ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нечестно, — вдруг заявила она грудным, низким от страсти голосом. — А где мои тридцать минут, чтобы полюбоваться?

Между прочим, она не шутила.

— Но… я вовсе не так приятен на вид, как ты!

— Хочешь поспорить? — лукаво улыбнулась она. — А ну-ка раздевайся, приятель! Да делай это как следует!

— Как следует? — ухмыльнулся он. — Тебе что, захотелось мужского стриптиза? Но у меня ничего не выйдет без музыки!

— Тебе нужна музыка? — И Кейт запела. Он расхохотался.

— Я не могу раздеваться под песни Гарта Брукса!

— Это почему же? Я бы смогла!

Она с невинным видом захлопала глазками, и у Джеда оборвалось сердце при мысли о том, что Кейт имела в виду. И он представил себе Кейт! Медленно раздевается ради него одного.

Трудно было поверить, что она готова на такое, зная ее прошлое.

— Ловлю тебя на слове. — Его голос совсем осип. — А сегодня нам лучше обойтись без музыки.

И он с глубоким вздохом соскользнул с кровати и выпрямился посреди комнаты спиной к своей единственной зрительнице. Подождал и спросил через плечо:

— Готова?

— Джед, — покачала головой Кейт. — Я пошутила. Я ни на чем не настаиваю. То есть, конечно… Если ты сам не захочешь…

— Еще как захочу! Мне нравится, когда ты на меня смотришь! Но запомни раз и навсегда — я делаю это только ради тебя!

Она сидела в кровати на коленях, и при виде ее божественной наготы у Джеда пересохло во рту. Не важно, что за ночь смылся и стерся весь макияж. Она была божественно прекрасна. И она принадлежала ему! Ее глаза улыбались, сверкая от радостного нетерпения.

И Джед снова обнаружил, что не в силах отвести взгляд. Каким бы прекрасным ни было ее тело, он всегда становился пленником ее глаз.

— Готова! — сказала она.

Джед на миг зажмурился и сосредоточился. Он мог устроить ей забавное представление. Он знал, что Кейт это понравится. Она любит смеяться — а он глубоко ошибался, когда воображал, что у нее не может быть чувства юмора.

Но сейчас ему не хотелось ее забавлять. Ему хотелось распалить ее до предела.

Он мог бы показать ей Ларами. Ларами такой горячий, он постоянно кипит внутри. Джеду достаточно будет лишь на миг выпустить на волю этот жар. Кейт наверняка это понравится. Она не сможет отвести от него глаз.

А впрочем, к черту Ларами — он и так на взводе. Ему достаточно подумать о Кейт, о том, как они будут заниматься любовью — медленно, не спеша… И она будет стонать и таять у него в объятиях.

А потом настанет вечер, и они снова останутся наедине. И в эту ночь, и в следующую…

Пока съемки не закончатся и не придет пора разбежаться.

А вот это плохая мысль. Очень плохая. Он будет думать только о Кейт. О том, как они станут двигаться вместе, в унисон…

Да, вот это определенно его заводит!

Джед положил руки на пояс и медленно повернулся к ней лицом. Заставил всю свою страсть, все желание сконцентрироваться в пылающем взгляде и смерил ее с головы до ног.

Кейт вздрогнула — и черта с два это случилось оттого, что ей было холодно!

Тогда Джед поднял руки и сложил их одну на другую на груди, напротив сердца. Потом медленно опустил их до самых шорт, но не остановился, а накрыл ладонями заметно приподнявшуюся ширинку.

Он видел, как часто и неровно вздымается грудь Кейт. Она громко сглотнула в напряженной тишине; слегка приоткрыв губы, она следила за его руками.

Джед снова поднял их на пояс и расстегнул верхнюю пуговицу. Нащупал бегунок молнии, но не потянул его вниз. Он шагнул вперед, к кровати, молча предлагая Кейт помочь ему.

Она протянула руку, желая погладить его в паху, но Джед уклонился. И заставил ее держать застежку на молнии только двумя пальчиками, не касаясь его.

Медленно, не отрывая взгляда от его лица, она потянула застежку вниз. И снова хотела его погладить, но Джед остановил ее, покачав головой. Он чуть не скрипел зубами, он жаждал ее ласки, но сейчас он думал не о себе, а о Кейт. Он непременно разожжет в ней безумную страсть — даже если для этого придется обезуметь самому.

Не отрывая от нее глаз, Джед опять сложил руки у себя на груди, напротив сердца И когда снова провел ими вниз, то стащил с себя шорты.

Кейт следила за ним откровенно, не стесняясь, и от этого жгучего взгляда кровь еще сильнее прилила в ожившую, затвердевшую плоть.

Тогда он шагнул к Кейт и уже не возражал против ласки.

Джед зажмурился, рухнул на постель рядом с ней, и весь мир куда-то исчез. Остались только эта кровать и Кейт. Их ласки, их поцелуи, их нежность.

Он вдыхал аромат ее тела, он наслаждался чудесной молочно-нежной кожей, а она ласкала его руками, а потом взяла в рот, довершая нежную пытку с помощью губ и языка.

От восторга Джед охнул и чуть не сорвался.

Он не сопротивлялся, когда Кейт опрокинула его на спину и уселась верхом, горячая, скользкая от его поцелуев и своей страсти. Он снова застонал, увидев ее над собой. Она наклонилась, и он жадно приник к ее грудям, пряча лицо в этой прохладной, податливой плоти.

— Пожалуйста, скажи, что у тебя найдется презерватив, — прошептала она, покрывая поцелуями его лицо, глаза и губы.

Он у него был в кармане шорт.

— Да, — выдохнул Джед.

— Я найду. — Она встала, и Джед тут же пожалел об этой потере, но постарался утешиться зрелищем ее божественной наготы. Вот она уже вернулась и протянула ему шорты.

Еще несколько мгновений было потеряно на то, чтобы разорвать упаковку и надеть презерватив, — пока наконец он не был совершенно готов.

Джед собрался перевернуться так, чтобы оказаться сверху, но Кейт остановила его. Она решительно нажала ему на плечи и уселась верхом. А потом сама направила его туда, куда нужно, и медленно опустилась, вбирая в себя.

От острой вспышки экстаза у него перед глазами замелькали разноцветные искры. Не давая ему опомниться, Кейт сама начала двигаться, и каждое ее движение приносило большее счастье, чем мог заслужить в жизни нормальный человек.

Он не мог сказать, длилось ли это всего несколько минут или целые часы, но настал тот миг, когда Джед больше не мог сдержаться. Чувствуя первые признаки близкой разрядки, он только и сумел, что хрипло выдохнуть ее имя.

Она все так же не сводила с него глаз и улыбалась. И Джед словно перестал существовать, воспарив на недосягаемые высоты.

Но это было не все, потому что новая вспышка ослепила его, когда Кейт затрепетала в ответ. Теперь они воистину слились воедино.

В вихре наслаждений Джед и сам не заметил, как позабыл о своих страхах и сомнениях. Его глаза снова увлажнились.

Джед обнял Кейт, спрятав ее лицо у себя на груди. Затем другой рукой кое-как вытер глаза, уничтожая следы слез, пока их не увидела Кейт.

Черт побери, вот бы сейчас выпить!

Глава 13

Джамаль сидел в бараке и следил, как мрачно хмурится Виктор, просматривая отснятый материал.

Эпизод не удался.

И он не понимал почему. Вот уже четвертый день они снимали по порядку все, что должно было происходить в Брандалл-Холле, и до этого самого эпизода у них с Сюзи все получалось.

График был составлен в соответствии с событиями в сценарии — начиная с того места, где Джейн ухаживает за Мозесом, которого Реджинальд Брукс чуть не запорол. И вот Мозес валяется на полу, едва живой, а Сюзи… Тут Джамалю пришлось встряхнуться, чтобы прийти в себя. Конечно, он хотел сказать: Джейн рискует жизнью и добрым именем, убегая из дому, чтобы его лечить.

И до сегодняшнего эпизода у них почти не было диалогов — одно лишь простое, но добротное действие.

А сегодня Мозесу полагалось впервые прийти в себя. И выслушать кое-что от Джейн.

Сюзи в длинной юбке, как и полагается Джейн, присела рядом с ним, и Джамаль машинально расправил лохмотья, служившие ему одеждой. Их с большой натяжкой можно было считать чем-то большим, нежели набедренная повязка.

— Что мы делаем не так? — тихонько спросила Сюзи.

— Тоже не знаешь, да? — покосился на нее Джамаль. — А я-то надеялся, что ты что-нибудь придумаешь.

52
{"b":"4768","o":1}