ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Иллюзия греха. Поддельный Рай
Кто украл любовь?
Непрожитая жизнь
Сновидцы
Академия черного дракона. Ставка на ведьму
Сила мифа
7 красных линий (сборник)
Связанные судьбой
Очаровательный негодяй
A
A

– Мааааааааааартин!!!

Наверху, в детской, Мартин тяжело вздохнул и отложил волынку. Омлет убрали с пола, кухню привели в порядок. Очень сердитая Ида принялась варить овсянку. Самый старший брат, Марк, покачал головой и вернулся к себе в комнату – немного повозиться до завтрака с эскизами (он был художником и занимался оформлением витрин в очень большом магазине). Средний брат, восьмилетний Лу, покачал головой и отправился в детскую – ночью ему приснились роликовые коньки с пропеллером, и он спешил разобрать вентилятор прежде, чем в комнату заглянет Ида. Самый младший брат, шестилетний Джереми, человек в высшей степени серьезный, покачал головой и отправился в кабинет – читать «Морнинг тайм». А Мартин, приняв покаянный вид, отправился на кухню – извиняться перед Идой и помогать ей с завтраком.

И тогда в Доме с Одной Колонной снова воцарились порядок и покой. Начиналось обычное воскресное утро.

Глава 2

В Доме с Одной Колонной все очень любили Мартина. Нет, правда, – разве можно не любить существо, способное залезть к тебе под одеяло, когда ты болеешь, и целый час гладить тебя хоботом по руке или с надрывом петь русские романсы, пока ты не почувствуешь себя самым-пресамым несчастным существом на свете и не пожалеешь себя так сильно, что сразу выздоровеешь. Правда, при этом Мартин незаметно с: едал припасенное у вас на тумбочке шоколадное печенье, выпивал чай с малиной, заворачивался в ваш любимый шарф и в перерыве между двумя руладами на минуточку просил примерить ваши теплые носки, которые с этого момента навсегда переставали вашими. Но исполнителям русских романсов, известное дело, нередко прощали и не такое.

Словом, Мартин был частью Дома с Одной Колонной и безусловным членом семьи Смит-Томпсонов. Но сегодняшний инцидент с волынкой и омлетом окончательно доконал всех.

Мартин как раз подносил ко рту вилку с тщательно наколотыми на нее кусочком омлета, кусочком помидора, кусочком жареного лука и маленькой капелькой кетчупа, когда Марк внезапно спросил:

– Мартин, а ты не хочешь найти себе какое-нибудь занятие?

Мартин закрыл рот, медленно положил на край тарелки вилку со всей ее нетронутой роскошью и пронзительно посмотрел на Марка. Это был взгляд исполнителя русских романсов после третьей рюмки. Очень, очень тяжелый взгляд, способный вогнать в краску даже русского милиционера.

– Я чувствую, что в следующей фразе меня попрекнут куском омлета, – печально сказал он.

– Мартин, прекрати, – строго сказал Джереми. – Просто нам всем кажется, что ты несколько… ээээ… скучаешь. И не знаешь, чем себя занять. И киснешь.

– Киснет молоко, – гордо сказал Мартин, – Я впадаю в красивую меланхолию.

– Значит, так. – сказала Ида. И Мартин понял, что заняться делом ему придется фактически безотлагательно.

Глава 3

– Ээээттттааа было весноооооюуууу! Ззззеленеющим маааааааааем!

Каааааагда тундрррррра надееееела! Свой весенний нарррряд!!..

Дети заворожено слушали Мартина, а он довольно расправлял плечи, укрытые зеленым полотенцем с белыми звездами. Во время сольных выступлений он использовал свое любимое полотенце в качестве оперного плаща. Дома же оно служило Мартину одеялом, – завернувшись в него, он сладко спал в коробке из-под телевизора, специально поставленной для него между кроватями Джереми и Лу. Но в другие моменты – например, когда Мартин утешал кого-нибудь, кто разбил себе нос, или устраивал небольшой пикник на детской площадке, или тайком от завхоза организовывал массовые катания на двери гаража, – зеленое полотенце с белыми звездами могло играть роль салфетки, пледа, скатерти, петли-держалки или ОЧЕНЬ большого носового платка… Словом, в детском саду зеленому полотенцу в белых звездах всегда находилось применение.

– …Ааааа мы бежали с тобооооюуууу!! Ууууходя ааааат пагооооони!

Вдоль железной доррррррррооооогиии! Аааа Ваааааркута-Ленингрррррад!…

Да-да, Мартин работал именно в детском саду. Потому что если уж он в чем был мастером (помимо, конечно, игры на волынке и утешения страждущих) – так это в Салках, Прятках, Сказках В Тихий Час, Рисовании Ужасных Монстров и Массовом Валянии Дурака. Эти качества, безусловно, делали его совершенно прекрасным воспитателем детского сада (хотя некоторые, наверное, с таким мнением не согласятся). И сам Мартин, кстати, тоже был в полном восторге от своей работы. В свободное время он, конечно, читал Льва Толстого (не забывайте, что Мартин все-таки был очень, очень странным слоном), или лежал в ванне, мысленно критикуя Шпенглера. Но в качестве работы Салки, Прятки, Монстры и дверь гаража приводили его в полный восторг. А в особенно полный восторг его приводила возможность исполнять свои любимые произведения под свою любимую волынку. Дети очень любят громкие, немножко противные звуки, если их издает кто-нибудь дружелюбный.

– … и на дуло нагаааааана!

Вохрррррра нас окружиииииила! «Ррррруки кверху!» – крррричааааат!!!…

И тут вдруг с задних рядов раздался громкий девичьий голос:

– Фу! Он фальшивит!

От неожиданности Мартин подавился нотой, а все дети дружно обернулись.

В заднем ряду, скрестив руки на груди и притоптывая ножкой, стояла маленькая девочка – беленькая, курносенькая, очень надменная. Она стояла, скрестив руки на груди, притоптывая ботинком, и презрительно смотрела на Мартина.

И тут Мартин разозлился.

Глава 5

Эту девочку звали Аделиной, и она была лучшей подругой Дины. А Дину Мартин любил. Нет, не просто любил, – первоклассница Дина была любовью всей его жизни. А Мартин был ее рыцарем и боевым слоном. Когда Мартин впервые увидел Дину, любовь немедленно поразила его сердце. На следующий день он торжественно прошествовал через весь город, неся в хоботе цветы, а на спине – две банки селедки, и сделал Дине предложение стать его женой навеки. Но Дина отказалась. С тех пор они с Мартином очень, очень дружили, но это, конечно, была совсем непростая история.

Так вот, Аделина была лучшей подругой Дины. То есть на самом деле лучшими друзьями Дины были еще и сам Мартин, а также Джереми и Лу, – но они были мальчиками. А любая девочка сразу скажет вам, что лучшие друзья – это одно, а лучшие подруги – это совсем, совсем другое. И пока не появился Мартин, Дина поверяла Аделине все свои секреты, бегала с ней в кино, каталась на качелях и однажды даже ела дождевых червяков (а это, согласитесь, по-настоящему сближает).

Но с появлением в Дининой жизни Мартина все, конечно, пошло совсем иначе. Червяки – червяками, но Аделина здорово невзлюбила Мартина. Простыми словами – она очень ревновала к нему Дину. А Мартин, как назло, работал именно в том детском саду, куда ходила Аделина. И это, конечно, тоже была очень непростая история.

И когда Аделина сказала: «Фу! Он фальшивит!» – Мартин очень, очень разозлился. И остальным детям тоже стало ужасно неловко.

К счастью, в этот момент в дверях показалась нянечка и недовольно покачала головой. Мартин опомнился, быстренько сдернул с плеч полотенце, повязал его себе на шею на манер салфетки и специально сказал громким, немножко противным голосом:

– Дорогие товарищи дети, все немедленно идут в соседнюю комнату завтракать омлетом. Духовное традиционно уступает место материальному. Ать-два!

Дети сказали: «Уууууу…» и поплелись в соседнюю комнату. И даже Аделина, пожав плечами, последовала за всеми остальными.

Глава 6

«Ууууу…» (и даже «Уууууууууууууууууууууу…»), которое сказали дети, было вызвано не только желанием продолжать приобщаться к духовному посредством взаимодействия с маленьким говорящим животным (соблазн, перед которым и взрослый-то вряд ли способен устоять). Оно было также вызвано полнейшим нежеланием поглощать материальное в виде омлета.

11
{"b":"477","o":1}