ЛитМир - Электронная Библиотека

Летти прошла мимо него, намереваясь увлечь сэра Эллиота в дом, где в присутствии других рассеется напряженность, возникшая между ними. Он направился следом.

— А вы, леди Агата? — сказал Марч небрежным и поэтому еше более подозрительным тоном. — Просто вышли подышать ночным воздухом, когда в вас пробудилось любопытство садовода?

— Именно так.

Если бы она ускорила шаг, это выглядело бы как попытка бегства. Эта мысль заставила ее остановиться.

Истина номер два: убегающий человек всегда выглядит так, будто у него есть на это причина… Летти наступила на подол юбки и споткнулась. В тот же миг он протянул ей руку и не дал упасть. Она заставила себя смотреть прямо перед собой и продолжала идти.

Он не выпускал ее руки, слегка прикасаясь к ней. И ей это нравилось. И не нравилось, что нравится…

— После столь длинной дороги я и думать не могла об ужине, к тому же не хотелось оставаться в доме в такую чудную ночь, — сказала она, вполне довольная своим объяснением.

— Ночь действительно чудная, — согласился сэр Эллиот. Затем, помолчав, добавил:

— Вы не хотели бы продолжить вашу прогулку… со мной?

— Да. — Ответ вырвался прежде, чем она успела подумать. Отведя от нее глаза, сэр Эллиот улыбнулся. Он выглядел смущенным и немного польщенным. Поразительно. Куда смотрят женщины Литтл-Байдуэлла, что такой мужчина до сих пор свободен?

Ах да. Не женщины Литтл-Байдуэлла причина его оди. ночества, а сам сэр Эллиот, вернее, Кэтрин Бантинг. На-строение у Летти испортилось.

— Надеюсь, вас все устраивает в Холлизе?

— О, все совершенно восхитительно.

— Вы познакомились с Энтоном?

— Он очарователен.

Они пошли дальше. Летти не раскрывала рта, боясь, что любая тема разговора приведет к ее разоблачению, сэр Эллиот по какой-то причине тоже молчал. С тех пор как она вышла из дома, стало холоднее, на лужайки выпала роса, от которой промокли тонкие подошвы ее башмачков.

— Ваше долгое отсутствие не повлияет на ваши дела в Лондоне? — нарушил молчание сэр Эллиот.

— Нет. Мне очень хотелось уехать оттуда.

— А, вам нравится жить в деревне. Она не видела причины солгать.

— Ребенком я жила в деревне и все же, должна при знаться, предпочитаю город. Я, как вы понимаете, гражданка мира.

— Это очевидно.

Летти бросила на собеседника быстрый взгляд, в тоне сэра Эллиота ей послышалась насмешка, но вид у него был вполне серьезный.

— Спасибо. Как космополитку, меня больше всего привлекают вещи, которые чаще всего можно встретить среди ярких огней цивилизации.

— Да?

— О, деревенская жизнь — это тишина и покой, и пола гаю, что тем, кто выздоравливает после болезни или страдает нервным расстройством, она… подходит… но я совершенно здорова, и нервы у меня в порядке.

— А я-то думал, что всем дамам, даже космополиткам, нравится, чтобы их считали трогательно-слабыми.

Леди Фоллонтру, когда хотела получить что-то от мужа, всегда жаловалась на ту или иную болезнь. За это Летти презирала ее. Одно дело — манипулировать мужчиной, играя на одном с ним поле, и совсем иное — обманывать, злоупотребляя одним из его немногих достойных качеств.

— Что же трогательного, — Летти остановилась, — в слабости?

Прежде чем ответить, сэр Эллиот посмотрел на нее.

— Вы очень прямодушны в своих высказываниях, леди Агата. Это большая редкость.

— Вероятно, потому, что у меня есть собственное дело, — веско сказала она. — Вы знаете, это организация свадеб. — Она поколебалась, а затем, повинуясь странному желанию расшевелить сэра Эллиота, заявила:

— Опыт убедил меня, что откровенность в разговоре хотя и не всегда дипломатична, но неплохо окупается. — Только произнеся эти слова, Летти поняла все их лицемерие. Она покраснела и была рада, что темнота скрыла ее пылающие щеки.

— Постараюсь запомнить ваш добрый совет, — сказал он. Ей было жаль, что, когда они остановились, спутник отпустил ее руку.

— Должна признаться, меня считают довольно мудрой, — офомно заметила она.

— В самом деле? И кто же?

Она, заподозрив иронию, искоса бросила на него острый взгляд, но невозмутимый вид собеседника успокоил ее.

— О, разные люди, — весело сказала Летти. — Торговцы, мути, актрисы, актеры, певцы, художники… приходят ко мне со своими бедами и просят совета.

В ее голове возникла идея. Летти не имела никакого права думать о ней, тем более осуществлять ее, но подобные со-ображения никогда не останавливали Летти, не остановили и сейчас. Просто потому, что этот мужчина был слишком прекрасен, чтобы провести всю жизнь, оплакивая утрату «святой Кэтрин».

— Да. На днях миссис Доджсон, — вы ведь знакомы с миссис Элмор Доджсон? Нет? О, вы должны познакомиться Чудесная женщина. Так вот, на днях миссис Доджсон сокру. шалась о судьбе своего сына Чарлза. — Летти придвинулась к сэру Эллиоту. От него приятно пахло. Мылом и мужественностью, если можно так выразиться. — Я расскажу вам, но только под большим секретом, конечно.

— Конечно.

— Этот Чарлз воспылал нежными чувствами к одной молодой леди, имея все основания верить, что эти чувства взаимны, и надеялся, что они приведут к… — Она не могла придумать, на что надеялся воображаемый Чарлз.

— К свадьбе? — с готовностью подсказал сэр Эллиот.

— Вот именно! Но как раз когда их отношения дошли до… столь серьезного шага… ее отец потребовал, чтобы девушка на время уехала за границу. Когда она вернулась, Чарлз понял, что ее чувства изменились. — Летти многозначительно посмотрела на сэра Эллиота. — С тех пор он тоскует.

— Бедняга.

Летти снова остановилась. Сэр Эллиот тоже остановился. Она посмотрела ему в глаза.

— Бедняга? Ничего подобного! — заявила она. — Нытик, глупый, самовлюбленный тип. Мальчишка, бессмысленно сохнущий по девчонке-пустышке.

Марч подавил какой-то звук, чуть не вырвавшийся из его горла. Ага. Значит, до него дошел подтекст ее рассказа.

— И вы не верите, что долгие страдания бед… жалкого Чарлза свидетельствуют о глубине его чувства? — спросил он.

— Оплакивать месяцами или годами то, чего никогда не будет, еще не значит иметь глубокие чувства, это свидетельствует лишь о его предрасположенности к мелодраме. На сцене и без того достаточно дешевых комедиантов, не говоря уже о любителях. Поверьте мне. Я так и сказала миссис Доджсон!

Возможно, цель ее маленького рассказа была слишком очевидна, и Летти была готова к тому, что ответом на ее намеки будет гробовое молчание. Но сэр Эллиот расхохотался. Громко, искренне и по-доброму.

— Дорогая леди Агата, — сказал он. — Думаю, никто не обвинит вас в глупой сентиментальности. Где вы приобрели столь безжалостный взгляд на жизнь?

«Безжалостный»? Он счел ее безжалостной? Летти обиделась. Она считала себя практичной, упорной, жизнерадостной и немного авантюрной, но «безжалостной» — никогда. Вот Ник был безжалостным.

Ей не понравилось, что о ней так говорили. Ужасно не понравилось. И поэтому, не подумав, Летти ответила:

— Я вынуждена быть такой. — Только потом сообразив, что, вероятно, леди Агата никогда не была «вынуждена» что-то делать. — Хочу сказать, что за годы, когда устраивала свадебные церемонии, я повидала много супружеских пар. В жизни в отличие от сказок браки редко бывают счастливыми. Это не зависит от желания людей. Видимо, когда достаточно часто сталкиваешься с разочарованием, то через некоторое время это чувство становится привычным.

Сэр Эллиот подошел к Летти. Нахмурившись, он вглядывался в темноту, а затем сказал:

— Но тем не менее вы создадите волшебную сказку для Анжелы, не так ли?

— Конечно. — Летга хотела пойти дальше, но его остановила ее. Она повернулась. Он опустил руку.

— Простите.

Но она уже заметила вопрос в его глазах.

— Обещаю, я сделаю все, что в моих силах, чтобы эта свадьба прошла гладко и без неприятностей.

В ее случае это значило, что Летга Поттс покинет Хол-лиз как можно скорее. Но, поскольку обещание было дано, она решила, что, перед тем как сбежать, она оставит Бигглс-уортам записку с советом найти другого организатора свадебных торжеств. Летти сделает даже больше, чем настоящая леди Агата, чтобы «все прошло гладко». Та даже не написала им! Пока еще не написала…

11
{"b":"4770","o":1}