ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Запредельный накал страсти
С чистого листа
Резня на Сухаревском рынке
Кофейные истории (сборник)
Диверсант
Почти семейный детектив
Метро 2033: Логово
Возвращение блудного самурая
The Beatles. Единственная на свете авторизованная биография

— Как жаль, — тихо произнесла Летти.

— А мне нет, — удивленно посмотрел на нее Кэбот. — Наконец-то я смог стать дворецким. Я обращался в разные агентства по найму, но кому нужен пятидесятилетний дворецкий без опыта? И вот однажды я познакомился с этой милой простодушной женщиной, желавшей нанять «настоящего лондонского дворецкого» для ее брата, живущего в северном графстве. Я сослался в качестве рекомендации на лорда Прескотта, и… вот я здесь.

— И тебе нравится? — с любопытством спросила Летти. — Разве ты не скучаешь по городу, огням, старым друзьям?

— Не очень, — ответил он. — Хотя все еще переписываюсь с Бенни, — сказал он, имея в виду Бена Блэка, Человека-машину. — У меня есть все, что мне нужно. Меня уважают мои хозяева, по крайней мере большинство из них, я служу в прекрасном доме и, что самое важное, могу заниматься тем, к чему меня готовили.

— Завидую тебе, Кэбот, — задумчиво кивнула Летти. Он вопросительно взглянул на нее:

— В чем же?

— Ты знаешь, кто ты такой и чего хочешь. И кажется, всегда знал.

— Ну, Летти, ты тоже знаешь, кто ты, — добродушно возразил он.

Она покачала головой:

— Я знаю свое имя. Но не знаю, кто я…

— Летти, — сказал Кэбот, подыскивая ответ на ее немой вопрос. — Ты… ты… лучшее время, которое переживала английская сцена за все время своего существования, — вот ты кто. Никто не мог заставить публику топать ногами или мог улыбаться так, как улыбалась ты, Летти.

— Хорошее время, — прошептала она. — Так кто же я? — И посмотрела ему в глаза. — Боюсь, теперь уже никто. По крайней мере так думают некоторые люди в Лондоне.

— Это Ник Спаркл виноват? — напрямик спросил Кэбот.

Она не собиралась обвинять Ника в том, что сама по доброй воле делала. Если бы ей пришлось снова участвовать в этом, Летти поступила бы точно так же. Или нет? Неприятный вопрос, подсказанный ее совестью, заставил молодую женщину с вызовом поднять голову. Что сделано, то сделано, и она не собиралась сейчас ни в чем каяться.

— Я не хочу говорить о Нике. Тебе достаточно знать, что его здесь нет и он сюда не приедет. Все, тема закрыта. — Летти изобразила улыбку. — Не могу поверить, что тебе нравится деревенская жизнь здесь…

Прежде чем ответить, Кэбот пристально посмотрел на нее.

— Но мне правда здесь нравится. Единственное, что не дает мне покоя, — страх, как бы кто-нибудь когда-нибудь не узнал, что образцовый дворецкий Кэбот раньше был Сэм-Сэмом, Мальчиком с собачьей головой.

— Они снобы? — понимающе спросила Летти.

— Ужасные, — подтвердил Кэбот.

Конечно, подумала Летти, Бштлсуорты — голубая кровь, хотя и без титула. Если Эглантина и казалась простушкой, это не значило, что она не может задирать нос так же высоко, как любая аристократка.

Летти знала людей такого типа. Она отлично запомнила одного щеголя, толкавшегося за кулисами. Он был прекрасно воспитан и почтителен, но куда все девалось, когда в ресторане, куда он пригласил Летти на ленч, появилась его знакомая дама! Он не только забыл, как зовут Летги, но казалось, не мог понять, как оказался с ней за одним столом. После этого Летти отказывалась принимать любезные приглашения в рестораны и имела дело только с такими же людьми, как она сама. Все же тот случай несколько разочаровал ее. Она-то надеялась, что Бигглсуорты не такие. Да ладно.

— Пропади они все пропадом, — сказала она Кэботу.

— Легко сказать, — вздохнул Кэбот. — Тебе не приходится работать с ними.

— Работать с ними? Боже, какое милое демократичное выражение.

— Я пытаюсь, — объяснил Кэбот, — показывать им пример. Если я буду вести себя с ними как с равными, то, надеюсь, и они научатся вести себя так же и с другими. Особенно эта ведьма, Грейс Пул…

— Грейс Пул? О ком ты говоришь? — удивилась Летти.

— О слугах, — сказал Кэбот. — О ком же еще?

— Снобы — слуги? — изумилась Летти. — А не Бигглсуорты?

— Я не знаю более справедливых и великодушных людей, чем Бигглсуорты. Слуги, однако, совсем другое дело. Они великолепны в своем снобизме. — Он улыбнулся. — И кстати, о снобизме, — Летти, ты здорово изображаешь знатную даму. Всех одурачила, должен тебе сказать.

— Правда? — спросила довольная Летти.

— О да. У тебя всегда был талант к перевоплощению. Жаль, что ты растратила его на проделки Ника Спаркла… Улыбка исчезла с лица Летти.

— Я думала, мы договорились, что эта тема…

— Полагаю, у меня нет права судить, — перебил ее Кэбот, — но ты была славным ребенком, Летти. Тверда как сталь, но сердце у тебя было доброе,

— У меня и сейчас доброе сердце, — заверила его Летги.

— Тогда ничего не говори слугам о моем прошлом. Я этого не переживу.

— Не скажу, — поклялась Летги и добавила:

— Если ты никому не расскажешь о моей маленькой тайне.

— Этого, — медленно произнес Кэбот, — я не могу обещать. Бигглсуорты заслужили мою благодарность и верность, Летти. Они считают порядочными всех людей. Так что, согласись, я должен защищать их интересы, ведь сами они отказываются защищать себя.

— Ладно, — проговорила Летти, — я не сделаю им ничего плохого.

Было ясно, что она не убедила Кэбота.

— Я верю твоему слову, Летти, но как же Ник Спаркл?

— Клянусь тебе, Ник здесь ни при чем. Совершенно ни при чем, — уверяла она, не решаясь сказать большего. Она хотела подробно объяснить, как порвала с Ником Спарклом, но не оставалось времени. Скоро придут Эглантина и Анжела. Но Летти должна была что-то сказать, чтобы успокоить его. — В Лондоне я попала в затруднительное положение, Сэмми… Кэбот. И пошла на вокзал Сент-Панкрас, хотя у меня было мало денег, да и ехать мне было некуда. Просто надеялась, что-нибудь подвернется. Так и случилось! Пока я сидела там, я увидела, как настоящая леди Агата выбросила билет на поезд. Я и подобрала его.

— И явилась сюда, — сказал Кэбот. Летти кивнула.

— Я и не собиралась выдавать себя за леди Агату, только воспользовалась удачей. Я здесь всего на день или два, затем уеду. Когда уеду, хочу взять с собой несколько вещей леди Агаты, честно тебе признаюсь, но обещаю не брать ничего, что принадлежит Бигглсуортам.

Кзбот долго и пристально смотрел на нее.

— Где же леди Агата?

— У нее медовый месяц. — Летти откинулась на спинку стула и улыбнулась, увидев изумление на лице Кэбота. — Поэтому она и выбросила билет. Ее будущий муж гнался за ней до самого Паддингтона. Так романтично. «Оставьте все и поедемте со мной, Агата, сейчас или никогда!»

Кэбот покачал головой:

— Бедные Бигглсуорты.

Летти нахмурилась и раздраженно сказала:

— Я говорила тебе, я не…

. — Я говорю не о тебе, Летти. Я говорю о леди Агате. Она выбрала самое неудачное время для побега. Бигглсуорты рассчитывали, что все на свадьбе Анжелы будет как надо.

— Но это не моя проблема, не так ли? — возразила Летти. — В конечном счете для Бигглсуортов безразлично, буду я здесь или нет.

— Может быть, они успели бы найти кого-то другого, если бы знали, что леди Агата подвела их.

— Два дня ничего не изменят. — Она умоляюще посмотрела на него.

— Хорошо, Летти, — наконец сурово произнес Кэбот, — раз ты ничего не прихватишь из имущества Бигглсуортов, я ничего никому не скажу. Возможно, леди Агата заслужила это небольшое наказание за то, что так бесцеремонно обошлась с Анжелой. Но, если через три дня ты еще будешь здесь, я пойду к сэру Эллиоту.

— Поступай как считаешь нужным. Дворецкий не ответил.

— Что же Кэбот считает нужным? — раздался голос Эглантины.

Летти резко повернулась и увидела в дверях Эглантину и Анжелу. Она сделала равнодушное лицо.

— Раздобыть для меня свежую клубнику. По-видимому, ваша повариха припрятала ее.

— О… — Эглантина втолкнула Анжелу в комнату. — Пожалуйста, Кэбот, найди клубнику для леди Агаты.

— Сию минуту, мадам. — Кэбот поклонился и вышел. Эглантина вертела в руках часики, приколотые к ее корсажу.

— О Боже, посмотрите, который час, — сказала она. — Скоро приедут гости, а так много еще надо сделать. Анжела, не побудешь с леди Агатой, пока я схожу посмотреть, готово ли поле для крокета?

16
{"b":"4770","o":1}