ЛитМир - Электронная Библиотека

— Прекрасно! — отозвалась леди Агата с широкой улыбкой. Она повернулась к столу, грациозно и соблазнительно качнув бедрами. Хотя леди Агате, чтобы произвести впечатление, не было необходимости двигать бедрами. По крайней мере в этом платье, подумала Эглантина, чувствуя, что краснеет.

Леди Агата начала напевать пришедшую ей на ум веселую песенку, которая звучала несколько… скажем, смело. Эглантина, которую песенка поразила не меньше, чем платье, схватила колокольчик и затрясла им.

Ей хотелось, чтобы поскорее пришел Кэбот. Кэбот должен был знать, что делать и как ко всему этому относиться. Он был превосходным дворецким. Эглантина понятия не имела, как вести себя со светскими дамами и о чем с ними говорить. Все это дело с наймом аристократки, с предстоящим так скоро приездом знатного семейства маркиза и приближающейся свадьбой Анжелы, а потом девочка уедет и никогда не вернется…

Глаза Эглантины наполнились слезами. Ее мучило тяжелое предчувствие, что все пройдет ужасно плохо. Но тут рядом с ней оказалась леди Агата, она села на соседний стул и нежно положила руку на плечо Эглантины.

— Что случилось, д… дорогая?

— Ничего, — мужественно ответила Эглантина, но неожиданное сочувствие в голосе гостьи едва не заставило ее потерять самообладание. Не могла же она довериться чужому человеку, да еще такой знатной даме.

— Вы уверены? — осторожно переспросила леди Агата. В пристальном взгляде ее добрых карих глаз блестели веселые искорки, но в нем не было насмешки, наоборот, он странным образом успокаивал Эглантину, словно говоря, что никакая на свете беда не страшна, если смотреть на жизнь с оптимизмом.

— Я так рада, что вы приехали, — вырвалось у Эгланти-ны. — Я чувствую, что не справлюсь с этим ужасным… О! — Как только последнее слово сорвалось с ее губ, она тотчас пожалела об этом. Краска залила ее лицо. — Как плохо вы обо мне подумаете!

— Почему? — удивилась леди Агата.

Эглантина с благодарностью посмотрела на гостью. Та была так добра, что не обратила внимания на то, что Эглантина чуть не назвала подготовку к свадьбе ее милой Анжелы «ужасной работой». Словно речь шла о таких тягостных обязанностях, как мытье полов или чистка сапог, а не о… о празднике…

Эглантина разразилась слезами.

Летти смотрела на нее с изумлением. Она не могла себе представить, что до такой степени расстроило эту даму. Нельзя сказать, что это обеспокоило Летти. С какой стати? Эглантина Бигглсуорт имела все, чего можно было только пожелать. Летти лишь было любопытно, что за причина заставила богатую женщину так горько плакать. Она обняла рыдавшую Эглантину за плечи и слегка сжала ее руку.

Эглантина подняла голову. Ее глаза припухли и покраснели, а из носа капало.

Поскольку Летти не думала, что эта дама из тех, кто прибегает к помощи рукава, она взяла со стола аккуратно сложенную салфетку, развернула ее и поднесла к носу Эглантины.

— Вот, дорогая, высморкайтесь. Вот и хорошо… Ну, а теперь почему бы вам не рассказать, о чем вы плачете?

— Не хотелось бы беспокоить вас…

— Глупости. Это моя профессия — беспокоиться. Я имею в виду свадьбы. Если что-то не так, то я не могу хорошо делать свое дело, верно?

— Вы правы… Но ничего не случилось, в самом деле ничего. Дело в том, что… я не знаю. Наверное, я глупая, эгоистичная старая женщина. Больше всего на свете я хочу, чтобы Анжела была счастлива, но, о! Я буду так скучать по ней… о…

Она снова разрыдалась.

— Конечно, будете, — ласково произнесла Летти, обнимая ее за плечи и раскачиваясь вместе с ней. Когда Эгланти-на немного успокоилась, Летти снова вложила ей в руку смятую салфетку. — Это вовсе не значит, что вы эгоистка. Просто вы любите Анжелу.

— О, я люблю ее! Люблю! — Эглантина высморкалась.

— И давно вы заменяете ей мать? — спросила Летти.

— С того момента, как сестра умерла при родах. Больше восемнадцати лет. — Она слабо улыбнулась. — Вы представить не можете, какой милой и очаровательной малюткой она была. Я просто не могла доверить заботу о ней наемной няне… — Эглантина покраснела. — О, уверяю вас, я не хотела сказать, что те, кому платят, заботились бы о ней хуже!

— Ничего, милочка, — успокоила Летти. — Я не обижаюсь. Я вас прекрасно понимаю. Можно купить чьи-то таланты, но нельзя купить его любовь, а вы явно полюбили маленькую красотку?

— Красотку?

— Ребенка.

— Вы понимаете, я только хочу, чтобы она была счастлива, и боюсь, что мои опасения из-за того, что Анжела станет маркизой, возникли лишь от эгоистичного желания видеть ее рядом с собой всегда.

Летти похлопала ее по плечу.

— Вы не должны волноваться. Я уверена, Анжела будет чрезвычайно счастлива в своем великолепном замке. — «Я была бы». — Ей как маркизе ничего не надо будет делать, только распоряжаться целым полчищем слуг и считать фамильные портреты. Она каждый вечер будет обедать с шампанским и икрой и каждую неделю менять по два платья в час!

Эглантина шмыгнула носом и рассмеялась:

— О, леди Агата, вы слишком добры, развлекаете меня шутками.

Шутками? Летти говорила совершенно серьезно. Лицо Эглантины омрачилось.

— Я бы так не расстраивалась, поверьте, если бы была уверена, что Анжела ждет не дождется этой свадьбы. Но последнее время она не кажется той счастливой девочкой, какой я ее всегда знала и любила. Она стала задумчивой и иногда даже угрюмой.

— Предсвадебные капризы. Эглантина покачала головой:

— Анжела никогда не была капризной. Рассказывая нам о предложении Шеффилда, она была необыкновенно счастлива, иначе Энтон не дал бы согласия на этот брак.

— Может быть, она передумала? Такое случается…

— Я тоже так подумала, но, когда прямо спросила, не лучше ли ей отказаться от брака с маркизом, Анжела расплакалась и поклялась, что больше всего на свете хочет стать его женой.

«Ладно, — подумала Летти. — По крайней мере девчонка не совсем рехнулась».

— Я думаю, — наклонившись к Летти, сказала Эглантина, — думаю, это Шеффилды.

— То есть?

— Они уже дали понять, как унижает Хью его женитьба на Анжеле. Я не решаюсь в чем-то обвинять их, но мне кажется, его мать пользуется любым предлогом, чтобы держать сына подальше от Холлиза и Анжелы. Поймите меня правильно. Я не притворяюсь, что знаю высшее общество, леди Агата, но разве не странно, что жених не проводит какое-то время в доме своих будущих родственников?

Странно или нет?

— Ах, это… не обязательно, — осторожно ответила Летти.

— Правда? — ухватилась за ее слова Эглантина. — Вы вселяете в меня надежду. И, — продолжала она, как бы убеждая себя, — Хью приедет в концу месяца, а его семья ответила на мое последнее приглашение обещанием навестить нас вскоре после него.

— Тогда, думаю, все в полном порядке, — весело улыбнулась Летти.

Эглантина с надеждой посмотрела на нее.

— Хью очень внимателен к Анжеле. Пишет ей каждый день. Хотя, как мне кажется, ей уже не так хочется читать его письма. — Лицо у нее вытянулось. — Возможно, Анжела боится, что они сочтут нас провинциалами и этим очень обидят нас. Или свадебный прием покажется им убогим. Или мы сами… Мы не можем позволить себе выглядеть людьми второго сорта! Вы должны нам помочь, леди Агата.

Эглантина умоляюще протянула руку. Она говорила так откровенно, с выражением, в котором странным образом смешались любовь, нежность и растерянность, что тронула сердце Летти.

Она мысленно взяла себя в руки. Глупая сентиментальность. Должно быть, скоро придут месячные.

— Конечно, я помогу, — сказала Летти, недовольная возникшими у нее опасными чувствами. — Вместо того чтобы беспокоиться, достаточно ли Анжела хороша для Шеффил-дов, вы лучше бы побеспокоились о том, достаточно ли Шеф-филды хороши для нее!

Услышав это разумное предложение, Эглантина широко раскрыла глаза и прижала к груди свои большие руки.

— Мне это никогда не приходило в голову, леди Агата! Теперь я понимаю, почему вы пользуетесь таким успехом. Вы не только образец совершенства, но надежный друг и советчик. Если только… — Эглантина смущенно замолчала.

14
{"b":"4770","o":1}