ЛитМир - Электронная Библиотека

Он отогнал эти мысли и наклонился к руке Эглантины. Старшая мисс Бигглсуорт повернулась к леди Агате и сказала ей, что уже представила его вчера, и вот он уже стоял перед Летти, поднося к губам ее руку. Поцеловав тыльную сторону ладони, он поднял глаза и посмотрел ей в лицо. Ее глаза потемнели, губы полуоткрылись, и он услышал легкий вздох.

Сэр Эллиот выпрямился — со спокойной улыбкой, в то время как его сердце беспокойно забилось. Она ответила такой же притворно-спокойной улыбкой, тонкая ткань на ее груди колыхалась, и его тело инстинктивно откликнулось на ее волнение. Прошло много лет с тех пор, когда женщина 4 так возбуждала его.

Затем они с Аттикусом направились к лужайке, где сто-| яли Пол и Кэтрин Бантинг.

Отец молчал, за что Эллиот был ему благодарен. Была ли! леди Агата той, за кого себя выдавала, или самозванкой? Он| не верил самому себе.

— Леди Агата — очень красивая молодая женщина, после паузы заметил Аттикус, когда они приближались кг Бантингам. — К тому же жизнерадостная, это все, знаешь ли, каштановые волосы. — Он глубокомысленно кивнул. — Они обычно указывают на страстную натуру.

— Возможно.

— Думаю, поэтому она и не замужем. Слишком непостоянна.

— Гм.

Аттикус удивленно посмотрел на него:

— У тебя другое мнение?

— Подозреваю, это в большей степени зависит от недостатка денег, а не от избытка страсти.

— Избытка? Страсти? — Аттикус свел брови.

— Ну, скажем, живости. Я сказал это с иронией, отец. Нельзя ведь быть слишком уж живым, верно? Аттикус улыбнулся:

— Ты бы удивился, узнав, какие странные представления о прекрасном поле имеют некоторые мужчины. Я почти не сомневаюсь, что нашлись бы джентльмены, которые назвали бы леди Агату сомнительной особой.

— Значит, они дураки, — отрезал Эллиот.

Он почтительно поклонился Кэтрин и поцеловал ей руку, прежде чем обменялся рукопожатием с Полом. Кэтрин, добросердечная и ласковая по натуре, взяла его под руку.

— Кто дураки, Эллиот?

— Мужчины, которые не понимают очарования леди —Агаты, — ответил за него отец.

Кэтрин с удивлением взглянула на него:

— Ты находишь ее очаровательной, Эллиот?

Эллиот Марч никогда не принадлежал к людям, открыто проявлявшим свои чувства, и не был уверен, какие именно чувства он питает к леди Агате.

— Бигглсуорты явно считают ее просто восхитительной.

— А! — сказала Кэтрин с доброй улыбкой. — Бигглсуорты такие милые, наивные люди. — Она игриво потрепала его по щеке. — А ты, когда дело касается женщин, совсем не от мира сего. Идем, Эллиот. Возьмем по стакану пунша, а я расскажу тебе о коварстве обыкновенных женщин.

Она взяла его под руку, так что Эллиоту ничего не оставалось делать, кроме как проводить ее туда, где слуга разливал пунш.

Пол довольно равнодушно смотрел им вслед, ибо сейчас, в обществе доктора Бикона и его жены, к нему приближалась леди Агата. Светская львица поздоровалась с Полом и Аттикусом, с непритворным интересом оглядываясь по сторонам.

— А, черт, — сказал Бикон. — Я упустил Эллиота.

— Думаю, он скоро вернется, — предположил Пол. — Кэтрин попросила его что-то сделать.

Профессор взглянул на леди Агату. Сказать или не стоит? Надо сказать.

— И он часто для нее что-то делает, не так ли? — мягко заметил Аттикус.

— Постоянно, — ответил Пол. — Полагаю, что-то осталось от прежних чувств, — с гордостью добавил он. — И Кэтрин всегда находит способ показать, что оказывает ему особое внимание. У нее такое нежное сердце. — Он посмотрел на Аттикуса. — Я не хочу назвать чувства Эллиота неблагородными…

— Разумеется, — поспешил согласиться Аттикус и с удовлетворением заметил холодное выражение лица леди Агаты. — Эллиоту повезло, что Кэтрин не смущает внимание, которое ей оказывают одновременно старый поклонник и любящий муж.

— Она все время подчеркивает, как важно, чтобы Эллиот чувствовал, что ему всегда рады.

— Возможно, ей это нравится? — предположила леди Агата. Пол пожал плечами:

— Может быть.

Его ответ, так же как и его явное равнодушие, вызвали раздражение или неодобрение гостьи, глаза ее блеснули. Она холодно улыбнулась:

— Доктор Бикон, не ваша ли милая сестра там стоит? Я бы хотела воспользоваться случаем и познакомиться с ней поближе.

Аттикус удержался от улыбки, пока леди Агата и Джим Бикон не отошли. Но это далось ему с трудом.

Снабдив Кэтрин пуншем, Эллиот вернул ее мужу и собирался присоединиться к компании леди Агаты, когда заметил Элизабет Вэнс и ее отца, одиноко сидевших под тентом. Он направился к ним.

— Мисс Вэнс, вы с полковником не будете возражать, если я сяду за ваш стол? Возникли кое-какие вопросы в связи с сегодняшним положением с бурами. Мне хотелось бы узнать мнение полковника.

— Конечно. Конечно, мой мальчик! — Полковник Вэнс постучал тростью по стоявшему рядом с ним стулу. — А тебе бы лучше пойти к своим подружкам, Элизабет. Сэру Эллиоту требуется мой совет. Тебе это не интересно, должно быть.

— Я тоже так думаю, — извиняющимся тоном поддержал его Эллиот. Элизабет тотчас вскочила и, торопливо пообещав скоро вернуться, удалилась.

Эллиот приготовился слушать. Хотя обычно он терпеливо выслушивал рассказы старика, сегодня его взгляд был устремлен на лужайку, где солнце играло среди свежей листвы и мужчины и женщины прогуливались в тени ветвей, смеясь, болтая и флиртуя.

Ему исполнилось тридцать три года. Когда-то он тоже был общительным и беззаботным, как и все вокруг. Но долг потребовал, чтобы он облачился в мантию, дававшую ему власть и смысл жизни.

Ему не повезло — ужасная ошибка армейского правосудия и удар саблей изменили его жизнь. В лагере, в семи милях от Нила, он был ранен в ногу, но не чувствовал боли, охваченный яростью от бесчестной и незаслуженной несправедливости, с которой столкнулся накануне ночью, когда ему удалось сохранить своих солдат. Его наградили, отправив домой и пожаловав рыцарское звание. Он поклялся, что больше никогда не будет верить в правосудие, «равное для всех» лишь на словах, и отдавал все силы тому, чтобы исправить эту вопиющую несправедливость.

С тех пор все в его жизни было подчинено борьбе за надежную и честную судебную систему. Теперь, видимо, его безупречная жизнь и добросовестность в исполнении долга будут вознаграждены, он получит то, чего хотел. Это подтвердил сам премьер-министр. Приближались новогодние награждения — Эллиота должны были сделать пэром.

Ему следовало бы радоваться. Перед ним открывалась возможность представить список первостепенных задач и реформ. Но Эллиот не мог сосредоточиться. Леди Агата сидела на большом ковре вместе с другими гостями — Джоном и Розой Джепсон, Джимом Биконом и его сестрой Флоренс и отпрыском сквайра Химплерампа, Кипом.

— Вы согласны со мной, сэр? — все громче раздавался голос полковника Вэнса.

— Безусловно, сэр, — заверил Эллиот, не имея представления, о чем идет речь.

Джон, с тех пор как рядом села леди Агата, не произнес ни слова. Он не переставая улыбался Розе, оба раскраснелись от удовольствия, оказавшись в столь избранном обществе. Джим, сосед леди Агаты с другой стороны, галантно собирал маргаритки для ожерелья, которое она плела для собачки, а Кип, повернувшись на живот, нагло улыбался, что заметно портило его красивое лицо.

Эллиот видел, как леди Агата позвала Анжелу, пригласив присоединиться к ней.

Анжела направилась к ним, но вдруг передумала, махнула рукой и пошла в другую сторону. Кип поднялся и быстрым шагом последовал за девушкой.

Эллиот пожелал ему удачи. Может быть, ему удастся узнать, что беспокоит Анжелу.

Они знали друг друга с колыбели. Анжела была одной из немногих, если не считать любящих родителей, кто утверждал, что у Кипа доброе сердце.

Словно притягиваемый магнитом, взгляд Эллиота снова остановился на леди Агате, и неожиданно в разговоре наступила пауза. В тишине голос полковника Вэнса прозвучал подобно корабельной сирене:

— Если бы мое зрение было бы хоть наполовину таким же, как раньше, я бы тоже на нее глядел! Господи, тут есть на что посмотреть! Слюнки текут.

18
{"b":"4770","o":1}