ЛитМир - Электронная Библиотека

Ким сделала шаг к рампе и позволила одному из мужчин из зала сунуть доллар за пояс своих трусиков, потом улыбнулась и провела кончиком языка по передним зубам.

Николь сильно ткнула Джорджа кулаком в бок.

— Эй! А это зачем?

— Это чтобы тебе, сукину сыну, стало совсем невтерпеж и чтобы ты мог вообразить себя такой вот сексуальной игрушкой.

Похоже, Николь разозлилась не на шутку: губы ее сжались так сильно, что теперь рот казался обведенным белой каемкой.

— Да ты совсем рехнулась! В твоей реакции есть что-то параноидальное, ..

— А по-моему, ты видишь угрозу в том, что женщина может делать такую успешную карьеру, как я, да еще в той самой области, где выигрывать всегда должен ты. Так ведь?

Джордж смотрел на нее широко раскрытыми глазами.

— То, что ты говоришь, похоже на бред! Пора вернуться к реальным фактам.

— Эта девушка знает, что ты используешь ее только с одной целью — ради какой-то извращенной мести мне?

— А тебе не приходило в голову, что ваше слабое сходство, которого я, впрочем, не вижу, может быть просто случайным совпадением?

— Нет.

— Так вот, я встречаюсь с Ким только ради секса, и она это прекрасно знает. Ей приятно встречаться с агентом ФБР уж не знаю почему. Как показывает мой опыт, секс с копом засасывает, затягивает.

Как только Джордж произнес эти слова, он тотчас же осознал, что нанес Николь удар ниже пояса. В течение одной ужасной секунды он думал, что совершил немыслимое — довел до слез Николь Фенстер.

Конечно, его слова не были сказаны всерьез. Засасывал не секс, дело тут совсем в другом: Николь столько времени посвящала работе, так стремилась проломить головой стеклянный потолок, что у нее не оставалось ни минуты для них вместе, и в частности для него.

Но она не заплакала. Он наблюдал за ней и видел, что ей удалось овладеть собой, как это случалось всегда. Боже сохрани того, кто ошибочно принял бы ее за обычную живую женщину из плоти и крови! Голос Николь оставался холодным, одна бровь чуть приподнята.

— У тебя когда-нибудь было сердце, Джордж, — спросила она, — или ты с самого начала морочил мне голову?

— Ты замечательный, выдающийся агент ФБР, всегда при исполнении служебных обязанностей, и решить такую загадку вполне тебе по силам.

— Пошел к черту! — Сказав это, Николь поднялась и направилась к выходу.

Джордж смотрел ей вслед, пока она шла к двери, но она не обернулась и не взглянула на него.

Ким на сцене уже успела избавиться от бюстгальтера. Она имела обыкновение умащивать свое тело, свои совершенной формы груди, и свет обольстительно отражался от них. Джордж отвернулся и направился к платным телефонным автоматам. Ему надо было позвонить Гарри.

Обратный путь по коридору показался ей таким же бесконечно долгим, как и путь в офис Майкла Тротта.

Сорок восемь часов. Миллион долларов. Эти слова назойливо звенели в ушах Алессандры, монотонно повторяясь снова и снова…

Коридор склада имел только один поворот, и темноволосый мужчина, шатаясь, вышел из-за угла и, наткнувшись на нее, прижал ее к стене.

Алессандра вскрикнула при виде его лица, оказавшегося в нескольких дюймах от нее: оно было окровавлено, все в ссадинах и порезах, одного глаза почти не видно — так он заплыл. Мужчина был молод и по виду похож на испанца или латиноамериканца; под его носом она заметила аккуратные усики, скулы у него были высокими и широкими. Его длинные, до плеч, волосы были разделены посередине пробором; они свалялись и казались грязными, пропитанными потом и кровью. Одежда его тоже была рваной и грязной.

— Помогите мне, — выдохнул он сквозь распухшие губы. — Пожалуйста! Меня зовут Энрике Монтойя…

Айво сгреб его и шмякнул головой о стену в нескольких дюймах от Алессандры. Она была так близко, что не могла не слышать стона боли, не чувствовать запах крови и мочи, тягостное зловоние страха.

Руки мужчины были заведены за спину и скованы наручниками, и, как она с ужасом заметила, кровь сочилась не только от порезов на лице — весь бок его рубашки был пропитан ярко-алой кровью, теперь запятнавшей и ее собственную блузку.

Айво толкнул пленника, и двое конвоиров потащили его дальше. Дотом он схватил Алессандру за руку и потянул к двери. Она против воли повернула голову и посмотрела вслед несчастному.

Стражи тащили избитого по коридору очень быстро, но она успела заметить, как они открыли дверь офиса Майкла Тротта и втолкнули его внутрь.

Кем был этот человек?

Она посмотрела на Айво, обычно бесстрастное лицо которого теперь приняло мрачное выражение, но так и не решилась спросить. Когда они вышли на улицу, он толкнул ее к ожидавшему там лимузину. Она забралась внутрь, и Айво, сев рядом с ней, захлопнул дверцу, а потом постучал по стеклу, отделявшему салон от шофера, давая тому знак трогаться.

Алессандра пыталась отдышаться и заставить сердце биться ровно, но не смогла совладать с безумным, не поддающимся контролю страхом, в то время как Айво вытащил большой, туго накрахмаленный платок и протянул ей.

— У вас лицо в крови.

На руках у нее тоже оказалась кровь, блузка окончательно погибла. Брюки тоже были испорчены, Алессандра чувствовала себя отупевшей и находилась в полуобморочном состоянии. Этого не могло быть, просто не могло. «Помогите мне. Пожалуйста!»

Ей не хотелось думать об этом человеке, не хотелось представлять себе, что через сорок восемь часов кто-то вот так же будет отирать ее кровь с рук, когда истечет срок ультиматума, поставленного ей Майклом Тротта.

Она пыталась заставить себя мыслить ясно, не давать воли чувствам, так как не хотела доставить Айво удовольствие от созерцания ее мучений. Она была совсем одна и предоставлена самой себе. Никто не станет ее спасать. Если она хотела спастись, то должна была спасать себя сама.

Алессандра глубоко вдохнула. Надо попытаться дышать ровно, думать, соображать. Выбор был невелик. Она могла поискать деньги, могла их найти или… не найти. Если Гриффин их уже истратил, промотал, то ей оставалось только умереть. А ведь она еще могла убежать, скрыться, спрятаться…

И всю оставшуюся жизнь оглядываться, боясь, что однажды Майкл Тротта найдет ее?

Конечно, она могла бы выбрать иной путь и обратиться в полицию или позвонить в ФБР…

Алессандра откинулась на кожаные подушки. Ей все-таки придется преодолеть свое недоверие к стражам закона и позвонить в ФБР. Гарри О'Делл производил впечатление человека знающего; она обязательно позвонит ему. Позвонит, как только доберется до дома. Возможно, она не так уж одинока, как кажется.

Айво наблюдал за ней, не сводя с нее бледно-голубых глаз, будто пытался читать ее мысли.

— Этот человек? — спросил он. — Вы знаете, кто он? Алессандра отрицательно покачала головой, удивленная тем, что он заговорил с ней.

— Парень тоже должен мистеру Тротта большую сумму, — сообщил ей Айво. — Но он совершил очень большую ошибку, обратившись к властям. Вы ведь поступите умнее, чем он? Да?

Алессандра кивнула. Страх снова сжал ей горло.

Итак, выбора у нее не оставалось. Она будет искать деньги и молить Бога, чтобы он помог ей найти их и чтобы они оказались все в целости.

Глава 3

Алессандра стояла в гостиной, и с каждой минутой ее ужас усиливался: она не знала, с чего начать, тем более что, приехав домой, она обнаружила полицейских с ордером на обыск.

Каким-то образом им стало известно об исчезнувших деньгах. Люди Майкла Тротта их не нашли, копы тоже — так как же, скажите на милость, могла их найти она? И это еще при условии, что Гриффин их не растратил! Боже, помоги!

Входя в дом, она была вынуждена прижимать к груди одежду, полученную из химчистки, чтобы скрыть засыхающую на блузке кровь.

Если бы нависшая над ней опасность не была такой страшной и неотвратимой, она бы рассмеялась. Вся принадлежавшая ей одежда была или искромсана в клочья, или запачкана кровью, кроме нескольких вещиц, отданных ею в химчистку.

8
{"b":"4769","o":1}