ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Всё, о чем мечтала
Хроники Гелинора. Кровь Воинов
Запредельный накал страсти
Сердце Зверя. Том 3. Синий взгляд смерти. Рассвет. Часть третья
Станция Одиннадцать
Любовь меняет все
#Одноклассник (СИ)
Всегда кто-то платит
Заряжен на 100 %. Энергия. Здоровье. Спорт

Связь прервалась.

По-видимому, март, щедрый на неприятные сюрпризы, еще не закончился.

Гарри опустил голову на стол в комнате для допросов и уснул. Он так и спал с чашкой кофе, все еще зажатой в руке. Спящим он выглядел так, как и предполагал Джордж: зубы стиснуты, глаза плотно зажмурены, — не было ничего и в помине от мальчишеской ангельской ясности и расслабленности, какой можно было бы ожидать от столь измученного человека, как Гарри.

Джордж бросил взгляд через голову Гарри на лейтенанта полиции и пожал плечами.

— Последние месяц-два было тяжело, работали без передышки, в то время как наши ударные силы находились в Джерси-Сити и пытались вывести на чистую воду Томаса Хуанга.

Упитанный, похожий на мясной рулет лейтенант с усталым видом сидел за столом напротив Гарри, качая головой.

— Только задержишь одного босса мафии, как на смену ему приходит другой — и начинай все сначала.

— Но не на этот раз. Мы захватили всю верхушку организации Хуанга. Гарри позаботился об этом. В таких делах он очень упорен. — Джордж поправил галстук и смахнул несуществующую нитку с рукава своего безупречного пиджака. — Он не так давно стал моим напарником. Мы все еще работаем над этим делом.

— Хотите, чтобы я вызвал пару ребят помочь вам дотащить его до вашей машины?

— Нет, благодарю. Он дойдет сам.

— Вы уверены?

Один из детективов хотел сесть за стол на свое место. Он тряс его изо всех сил, но разбудить не смог.

Джордж улыбнулся:

— Я сумею поднять его на ноги сам.

Склонившись к уху Гарри, он шепнул:

— Майкл Тротта!

Тот поднял голову:

— Что? Где?

Джордж комично развел руками.

— Наши ударные силы работали так хорошо, что нам удалось сохранить костяк мафии нетронутым, только переместили ребят на остров. Наша следующая цель находится возле Минеолы. Имеется в виду джентльмен по имени Майкл Тротта. Предполагается, что он по пояс увяз в торговле наркотиками, получает доходы от проституции и обвиняется в даче взяток. И это только немногое из того, что можно было бы ему предъявить, не считая таких «мелочей», как преднамеренные убийства.

— Значит, это правда — вы действительно охотитесь на Тротта и близки к цели, — вслух размышлял лейтенант. — И по-видимому, вам не важно, кому об этом известно? А?

— Нам нравится держать их на взводе, — ответил Джордж.

Гарри отхлебнул глоток кофе, потом с упреком поднял глаза на Джорджа.

— Сколько времени вы позволили мне проспать?

— Не могу сказать точно. — Джордж бросил взгляд на часы. — Возможно, часа два, ну, самое большее три.

Гарри помассировал себе затылок.

— Каково медицинское заключение о состоянии клерка из супермаркета? Он в порядке?

— С ним все будет о'кей, — заверил лейтенант. — Пуля засела в мягких тканях, да и голова пострадала не так уж серьезно. Утром его выпишут из больницы.

— А как насчет бандитов?

— Все выжили и будут дальше существовать за счет налогоплательщиков, — ухмыльнулся Джордж.

— А что вы там говорили насчет Тротта? — спросил Гарри.

— Да так, просто посплетничали с лейтенантом.

— Всего час назад пришли кое-какие материалы, касающиеся Тротта, — сообщил лейтенант. — Отчет с острова. Парень, которого недавно нашли в реке мертвым, видно, сильно насолил кое-кому. Но к сожалению, нет доказательств причастности Тротта к убийству. — Он фыркнул:

— Вот именно, нет. И все же в доме убитого только что учинили погром. Где это? Фармингвиль? Или Фармингдейл?

Гарри вскочил с места.

— Так этот парень, которого выудили из реки, — Гриффин Ламонт? Он живет, то есть жил, в Фармингдейле!

— Да, Ламонт. Кажется, так его звали. — Лейтенант тоже встал. — Если хотите, я могу все проверить.

— О черт! — сказал Джордж. — Я знал, что не следует беречь твой сон.

Гарри повертел головой, стараясь размять шею.

— Фармингдейл недалеко отсюда. Ночью мы могли бы добраться туда за час.

— Нет, — возразил Джордж. — Сегодня ночью я не поведу машину в Лонг-Айленд. Это абсолютно исключено.

Алессандра, дрожа, стояла посреди кухни. Кто бы это ни сотворил, но они знали свое дело — во всем доме не осталось ни одной целой вещи. Кресла, диваны и драпировки были изрезаны в клочья, мебель разбита. Вся одежда в шкафах была растерзана, косметика растоптана и раздавлена. Еще не высохшие пятна масляной краски запачкали дорогие обои и ковры. На кухне фарфоровая посуда валялась на мексиканском кафеле посреди горшочков с медом, джемом и маслом. Разгром был полный. Тихий старый дом, некогда служивший ее святилищем, теперь был предан насилию и разграблению. Алессандра закрыла глаза и склонилась над раковиной, опасаясь, что ее вырвет. Она безмолвно проклинала Гриффина и желала, чтобы его бессмертная душа отправилась прямиком в преисподнюю. В течение всей их совместной жизни он обращался с ней как со своей собственностью, но и после смерти продолжал держать ее железной хваткой.

Так где же взять деньги? Алессандра не пыталась, подумать, сосредоточиться.

— Миссис Ламонт?

Она стремительно выпрямилась, инстинктивно пытаясь привести в порядок свои волосы перед осколком стекла.

— Я на кухне.

Полицейский детектив, отворив дверь на кухню, вздрогнул, когда у него под ногами захрустели осколки хрусталя.

— Вас спрашивают. Я попросил подождать, пока не закончу разговор с капитаном. Это некий Брэндон Райт…

Ее поверенный. Наконец-то! Алессандра взяла трубку.

— Брэндон! Слава Богу! Дом совершенно разгромлен. Вы можете подъехать?

— Но уже почти два часа ночи!

— Поймите, весь дом…

— Сожалею, но приехать не смогу. — Он тяжело вздохнул. — Сейчас неподходящее время для такого разговора, но я все равно собирался поговорить с вами. Вы разорены и больше не в состоянии пользоваться моими услугами.

Алессандра попыталась овладеть собой; она отчаяние старалась найти место, где бы можно было присесть, но в итоге была вынуждена принять этот последний удар стоя.

— Понимаю.

— Прошу прощения. Мне ненавистна мысль о том, чтобы бросить вас в такой момент, но если я по-прежнему буду брать с вас двести пятьдесят долларов в час, то одна поездка к вам будет стоить…

— Конечно. Вы правы.

Парадная дверь оставалась открытой, и Алессандре было видно, как двое мужчин распахнули ее еще шире, чтобы войти в холл.

— Семь лет дружбы стоят больше двухсот пятидесяти долларов в час.

Ее горькое замечание, как видно, застало Брэндона врасплох — говорить так было совсем не в обычае его клиентки. Годы жизни с Гриффином научили ее только едва слышно выражать согласие, даже если она и была против. Но теперь Гриффин был мертв, а за последние несколько месяцев в жизни ее произошли драматические перемены.

— Брэндон, пожалуйста! Вы не можете приехать ко мне просто как друг?

Брэндон молчал, видимо колеблясь, а Алессандра наблюдала за двумя только что вошедшими мужчинами.

Один из них был темноволосым и крепким, вероятно, на дюйм или два выше ее, а ее собственный рост — пять футов восемь дюймов — вовсе не способствовал выработке величественной осанки. Однако вошедший обладал мощным телосложением и выглядел сильным и мускулистым.

Второй мужчина был высоким и стройным, даже изящным, и являл собой прекрасный образец хорошо одетого человека; его костюм был новым, с иголочки. Тот, что пониже ростом, кутался в дождевик, выглядевший так, будто его лет десять не отдавали в чистку. Под плащом Алессандра разглядела мятый темный костюм и белую рубашку с расстегнутым воротом.

Судя по всему, они были копами, скорее всего детективами. Она сделала такое заключение, заметив, как вошедшие отмечали следы разгрома.

Темные глаза того, что был пониже ростом, мгновенно осмотрели ее с головы до ног и тотчас же произвели оценку внешности и личности, как и ее погибшей мебели — растерзанных диванных подушек и ярко-красных пятен краски на стенах.

3
{"b":"4769","o":1}