ЛитМир - Электронная Библиотека

Три раза!..

— Мой отец… — Она сокрушенно покачала головой — эта тема была слишком болезненна. — Лучше пойдем отсюда. Пойдем к озеру.

— Ни за что. Там нас заживо сожрут москиты! — И Джамаль хлопнул себя по руке, доказывая свою правоту. — Смотри, их и здесь полно — не то что у воды!

— Ну тогда… куда ты хочешь пойти?

Сюзанна ждала ответа, затаив дыхание. В темноте трудно было разглядеть выражение его лица.

— А знаешь, ты вчера просто потрясающе играла, — наконец сказал он. Они медленно шли по улице и почти автоматически свернули направо, в сторону сада возле церкви. — Я еще вчера хотел сказать. С тобой так здорово работать.

— И я чувствую то же самое, — прошептала она.

— Мне еще никогда не удавалось так вжиться в роль, как в той сцене с Мозесом и Джейн. Представляешь, мне даже жутко стало! Ну, мы, конечно, с тобой друзья, но Мозес — он же без ума от своей Джейн и сам не думал, что посмеет ее поцеловать, и… словом, я вовсе не хотел тебя напугать, это ведь не по сценарию или там…

— Я не испугалась! — Стоя лицом к лицу на старом кладбище, в окружении памятников давно умершим людям, Сюзи чувствовала, что наступил подходящий момент для признания. Она так мечтала поцеловаться с ним по-настоящему. Сюзи собралась с духом, но ее перебил Джамаль.

— Вот и отлично, потому как не хватало еще, чтобы ты меня боялась! Еще подумаешь, что я только и жду, как бы схватить тебя и поцеловать, будто я Мозес, понимаешь? Ведь там, на площадке, это был не я! И к тому же нам не следует увлекаться такими вещами. Мы же еще дети, правда?

— Да, — отвечала Сюзи. — Ты прав. — Она вымолвила это так непринужденно, с такой настоящей улыбкой на губах… Ей следовало дать приз за это краткое представление, особенно если помнить о том, что все мечты последних дней рассыпались прахом. — Мы с тобой еще дети.

Джед очнулся, когда Кейт собралась ложиться спать.

— Эй, что это за особа лезет ко мне постель? Ах да, это же ты, как бишь тебя зовут? — Он поцеловал ее и прижался к ней всем телом. — Честное слово, тебя так долго не было, что я позабыл, на кого ты похожа!

— Прости, я не хотела тебя будить. Тебе лучше?

Ее голос ласкал слух. Она была такая мягкая, податливая и так восхитительно пахла… Джед прижался к ней еще сильнее и поцеловал.

— Намного лучше! Просто чудесное исцеление! Эта гадость, которой меня напичкал доктор, моментально прогнала всю заразу! И когда я проснулся сегодня днем — без тебя, между прочим, и стал ужасно скучать, — я понял, что готов приступить к работе!

— Ах! — вырвалось у Кейт, с наслаждением запустившей пальцы в его густые волосы. Наверное, это противозаконно — чувствовать такое наслаждение от прикосновений. — Так значит, теперь мы уже не боимся страшного доктора, да?

— Спасибо тебе за то, что заставила меня с ним встретиться! — сказал Джед, целуя ее. На губах Кейт он ощутил вкус кофе и… виски?! Он отстранился и воскликнул:

— Эй! Ты что, была на вечеринке без меня? И кстати, который час?

— Поздний. Мы свернулись около десяти, но мне пришлось задержаться с отчетами. А потом еще отсмотреть кое-что из снятого материала. Прошлый раз я не была на просмотре, и когда Виктор спросил, то не смогла отказаться. Мы немного выпили, пока сидели в зале.

Виктор. Итак, она болталась где-то чуть ли не до часу ночи, чтобы пить виски и просматривать материал — то есть делать то, что он не может, — со своим бывшим мужем. А еще Джед заметил, что она не упомянула в своем отчете то, что наверняка провела с Виктором кучу времени, обсуждая изменения в расписании — из-за его болезни.

— Ну да, надо полагать… хм… что Наоми уже улетела?

— Она отправилась на съемки куда-то в Италию. Ей больше нельзя было задерживаться. Виктор в отчаянии.

— Ну да, и что же ему остается, как не искать утешения в твоем обществе!

Кейт не поленилась приподняться и даже включила свет.

— Ты что, ревнуешь? — На ее удивленном лице расползалась медленная улыбка. — Вот это да! Ты ревнуешь!

— Нет, я не ревную!

— Ревнуешь! — Она улыбалась все шире. — Ну кто бы мог подумать! Я как паинька торчала на съемках целых шесть — или нет, даже семь! — часов, пока ты целовался у меня на глазах с каким-то юным дарованием, а теперь ты ревнуешь из-за стакана виски, выпитого мной в компании с бывшим мужем? — Она расхохоталась, не скрывая свою радость. — Вот так штука!

— Ничего себе паинька! — взревел Джед, повалив ее на кровать. — Я все видел! Я следил за тобой! Ты стояла как царица, знаешь, этакая крутая стерва, гроза всех парней!

— Это часть меня, которую я иногда пускаю в ход…

— И какая же именно часть? Вот этот маленький пальчик? Нет, детка, ты можешь дурачить кого угодно, но только не меня!

Теперь Джед целовал ее жадно и страстно, а она с глубоким вздохом расслабилась.

— Черт побери, я действительно ревную! — зашептал Джед, перемежая каждую фразу поцелуем. — Потому что не желаю ни с кем тебя делить! Даже когда ты бросаешь меня на целый день! Даже когда ты уязвляешь мои чувства, присылая вместо себя надзирателя! Когда он проснулся днем, то обнаружил в соседней комнате Харлана Кинкейда. Молодой пастор дежурил у него до обеда, после чего его сменила Анни. Было больно думать о том, что Кейт не доверяет ему по-прежнему.

— Я уязвляю твои чувства? — удивилась Кейт. — Вот это да!

— Нет, вовсе нет, — поспешно выпалил Джед, смекнув, что сболтнул лишнее. — Не совсем так. Я не обиделся. Я пошутил!

Кейт ласково высвободилась и села на кровати.

— Не правда, — возразила она. — Я тебя обидела.

От ее нежного, ласкового поцелуя Джед чуть не растаял.

— Мне очень жаль, что ты обиделся, — продолжала она, — но у меня не было выбора. И если ты еще не заметил, хочу сказать, что я передумала выписывать сюда Джо Борена, предназначенного тебе в няньки. Я еще раз переговорила с инвесторами по поводу отмены круглосуточного наблюдения, но они не согласились. Мы получаем деньги только при условии строгого надзора. Я понимаю, как это должно тебя бесить, но у них есть причины настаивать.

— Уж не хочешь ли ты сказать, что стала мне доверять?

— Я сплю с тобой каждую ночь. Разве одно это не предполагает некоторой доли доверия?

Она была права, но Джед хотел большего. Если бы только она уничтожила проклятое «дополнение к контракту»! Если бы отменила ежедневные обыски трейлера и обязательные посещения группы анонимных алкоголиков! Джед хотел спать в том же трейлере, в котором проводил день. Он хотел, чтобы Кейт посмотрела ему в глаза и сказала, что доверяет ему во всем, что не сомневается в его способности одолеть недуг, уничтоживший его отца и мать и разрушивший их семью. Чтобы эта прекрасная женщина не боялась смотреть в глаза ему — живому воплощению всех пороков, которыми могли пугать ее в детстве, — и сказать, что может положиться на него во всем.

Джед хотел забыть, что, несмотря ни на что, его с прежней силой тянет к спиртному.

Но он не мог этого забыть и оттого пугался еще больше.

Потому что он посмел наконец признаться себе в том, что счастлив. Дело было не только в потрясающем, великолепном сексе. В отличие от прочих женщин, с которыми ему приходилось делить постель, Кейт была интересна Джеду не просто как партнерша. Она стала его другом. Она умела его развеселить.

Но даже самые чудесные минуты их общения бывали отравлены, когда Джеда пронзало острое желание выпить.

— Послушай, хочешь, я тебя обрадую? — Кейт уселась на кровати по-турецки. — В «Варьете» напечатали большую статью про «Тугие времена». Отзывы положительные.

— «Тугие времена»? — Джед слегка растерялся. — А я-то думал, что Стэн Троган все еще возится с монтажом!

— На прошлой неделе прошла презентация. Удивительно, что тебе так и не сказали. В общем, в этой статье говорится, что лента стала давать прекрасные сборы и многие кинотеатры согласны пустить ее в прокат.

— Стэн — хороший парень, — довольно кивнул Джед. — Я рад, что его фильм все-таки вышел на экраны. По-моему, я тоже кое-что для этого сделал.

56
{"b":"4768","o":1}