ЛитМир - Электронная Библиотека

Никогда в жизни Алессандра не видела такого кровотечения. Пуля угодила Джорджу в бедро, и с каждым сокращением сердца из него вытекала новая порция крови — это жизнь вытекала вместе с кровью прямо у нее на глазах. Должно быть, пуля перебила ему артерию.

Джордж продолжал чертыхаться, но теперь речь его стала какой-то странной и неразборчивой. Заглянув ему в глаза, она увидела в них смерть. Но он тоже не хотел умирать.

Алессандра дрожала, слезы ужаса застилали ей глаза и мешали видеть ясно. Она подняла голову в надежде позвать кого-нибудь, но следующая пуля угодила в прикрывавший их от выстрелов стеллаж, и она поняла, что на помощь рассчитывать не приходится. По крайней мере на «скорую помощь», необходимую Джорджу.

У нее под рукой не было ничего стерильного, чтобы перевязать ужасную рану Джорджа; ей оставалось сжать его ногу руками и при этом молить Бога о помощи. Но кровь продолжала сочиться между ее пальцами.

Он сражался со своим галстуком, пытаясь его снять, и она вспомнила — жгут. Алессандра знала, что на рану следует наложить тугую повязку — от этого кровотечение должно остановиться. В школе у них был курс первой медицинской помощи, и кое-что она усвоила. Если бы ей удалось перевязать ногу Джорджа так, чтобы образовалась преграда между раной и его сердцем, она смогла бы спасти его от смертельно опасной потери крови.

Алессандра попыталась помочь ему снять галстук. Ее перепачканные пальцы оставляли красные разводы на его безупречно белой рубашке, на белоснежном воротничке.

— Бегите отсюда! Бегите из супермаркета! — орал ей Гарри, не переставая стрелять. Алессандра заметила, что он оттеснил нападавших к концу помещения, давая ей возможность отступить к дверям. — Скорее на улицу! — крикнул Гарри. — Черт вас возьми, да бегите же!

Ей очень хотелось бежать — бежать, как бежит от опасности испуганный кролик. Но она не могла бросить Джорджа умирать. Он уже слишком ослабел, чтобы отстреливаться.

— Уходите, — прошептал Джордж.

— Нет!

Рыдая, Алессандра попыталась перевязать его бедро галстуком. Она завязала узел так туго, что Джордж вскрикнул от боли.

— Простите, но мне придется завязать еще туже!

Джордж не ответил, и она продолжала стягивать узел под аккомпанемент собственных причитаний и стрекотание выстрелов. Где-то в глубине ее сознания теплилась надежда на то, что ей удастся наложить Джорджу жгут, а потом бежать, но у нее не хватало сил, чтобы затянуть узел достаточно туго, и ее повязка только слегка ослабила кровотечение. Тогда она стянула свою майку через голову, скрутила ее и прижала к ране.

— Не умирайте! — приказала Алессандра ему. — Черт вас возьми, Джордж, не смейте умирать!

— Элли!

Хриплый окрик Гарри заставил ее поднять голову, и какое-то шестое чувство подсказало ей — смотри вверх, на потолок! Там, на самой верхней полке стеллажа, откуда ее было полностью видно, она заметила Айво. Человек с бледными глазами, со славянскими чертами лица и певучим восточноевропейским акцентом, правая рука Майкла Тротта.

Она слышала крик Гарри, но смысл его слов больше не доходил до нее. Айво держал в руках огромный уродливый револьвер, имевший дуло величиной с пушку, холодное, бесчувственное и смертельно опасное. Алессандра видела пустоту в глазах Айво и понимала, что через какую-то долю секунды, когда он прицелится ей в голову, она умрет.

Итак, все это не было ошибкой. Не было никакого недоразумения. Майкл Тротта приказал Айво убить ее, и тот собирался выполнить приказ.

Бежать было некуда, скрыться негде.

Алессандре оставалось только сидеть и беспомощно ждать смерти.

Глава 9

Револьвер Гарри дал осечку.

Из всех ублюдочных случаев, когда такое могло произойти, этот был наихудшим. Человек, похожий на гориллу шести с половиной футов ростом, каким-то образом проскочил мимо него, оказался на верхней полке стеллажа и собирался испортить макияж Алессандры, всадив ей пулю в лоб.

С невероятной скоростью рванувшись вперед, Гарри метнул свой бесполезный теперь револьвер в руку Короля Обезьян и на несколько мгновений отвлек Кинг-Конга от его цели. Гарри и нужно-то было всего несколько секунд. Он взлетел в воздух, приняв на себя огонь из обоих стволов револьвера Гориллы. Сотни фунтов выпущенной энергии сбили его с ног, и он обрушился сверху на Алессандру, на Джорджа и на его полуавтоматический револьвер. Он не мог вздохнуть, ничего не видел, в ушах у него гудело, их разрывало от мучительной боли, но пальцы его уже схватили револьвер. Он поднял руку, прогремел выстрел, и Кинг-Конг исчез.

Все закончилось, по крайней мере на время.

Алессандра, рыдая, одной рукой цеплялась за куртку Гарри, а другой все еще прижимала свою майку к ноге Джорджа. Она была вся в крови. Нос ее покраснел от плача, косметика размазалась по лицу. Без майки, в одних только облегающих черных джинсах и кружевном черном бюстгальтере, не скрывавшем ее темных сосков, с перепачканной кровью гладкой бледной кожей, кровавыми подтеками, покрывавшими ее, будто причудливая боевая раскраска, она походила на чудом выжившую героиню фильма ужасов.

В спешке Алессандра сорвала с Джорджа рубашку, чтобы увидеть, насколько серьезно он ранен, и вдруг будто онемела: под рубашкой она обнаружила пуленепробиваемый жилет.

Гарри приподнялся, опираясь на локти.

— Есть раненый! — закричал он, видя, что в супермаркет ворвались полицейские. — Нужна машина «скорой помощи» для моего напарника, немедленно!

Господи! Джордж потерял больше крови, чем, как он полагал, было совместимо с жизнью. На полу вокруг них все было залито кровью, и, поскользнувшись, Гарри вздрогнул. Боль в его груди была нешуточной, по крайней мере одно ребро было сломано. Но он готов был ломать по ребру в день, если это избавит его от необходимости соскребать с пола мозги Алессандры.

Гарри не мешкая принялся туже затягивать повязку из ее майки на ноге Джорджа.

— Ну же, дружище, приободрись! — бормотал он, заглядывая напарнику в глаза.

Джордж выглядел куда как неважно. Он шевельнулся, губы его раскрылись:

— Скажи Ник…

— Сам скажешь, — проскрежетал Гарри, решительно отказываясь выполнять какие бы то ни было ритуальные услуги. — За кого ты, черт возьми, меня принимаешь? Я не гожусь на роль курьера. — Он поднял глаза на Алессандру. — Будьте готовы дать отмашку медикам и поищите Макфолл.

Алессандра послушно вытерла рукой слезы и огляделась.

В зале супермаркета находилось уже больше двадцати агентов. Парковка перед входом была заполнена машинами, вставшими под самыми разными и причудливыми углами; на многих из них еще вращались мигалки.

Алессандра сделала знак рукой Кристине Макфолл, и та, бросив всего один взгляд на Джорджа, сразу поняла все.

— Где машина «скорой помощи»?! — отчаянно закричала она.

— Здесь есть еще один стрелок, — хрипло прошептал Гарри. Это было самое большее, на что он оказался сейчас способен. Грудь его все еще сжимало, будто кто-то поместил ее между молотоми и наковальней и как следует сплющил. — Крепкий мужчина с русыми волосами, выглядит как старший брат Арнольда Шварценеггера. Проверьте следующий от меня проход — я стрелял в него, но не уверен, что попал.

Крис кивнула, и ее ясный звонкий голос послышался на весь супермаркет, перекрывая царивший там хаотический шум. Она отдавала необходимые распоряжения.

Наконец прибыла бригада «скорой помощи». Гарри, оттолкнув с дороги Алессандру, отступил в сторону, и медики склонились над Джорджем.

— Его зовут Айво, — прошептала Алессандра. Гарри повернулся и внимательно посмотрел на нее.

— Вы говорите об этом головорезе?

Она кивнула.

— Вы его знали?

Она снова кивнула, и глаза ее опять наполнились слезами, а нижняя губа задрожала, как у ребенка. Алессандра и сама все еще дрожала и, чтобы умерить дрожь, сложила руки на груди, плотно прижимая к телу, будто спасалась от холода.

Было чертовски больно снимать куртку, но Гарри с этим кое-как справился и закутал ее хрупкие плечи. Она плотно запахнула его куртку на груди и, вдруг опустившись на пол, будто ноги ее больше не держали, снова заплакала. Насколько можно было судить по состоянию размазавшейся по лицу туши, плакать она начала давно, как только прозвучали первые выстрелы, и все же не покинула Джорджа. Гарри видел, как крупные и сильные мужчины в панике разбегались, толкая женщин и детей, стремясь поскорее добраться до безопасного места, когда началась пальба, но Алессандра сохранила достаточно присутствия духа, чтобы наложить повязку на ногу Джорджа. Она могла бы попытаться убежать, но вместо этого рисковала своей жизнью ради малознакомого человека и, следовательно, была или слишком глупа, или отчаянно отважна. Но Гарри уже составил о ней мнение и знал, что она вовсе не глупа. Он знал также, что если Джордж выживет, то это случится только благодаря Алессандре.

28
{"b":"4769","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Туве Янссон: Работай и люби
Она всегда с тобой
Кофейня на берегу океана
Византиец. Ижорский гамбит
Шоу обреченных
Наследие
Застигнутые революцией. Живые голоса очевидцев