ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Куриный бульон для души. Я решила – я смогу! 101 история о женщинах, для которых нет ничего невозможного
Волк
Как устроена экономика
Шоколадное пугало
Город Брежнев
Маска призрака
Улисс. Том I
Благими намерениями
Места

— Не надо, — возразила она. — Я сама.

— Куда вы едете? — спросил он. Его охватила паника при мысли, что она решила уехать. Покинуть его.

— Еду? — Она невинно взмахнула ресницами. — Почему вы так решили?

— Вы вышли из здания вокзала. С вами багаж…

— Ах, это? — Она бросила взгляд на саквояж. — Я собиралась съездить на поезде в тот городок на побережье, в нескольких милях отсюда. Как он называется? Уитлок?

— До Уитлока тридцать миль.

— В самом деле? — искренне удивилась Летти. Мелкие капельки пота выступили на ее лбу. Чуть слышно охнув, она переложила саквояж в другую руку. — Да это не важно.

— Сегодня нет поезда до Уитлока. Почтовые поезда ходят ежедневно, а пассажирские только через день, — объяснил он. — Литтл-Байдуэлл — очень маленький городок.

— Я так и поняла.

— Между прочим, зачем вам надо съездить в Уитлок?

Это совершенно его не касалось, он в очередной раз грубо нарушил правила этикета, но было трудно избавиться от привычки дознаваться до всего. И что бы ни делала эта женщина, его это волновало.

— Мы с Бигглсуортами выбрали тему оформления свадебного приема, и я собиралась в Уитлок… за раковинами. Для украшений. — Было заметно, что леди Агата чрезвычайно довольна собой. — Так что, если я исчезну на день-другой, значит, я там. Собираю красивые, большие морские раковины в Уитлоке. И эти поездки не представляют для вас, сэр Эллиот, никакого интереса.

Он недоверчиво посмотрел на нее. Он обнимал, целовал ее. Она отвечала на его ласки. Теперь же ее слова звучали неискренне.

— Вы недооцениваете себя, леди Агата, и, могу поспорить, это случается с вами нечасто.

— Можете? — Она заморгала. — Поверьте, я не понимаю, о чем вы говорите, сэр Эллиот, но если вы имеете в виду вчера…

— Простите, что задаю вам вопросы. Видимо, будучи юристом, я приобрел эту неприятную привычку, — перебил он, еще не чувствуя себя готовым к главному разговору. Пока еще. — Я лишь хотел предложить свою помощь. Когда пожелаете поехать в Уитлок, буду счастлив отвезти вас туда.

— Не надо! — мгновенно вырвалось у нее. Эллиот был поражен. Затем он вспомнил, что она имела полное право быть осмотрительной, оставаясь с ним наедине.

Вчера его гордость была уязвлена ее намеками на его провинциализм. Как глупо было с его стороны обижаться. Он раньше и представить не мог, что какая-то женщина сумеет задеть его гордость. Но это произошло. Он хотел доказать ей, что не она одна опытная и искушенная. Вместо этого обнаружил, что «роковая женщина» отвечает ему с такой пылкостью, которую можно было бы сравнить с его собственной, вспыхнувшей в нем, когда он обнимал ее.

Эллиот не знал, кого больше потрясли эти объятия, ее или его, но надеялся, что умело скрыл свои чувства. Каким бы ни было ее прошлое, леди Агата не была такой опытной и искушенной, какой хотела казаться. Ему следовало вести себя осторожно. Она оказалась более впечатлительной, искренней и ранимой, чем думала, и теперь он это знал.

— Обещаю, хотя у вас есть основания мне не доверять, что в моем обществе вы будете в полной безопасности.

Летги с сомнением взглянула на него, затем перекинула саквояж в другую руку. Он с силой ударил ее по ноге, и Летти поморщилась.

— Почему вы не позволяете мне понести его? — не выдержал сэр Эллиот. — Ваш багаж кажется довольно тяжелым.

Она остановилась, не решаясь опустить саквояж на землю.

— Была бы вам очень обязана. Он действительно тяжелый. По пути на станцию я заглянула в местные магазинчики и обнаружила несколько вещей, которые могли бы украсить столы, но сумка оказалась такой неудобной…

— Я буду только рад. — Он наклонился и поднял саквояж. Черт побери! Она, должно быть, решила украсить свадебные столы Бигглсуортов камнями. — Куда его отнести?

— Ну, — сказала она, — в этом-то и трудность. Хэм уже уехал обратно в Холлиз. Как вы понимаете, я думала поехать в Уитлок.

— Позвольте, я отвезу вас обратно.

— Вы, сэр Эллиот? — Она смерила его долгим внимательным взглядом, так на рынке осматривают рыбу, которую продают как свежую, но которая вызывает подозрение, что ее поймали несколько дней назад. Даже песик, усевшийся у ее ног, поднял голову и с сомнением посмотрел на него.

Летти нарочно старалась поставить его в неловкое положение. Следовало бы оскорбиться, но Эллиота это забавляло. Жизнь научила ее, что лучший выход из сложившейся ситуации — поставить в невыгодное положение другого.

— Ладно, — наконец согласилась она и взяла его под руку.

— Нам лучше поторопиться, — сказал он, стараясь не обращать внимания на то, как она близко. — Если я не ошибаюсь, с моря надвигаются тучи. — И указал на запад.

Она посмотрела на горизонт.

— Тогда, конечно, поторопимся, насколько я понимаю, в погоде вы, как «простой деревенский житель», разбираетесь прекрасно.

Ах, как она была хороша! Ей бы не стоило дразнить его; он и так находил ее почти неотразимой.

— Вы очень добры, — ответил Эллиот. — Моя карета у телеграфа.

Она взглянула на собачку.

— Ну что ж, пойдем, — сказала она. — Тебя снова ждут вкусная еда и сладости.

Песик вскочил на ноги и помчался вниз по улице, словно точно знал, где Эллиот оставил свою коляску. Когда они подошли к ней, собака уже ждала их1.

Эллиот поставил саквояж на дно двухместной коляски, и Ягненочек тут же вскочил в нее. Эллиот повернулся к Летти:

— Прошу прощения, здесь нет козел. Надеюсь, вы не против того, что мы будем сидеть рядом?

— Конечно, нет. — Она повернулась, ожидая, что он подсадит ее. У нее была узкая спина с немодными прямыми плечами, но нельзя было назвать немодными ее тонкую талию или элегантную линию округлых бедер.

Она оглянулась:

— В чем дело, сэр Эллиот?

Ему нравилась ее уверенность в себе и то, что она явно наслаждалась своей женственностью. Ему даже нравилось, как она пользуется своими чарами. Умная женщина, она знала себе цену, а Эллиота всегда привлекали интеллект в сочетании с практичностью. Короче, ему нравилось все в этой женщине. Очень плохо. Она скоро покинет их городок.

— Ни в чем, леди Агата. — Он обхватил тонкую талию и приподнял ее. Нельзя сказать, что она была легкой'тсак перышко, но не была и тяжелой. Эта женщина была осязаема, с ее пышными и гибкими формами.

Он подсадил Летти и отошел отвязать коня. Затем сел на скамью, подобрал вожжи и щелкнул языком. Лошадь тронулась, беспокойно вскидывая голову, как будто чувствуя перемену погоды.

Они проехали милю, затем еще одну. С моря дул сильный ветер, а над головой по затянутому тучами небу проносились черноголовые чайки.

Дорога сузилась, они ехали мимо яблоневых садов, где разгулявшийся ветер срывал лепестки с цветущих ветвей и осыпал их бело-розовым дождем. Летти, подняв навстречу ветру лицо и закрыв глаза, смеялась, как ребенок в ожидании поцелуя.

Эллиот зачарованно и одновременно с тревогой смотрел на нее, потрясенный силой ее эмоций. Качавшаяся ветка задела шляпу Летти и сорвала ее. Волосы рассыпались и, подхваченные невидимыми пальцами ветра, развевались у нее за спиной.

— Я люблю грозу! — крикнула она.

— Кажется, это чувство взаимно, — откликнулся сэр Эллиот, и ее брови взметнулись вверх от его необдуманных слов. Но она снова рассмеялась и, взмахнув шляпой, словно приветствуя грозу, выпустила ее из рук. Ветер подхватил ее и понес в поле.

Невольно вскрикнув, Летти, несмотря на опасность, поднялась с сиденья. Эллиот схватил ее за запястье и усадил рядом с собой.

— Сидите! — крикнул он, заставляя упиравшуюся лошадь свернуть с дороги в поле.

Ударом кнута он погнал ее по полю вслед за катившейся шляпой. Едва ли о таком могла мечтать девушка. Через сотню ярдов шляпа зацепилась за кочку. Ему оставалось лишь наклониться и схватить ее.

Держа в руке свою добычу, Эллиот распрямился и остановил коня. Отряхнув шляпу, он с сокрушенной улыбкой преподнес ее Летти.

— Благодарю вас, — прошептала она, глаза ее сияли. Он смотрел на нее и чувствовал, как краснеет. Она озадачивала, смущала, сбивала его с толку. То она казалась развязной притворщицей, а в следующий миг улыбалась так, словно никто и никогда не оказывал ей подобной любезности.

28
{"b":"4770","o":1}