ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ничего себе! Кейт, я понимаю, что нам обоим пришлось нелегко в эти дни, но…

— Нам будет еще тяжелее, у меня очень неприятные новости.

— Мой анализ мочи оказался нечистым? Это какая-то ошибка! Они что-то напутали в лаборатории, потому что я клянусь тебе…

— Сядь. — Кейт притянула его к себе, заставив опуститься прямо на скошенную траву. Ее светлые шорты не предназначались для сидения на траве, но ее почему-то это не волновало. Она взяла его за руку, и Джед прочел в ее глазах, что услышит сейчас что-то действительно очень страшное.

— Это моя сестра? — тихо спросил он. — Ее муж наконец допился до чертиков и ее прикончил?

— Нет, — качнула головой Кейт.

— Тогда кто?

— Дэвид.

Дэвид. Джед машинально кивнул. Дэвид… Мир вокруг него словно застыл в тишине и неподвижности. Он больше не слышал оживленного гомона на площадке. Даже солнечные лучи вдруг утратили свою силу, а время остановилось.

— Он…

— Он умер три дня назад, Джед, — горько промолвила Кейт.

— Три дня?! — Он едва переводил дыхание. Каждый вдох почему-то давался с большим трудом. Он вырвал у Кейт руку, не в силах вынести даже эту ласку. — Но как?

— Ты же знаешь, что он работал с заключенными.

Джед кивнул.

— Один из заключенных вышел из себя во время терапевтического сеанса и швырнул Дэвида о стену. Он упал очень неловко и сломал шею. Вот и все. Врачи держали его под аппаратом искусственного дыхания, потому что он не мог дышать сам, но начались какие-то осложнения, и Дэвид умер ровно через сутки.

Он снова кивнул.

Дэвид умер. Джед был в Нью-Йорке и вовсю вертел свое колесо фортуны, а Дэвид уже лежал мертвый.

Как-то разом навалилась такая скорбь, что Джед испугался: если хоть малейшая крупица этого чувства вырвется из-под контроля — он пропал. И он задавил ее в себе, задавил из последних сил.

Боже, помоги ему выстоять… Боже, помоги…

— Сестра Алисон ужасно расстроена, что не дозвонилась тебе сразу. Она нашла в записной книжке у Дэвида твое имя и номер, но не поверила, что вы действительно хорошо знакомы. А когда ты оставил сообщение на его автоответчике…

Небо было такое пронзительно-синее, что резало глаза. Но Джед не позволил себе зажмуриться. Он больше не чувствовал боли. Он наконец-то овладел собой.

— Похороны состоятся сегодня вечером, — тихонько добавила Кейт. — Я уже заказала чартерный рейс на Алабаму, мы успеем вовремя. В течение часа подадут вертолет, чтобы доставить нас в аэропорт.

— В течение часа, — эхом откликнулся он. — Значит, у нас еще осталось немного времени, чтобы отснять пару дублей?

Кейт уставилась на него, и Джед понял, что она удивлена. И как-то отстраненно отметил, что даже заплаканные глаза и покрасневший носик нисколько ее не портят.

— Джед! Мы отснимем эти дубли в другой раз!

— Но я хочу покончить с ними сегодня! — Он решительно встал с травы. — Иначе у нас начнется путаница. Я хочу довести дело до конца.

— Черт побери, Джед, никто ничего не скажет, если ты выплачешься!

Что-то болезненно сдвинулось у него в груди. Может, она и права, но он не станет рисковать. Он не может рисковать, позволяя себе расслабиться. Не дай Бог, он не выдержит и снова напьется!

Нет, ему определенно нельзя плакать.

— На это не понадобится много времени, — буркнул он и побрел к площадке.

Глава 16

— Это же бред какой-то! — возмущался Джамаль.

— Согласен. — Виктор уселся в режиссерское кресло.

— Да что этот бультерьер вообразил? Что я наброшусь на его дочь прямо перед камерой? Как прикажете снимать этот эпизод без репетиций? И даже без обсуждения?

— Совершенно очевидно, что нам без обсуждения не обойтись, но этот Маккой — настоящий ублюдок. Тебе запрещается обращаться к Сюзи напрямую. Все, что ты захочешь ей сказать, будешь передавать через меня, хотя трудно придумать что-то более идиотское. — Виктор поднял на лоб очки и потер глаза. — Как назло, и Кейт сегодня не будет. У Анни масса дел, она так и не дозвонилась до матери Сюзи. А Маккой снова пытался загнать Сюзи к себе в трейлер. Черт побери, ну и заваруха! — И он устало вздохнул.

— Виктор, ты должен мне помочь, приятель, — с чувством начал Джамаль. — Прошла уже неделя, а я так и не смог перекинуться с Сюзи даже парой слов. Понимаешь, я просто хочу взглянуть на нее и спросить, все ли в порядке! Пропади все пропадом! Если ему чего-то и хотелось — так это отвести ее в сторонку и вытрясти правду по поводу того, что она наговорила в тот злополучный день своему отцу. Что она сходит по нему с ума и готова на что угодно. И если это правда — слава Богу, что Джамаль об этом не знал. Ему и на себя-то сил едва хватало, а уж удерживать от глупостей еще и ее…

— Анни идет сюда с Сюзи Маккой, — сообщил помощник режиссера. — Отец следом за ними.

— Спасибо, Фрэнк. — Виктор многозначительно посмотрел на Джамаля:

— Только не сцепитесь, ясно?

Но Джамалю было не до него. Потому что в комнату вошла Сюзи в наряде Джейн. Наверное, ей чертовски жарко в этом старинном платье, и она выглядела совсем измученной и растерянной. Первым делом она встретилась глазами с Джамалем, но тут же отвела взгляд.

«Ну же, давай! — мысленно воскликнул Джамаль. — Хотя бы посмотри на меня!»

Но на Джамаля уставились налитые кровью глаза Рассела Маккоя. Если бы взглядом можно было убивать, то от Джамаля давно бы осталось мокрое место.

— Эй, — заметил он, — да никак это мистер бультерьер! Как дела, братишка?

— Не смей! — прошипел Виктор.

— Да в чем дело? Я просто веду себя дружелюбно. Мы что, не можем подружиться?

— Нет! — отрезал Виктор и встал, обращаясь к группе:

— Начинаем! Все в курсе, какая сцена в работе? Конец фильма. Джейн и Ларами уже построили убежище в развалинах его сожженной усадьбы. Они выкрали Мозеса из бараков на плантации Реджинальда Брукса, и теперь он здесь, прячется уже почти неделю. Джейн давно не приходила его проведать, потому что боялась, что ее выследят. Она принесла одежду, деньги и еду и должна предупредить, что нынче ночью ему предстоит бежать. И хотя больше всего на свете ей хочется, чтобы он оказался подальше отсюда, в то же время она не желает с ним расставаться. И ты, Мозес, чувствуешь то же самое.

— Что до меня, то я окончательно вжился в эту роль, — заявил во всеуслышание Джамаль. — Мне теперь так же больно, как и ему!

Сюзи застыла буквально в нескольких футах, но так и не осмелилась поднять глаза.

— У кого есть вопросы? — осведомился Виктор.

— У меня, — не унимался Джамаль. — Прежде чем играть эту сцену, я хочу знать: что вы решили с предыдущей? Ну, с той самой, которую снимали в бараках. Вырезали или нет…

Поцелуй. Он собирался сказать про поцелуй, но Сюзи взглянула на него, не скрывая ужаса. Она чуть заметно качнула головой и покосилась на отца.

Будь все проклято!

Виктор смущенно прокашлялся.

— Честно говоря, да. — Ему хватило ума не отвечать прямо, о чем идет речь. — Кейт проконсультировалась с автором, и мы втроем решили сделать купюру. Сцена и так вышла достаточно напряженная, а это вдобавок может изменить оттенок их отношений. Мы подумали, что скрытые, ни разу не обозначенные явно чувства добавят пикантности обоим персонажам.

— Значит, ничего не было? — уточнил Джамаль.

Сюзи снова посмотрела прямо на него, но на сей раз он успел подготовиться. Заслонил ее спиной от отца и одними губами спросил:

— Как ты?

Ее глаза наполнились слезами.

— Пожалуйста, — обратилась Сюзи к Виктору, — мы не могли бы сразу начать работать?

— Да. — И Виктор снова выразительно посмотрел на Джамаля. — Помните, я жду от вас полной отдачи, без сбоев!

Сцена начиналась с того, что Сюзи входит внутрь. Она отступила назад, а Джамаль спрятался в темном углу.

— Вообще-то это репетиция, — заметил Виктор, — но… давайте ее снимем — мало ли что!

Под пристальным взглядом Джамаля Маккой подошел к Сюзи вплотную. Даже отсюда юноша почувствовал волну напряжения и страха, исходившую от ее неловкой фигурки.

62
{"b":"4768","o":1}