ЛитМир - Электронная Библиотека

Радостная весть пришла к ней сегодня вечером.

Она чувствовала спиной, что Джерико стоит рядом и смотрит на экран.

— Господи, — вздохнул он. — Снова дождь?

Состояние погоды осталось единственной темой для разговоров, которую Кейт поддерживала. Все остальные отметались как чересчур личные.

Лето действительно выдалось не из лучших: если сначала жара была просто невыносимой, до сейчас превратилась в сущий ад. Вместе с жарой пришли обильные ливни. А вместе с ливнями — полчища москитов.

Так что было о чем поговорить.

Дождь громко барабанил по металлической крыше, и было дурно даже думать о том, что придется выходить наружу и перебираться в другой трейлер. Впрочем, в последние дни людям делалось дурно от любого движения.

А Кейт вдобавок оказалась запертой наедине с мужчиной, который одним своим видом напоминал ей о самой страстной ночи в ее жизни.

А ведь именно эту ночь Кейт больше всего хотела забыть, потому что позволила себе пойти на поводу у животной страсти и отдаться без любви. Кейт стыдилась себя, стыдилась того, что продолжала хотеть его не меньше, чем прежде. Даже после того, как разоблачила его игру и Джерико предстал перед ней в своем истинном обличье, она мечтала о его ласках!..

От яркой вспышки и удара грома за окном Кейт так и подскочила на месте. Господи, что с ней творится!

— Кейт, что это такое? — В его голосе прозвучало нечто большее, нежели простое любопытство.

Она недоуменно взглянула на Джерико.

Он застыл возле стола, на котором были приготовлены два стакана чая со льдом. Все было в полном порядке: ломтик лимона, кусочки сахара и длинные пластиковые ложки-мешалки. Один из стаканов был уже пуст.

— Это — отлично приготовленный чай со льдом, — сказала она. — Когда мы вошли, он уже стоял на столе. Это ты позвонил Эдне и заказал нам чай?

— Нет. — Он взял что-то со стола и внимательно разглядывал. — Ох, черт! Ты его пила?

— Ну да. — Кейт встала с места. — А что случилось? Почему ты всполошился?

Он показал Кейт маленькую открытку — вроде тех, что обычно вкладывают в свои букеты мастера-флористы.

— Вот это я нашел под стаканом.

— «Желаю приятного плавания», — прочла вслух Кейт. — Что это значит? Я никуда не собиралась.

Но Джерико уже торопливо набирал номер.

— Привет, Эдна. Да, это Джерико. Позволь тебя спросить: вы используете в «Гриле» рафинированный сахар — ну, знаешь, такими маленькими кусочками…

— Что еще за… — начала Кейт, сердито скрестив руки на груди.

— Нет, не думаю, — говорил в трубку Джерико, сердито отмахнувшись. — Ладно. Спасибо. — Он дал отбой и обратился с Кейт:

— В «Гриле» не подают таких упаковок с рафинадом. Сколько кусков ты положила в чай?

— Джерико, ты хочешь меня напугать? — уставилась на него Кейт.

— Послушай, я сегодня повстречал Тони. Помнишь Тони? Мальчишку, которого ты вышибла за наркотики? Ты куда-то звонила, а я отошел к киоску. Он подобрался ко мне — непонятно, как ему вообще удалось сюда пробраться. Тони был изрядно на взводе и все предлагал купить какое-то зелье. Твердил, что я запросто могу хранить его на видном месте, рядом с упаковками сахара-рафинада.

Сахара-рафинада. У Кейт все похолодело внутри.

— И ты считаешь, что тот сахар, который я положила в холодный чай… — Продолжать она не смогла.

— Я велел ему убираться отсюда поскорее, отлежаться в каком-нибудь углу, а потом сматываться из города. Я даже дал ему сотню на бензин. Наверное, я отчасти чувствую себя виноватым, что его выгнали. А он полез на стенку и стал мне угрожать.

— Почему ты никого не позвал?

— Наверное, надо было. Но я решил, что в таком состоянии он сам не соображает, что говорит. И не воспринял его угрозы всерьез. — Джерико озабоченно покачал головой. — Кейт, я меньше всего хочу тебя пугать, но ты должна вспомнить, сколько кусков сахара положила в чай.

— Два. Вообще-то я размешала всего полтора, но потом… потом сгрызла оставшиеся полкуска.

— Черт!

Тут снова ударила молния, и в трейлере погас свет.

— Нет! — вырвалось у Кейт. — О Господи, только не сейчас!

Она услышала, как движется Джерико, как пытается разглядеть что-то сквозь щель в жалюзи.

— Похоже, весь наш квартал остался без электричества. — Он потянулся к телефону и снова выругался. — Линию замкнуло. Послушай, Кейт, ступай в душ и постарайся, чтобы тебя вырвало, ладно? Но сперва оставь мне свой сотовый телефон. Я позвоню Дэвиду. Он должен знать, как скоро эта дрянь даст о себе знать.

Кейт трясущимися руками кое-как нашарила в сумке сотовый телефон и протянула трубку Джеду.

— Джед, ты бы не мог найти свечу? Я боюсь темноты.

Он на ощупь набрал номер Дэвида и стал выдвигать один за другим кухонные ящики.

— Уже ищу!

— Дэвид сказал, что если в сахаре был ЛСД, то ты наверняка почувствуешь это не позднее чем через двадцать минут.

— Прошло уже не меньше пятнадцати минут, как я выпила этот чай. — Кейт беспомощно взглянула на него, сидя на полу в ванной. Она прислонилась спиной к стене и прижала колени к груди. В неверных отблесках свечи ее широко распахнутые глаза были полны смертельного ужаса. Свеча нашлась в самом неожиданном месте — в кладовке в ванной.

— Мне почему-то кажется, что Тони просто хотел нас припугнуть, — заметил Джед, устраиваясь рядом с ней. — Вряд ли он на самом деле подсунул нам что-то в сахаре.

— Правда? — Кейт встрепенулась, полная надежды.

— Да, — невольно улыбнулся Джед. — Да, так оно и есть.

Дэвид успел рассказать ему вкратце про ЛСД, и самое главное то, что если она проглотила наркотик, то ей уже ничем не поможешь — следует просто быть рядом, пока будет длиться его действие. Если она поведет себя слишком буйно, он может доставить ее в больницу, чтобы припадок сняли с помощью валиума. Но вообще-то Дэвид рекомендовал держаться от больницы подальше.

Первой обязанностью Джеда было помочь Кейт успокоиться, постараться побороть в себе страх.

— Ну и жарко же здесь! — прошептала она.

— Нет электричества — не работает кондиционер. Я позвонил Анни — она говорит, что какая-то машина врезалась в столб возле шоссе. Электрики вряд ли что-то станут делать до утра.

— Мы не можем пропускать съемочный день! — встревожилась Кейт.

— Ну, до этого не дойдет! Мы же завтра снимаем в Брандалл-Холле, помнишь? Еще несколько дней уйдет на сцену между Сюзи и Джамалем, в бараках для рабов. Так что нам ничто не грозит — даже если дождь не прекратится. Я нарочно попросил Анни проверить, и она перезвонила туда и сказала, что у них электричество не выключалось. Приезжай и снимай сколько влезет.

— Ты сам позвонил Анни?.. — Кейт очень удивилась.

— Ну да. Я подумал, что ты забеспокоишься насчет завтрашних съемок, и не хотел лишний раз… ну, ты сама понимаешь. Тебя беспокоить.

— О Господи, я что, умру?!

Джед расхохотался, но тут же понял, что Кейт не до шуток.

— Ох, Кейт, ну конечно же, нет! — Он протянул руки, и когда Кейт сама ринулась к нему в объятия, с дрожью ощутил, что она испугана гораздо сильнее, чем хочет показать. — С тобой ничего не случится!

— Тогда почему ты стал таким предупредительным? — Она приподняла голову, чтобы заглянуть ему в глаза.

— Ну, ты можешь мне и не поверить, но… — Он старательно прокашлялся. — Но ты мне очень нравишься. И я…

— И ты подумал, что, если будешь паинькой, я снова тебе поверю, — заявила Кейт, все так же не спуская с него глаз.

— Ну, пожалуй что и так, — как можно спокойнее улыбнулся он.

— Я люблю, когда ты говоришь правду, — так же непринужденно улыбнулась Кейт.

— Да, я все время об этом помню, — кивнул Джед.

— Ты правда считаешь, что Тони мог добавить в этот сахар ЛСД? — Кейт спрашивала, не давая ему отвести взгляд.

— Ну… я считаю, что он мог этого и не делать.

— Значит, я зря совала пальцы в рот? — Кейт спрятала лицо у него на плече, и Джед стал гладить ее по голове, удивляясь про себя, какие крутые повороты подчас делает жизнь. — Те, кто любит промывать себе желудок, — явно ненормальные люди. Никогда в жизни больше этого не сделаю. — Она вздохнула. — Может, мне лучше просто пойти спать? Я спокойно засну, и даже если в сахаре был ЛДС… оп-ля! Я сказала «ЛДС»! Я хотела сказать «ЛСД». Вот смешно! Словом, даже если он там был, а я буду спать, а потом проснусь — а он уже выветрится, и я…

47
{"b":"4768","o":1}