1
2
3
...
41
42
43
...
71

Ее потрясла такая ласка. Еще ни один мужчина не позволял себе с ней ничего подобного. Кейт постаралась напрячься и остановить его, но с удивлением услышала, что страстно повторяет его имя.

И все пропало. Она словно со стороны наблюдала, как чувственно выгибается всем телом, побуждая его к новым ласкам. Она обнимала его что было сил, содрогаясь от мысли, что он остановится, и тогда…

И тогда Джед действительно остановился и сдвинул вместе ее ноги — но только для того, чтобы снять пижаму. И целовать так, как ему хотелось, безо всяких преград.

Кейт показалось ужасно несправедливым, что такие возмутительные ласки могут приносить столько наслаждения. Но ведь он не любит ее, и она… Конечно, нет, она тоже его не любит. Это попросту невозможно.

Но Боже, какой восторг вызывают в ней его прикосновения!

И как ей хочется еще!

— Пожалуйста! — Она внезапно так осипла, что едва сумела прошептать это слово.

Джед поднял голову и посмотрел ей в глаза, и тогда Кейт сползла к нему на ковер и сама поцеловала Джеда в губы.

Он отвечал ей неистово, жадно — совсем не так, как прежде, в танцевальном зале. Кейт почувствовала у него на губах свой собственный вкус, и все поплыло у нее перед глазами. Он усадил ее к себе на колени, и горячие, настойчивые руки стали ласкать ее там, где недавно был язык.

Настало время избавиться от халата, и она сама помогала сделать это неловкими от нетерпения руками. Следом за халатом полетела кофта от пижамы, и он, застонав от восторга, слегка стиснул в ладонях ее груди.

Джед взял напряженный сосок в рот и ласкал его губами и языком до тех пор, пока у Кейт не вырвался возбужденный стон.

Позабыв о смущении, она сама протянула руку к застежке на его брюках, чтобы выпустить на свободу затвердевшую, готовую к любви плоть. И вот уже Джед достает откуда-то из кармана презерватив и надевает его.

Но даже тот факт, что он оказался на удивление предусмотрительным, не заставил Кейт остановиться. Все затопила восторженная благодарность, когда он заполнил ее одним сильным, скользящим рывком.

— О да! — вырвалось у него.

Ему достаточно было одного взгляда, чтобы прочесть по ее глазам, что она не желает ни о чем думать, лишь бы не останавливаться, лишь бы не прерывать этот праздник чувств.

Джед уложил ее на пол и стал двигаться в древнем как мир ритме, а она пыталась расстегнуть пуговицы у него на рубашке. Ее манили эти мощные мышцы, дразнившие взор на протяжении целой недели. Он просто стянул рубашку через голову, и Кейт наконец-то приникла к нему так, как хотела, — всем телом.

Она полностью распахнулась навстречу его неистовым, страстным рывкам, желая вобрать в себя целиком, до конца. Джед отвечал ей жадным, ненасытным поцелуем.

Он неожиданно отстранился, подхватил ее на руки и понес на кровать. Кейт потянулась вперед, но Джед уклонился и снял с себя брюки, не спуская с Кейт потемневшего от страсти взгляда.

Кейт приподнялась на локтях и горящими глазами ловила каждое его движение.

Джед невольно улыбнулся — отчего на миг его лицо осветилось.

— Видела бы ты себя! Моя фантазия наяву!

— Скорее! — взмолилась она, снова распахнувшись ему навстречу.

Он подчинился, и Кейт блаженно охнула, почувствовав тяжесть его тела. Ни с чем не сравнимое ощущение — быть с ним единым целым.

Джед слегка замедлил ритм — так, чтобы при каждом движении по ее телу успевала пробегать новая волна экстаза. Да, она испытывала такое впервые в жизни, и сила этой бури чувств казалась просто невероятной, но постепенно к ней снова возвращалась способность соображать.

Кейт неловко заерзала, и тогда Джед снова стал двигаться резко и часто, так, чтобы она получила то, что хотела.

Безрассудный, неистовый секс в чистом виде.

Это была дикая, первобытная вспышка животной страсти. И под стать ей оказалась разрядка — яростный взрыв, принесший острое наслаждение на грани с болью.

Ее порыв захватил и Джеда — она почувствовала, как он напрягся всем телом и выдохнул ее имя сквозь стиснутые зубы.

Кейт приникла к нему, содрогаясь, чуть дыша, ничего не слыша из-за гула в ушах. Она не хотела, чтобы это кончилось. Она не хотела открывать глаза и смотреть ему в лицо. Она не хотела обсуждать это или не обсуждать, что было еще хуже.

Джед перекатился на бок и осторожно привлек ее к себе — спиной к своей груди. Кейт не двигалась, пока он укрывал их обоих одеялом и выключал лампу возле кровати.

Когда она отважилась открыть глаза, в комнате было совсем темно.

Он как будто почувствовал ее страх.

Джед довольно вздохнул, по-хозяйски обнял ее и накрыл ладонью пышную грудь. Легонько поцеловал в шею и снова вздохнул.

— Лучшая ночь в моей жизни, — прошептал он.

Эти ласковые слова заставили ее сердце замереть от счастья. Кейт понимала, что ведет себя глупо, что это всего лишь слова.

Но она позволила себе закрыть глаза и блаженно расслабиться.

Слишком мало времени оставалось до рассвета с его беспощадной реальностью.

Глава 11

— Что-то ты рано проснулась.

Кейт отвлеклась от своего кофе и подняла взгляд на Джеда. Он стоял на пороге кухни, намотав на бедра полотенце. Стоило вспомнить о прошлой ночи, о том, как она позволяла себя ласкать и как он ее целовал, — и ее щеки покраснели. Покраснели от воспоминаний и от желания все повторить. Боже, помоги ей не сойти с ума! Она заставила себя глубоко вдохнуть и улыбнуться.

— И вовсе не рано.

— Ты в порядке? — спросил Джед. Он смотрел на нее так, что Кейт едва не рассмеялась. В его взгляде смешались озабоченность и та трогательная беспомощность, которую она привыкла относить на счет Ларами. А он вполголоса уточнил:

— Я не вел себя слишком… грубо?

— Я в порядке, — заверила Кейт. Ее стоило бы арестовать за такую наглую ложь. Она была не просто «в порядке». Она еще никогда не чувствовала себя так восхитительно. В физическом смысле.

Тогда как в голове творилась настоящая каша.

Что она натворила?

Этой ночью она переспала с типом, от которого ей следовало держаться подальше!

И ей совершенно не на что сослаться. Она не была пьяной. Она даже не морочила себе голову фантазиями о Ларами. Потому что за всю ночь она ни разу о нем не вспомнила.

Нет, она отдалась Джерико Бомону, причем совершенно сознательно.

— Полагаю, уговаривать тебя вернуться в постель бесполезно? — Как всегда, Джед выглядел неотразимо — шесть футов и три дюйма великолепных мышц, на подбородке темная щетина…

— Разве что тебе очень хочется опоздать на самолет в Южную Каролину. Мы и так едва успеваем принять душ и перекусить.

— Когда нужно выезжать?

— Через полчаса, — Нет, этого слишком мало. — Джерико задумчиво покачал головой. — Я не хочу спешить, когда мы займемся любовью в следующий раз. И мне понадобится не меньше тридцати минут, чтобы только налюбоваться тобой.

Кейт опять покраснела. Господи, помоги…

— Разве предполагалось, что будет еще следующий раз? — Ее голос предательски дрогнул, когда она отважилась поднять глаза.

— Я думал… — Джед оборвал себя на полуслове и горько рассмеялся. — Прости. Я действительно размечтался… Черт побери, но я на это надеялся. — Его голос тоже дрогнул.

Но ведь он был артистом и прекрасно владел такими трюками.

— Может быть, нам лучше отложить этот разговор? — осторожно промолвила Кейт. Потому что на этот раз она не собиралась сдаваться. На этот раз она честно скажет ему, что не желает подвергать себя опасности ненужной привязанности. Он мог наговорить вчера что угодно — лишь бы заставить Кейт согласиться.

— В самолете? — предложил Джерико. — Ну конечно, если там не будет слишком много пассажиров. И в соседнем кресле не окажется какая-нибудь монашка.

— Хорошо. — Кейт все же не удержалась от легкой улыбки. Для начала сойдет и так. Если в самолете не будет слишком много пассажиров — и рядом с ними не сядет монашка.

42
{"b":"4768","o":1}