

— Спокойной ночи!

— То есть как это так — «спокойной ночи»? Теперь вы тоже должны поведать мне свою самую страшную тайну!

— При крещении мне дали имя… — Кейт выдержала драматическую паузу. — Мери Катарина! — И она снова рассмеялась.

— Так нечестно!

Кейт замерла во тьме, суеверно скрестив пальцы, и попыталась солгать, чтобы уйти от ответа:

— Я уже засыпаю.

— У каждого есть какая-то тайна.

На самом деле у нее было великое множество тайн. Она уже давно потеряла им счет. Она держала в тайне от своей семьи, что снималась в той любовной сцене в «Смерти в ночи». И никому никогда не рассказывала о том, что случилось в восьмом классе, на вечеринке у Нэнси Брейкер, — даже Маку, своему младшему брату.

Немало тайн она хранила и от Виктора. И самой значительной среди них был тот факт, что она сама написала сценарий для этого фильма. Что уж говорить о некоторых подробностях того жуткого, безобразного месяца, перед тем как она подала на развод, попытавшись жить по его правилам и играть в его игры.

29
{"b":"4768","o":1}