ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я знала Кэбота еще с тех пор, когда мои родные участвовали в представлениях в варьете. Не успела я опомниться, как он убедил меня, что я могу справиться с этими свадебными делами и никто не пострадает. Но Ник нашел меня… — Закончив, Летти закрыла глаза, все-таки она была не такой уж храброй.

— Никто не пострадает, — услышала она его слова, произнесенные странным тоном.

Она открыла глаза. Лицо Эллиота застыло, но в глазах была боль, которую он не сумел скрыть. Этого Летти не могла вынести. Она подошла к Эллиоту, собираясь коснуться его, но он схватил ее за плечи, ему стоило большого усилия, чтобы не встряхнуть ее.

— Ты подумала, что я сказал, что люблю тебя, для того, чтобы затащить в свою постель? — требовательно спросил он.

— Нет, — горячо запротестовала она. — Нет!

— Как ты могла подумать, что никто не пострадает, когда позволила мне полюбить тебя, позволила мне… Как ты смела подумать, что от этого не страдают?

Ее лицо побледнело; пораженная, она смотрела на него. Он выдержал столько, сколько смог он не был так силен, как бы ему хотелось. С того момента, как Летти вошла в комнату и стало ясно, что она пришла, чтобы объясниться, он растерялся, утратил ясность мыслей. Сначала его охватило сомнение, затем он стал осторожен. Наконец, он увидел, что ее страдания так же искренни, как и ее раскаяние. И то, что она не сделала ни малейшей попытки обелить себя, вызвать его сочувствие или хотя бы снисходительность, заставило его снова влюбиться в нее.

Она не была леди Агатой Уайт. Его это не волновало. Она была храброй и отважно старалась исправить последствия своего поступка. Легко быть честным, когда честность вознаграждается, и совсем не просто, когда за нее грозит наказание. А она была здесь и объявляла о своей виновности. Она не просила прощения, он понял это. Она хотела искупления.

Но, когда она сказала, что не думала, что кому-нибудь принесет страдания, Эллиот возмутился сказались бессонная ночь и ревность, глубоко ранившая его в ту минуту, когда вульгарный незнакомец заявил свои права на нее.

— Прости, — сдавленно произнес он. — Я не имел никакого права…

— Ты имел полное право — горячо возразила она. — Я думала только о себе. Я хотела, чтобы первый раз… у меня это было с человеком, которого я люблю. И который любит меня… — Ее губы жалобно скривились. — Или хотя бы любил женщину, которой он меня считал.

После ее ответа гнев окончательно покинул его. Она его любила. Остальное не имело значения.

— Летти… — Он взял ее руки. — Летти, я… Слова вылетели из его головы, когда он увидел темные лиловые синяки на ее запястьях.

— Это сделал он?

— Не важно. — Она попыталась отнять свои руки. Эллиот увидел на ее лице страх. Он мог поклясться, что она не впервые столкнулась с насилием.

— Пожалуйста, — прошептала она. Страх за Эллиота сжимал ее горло. Она видела в его загоревшемся взгляде жажду возмездия, видела, как напряглись его шея и плечи. Он только пострадал бы. Ник был силен и безжалостен. Он боролся не как джентльмен он боролся любыми подручными средствами. — Пожалуйста, это случилось нечаянно. Ник не хотел причинить мне боль…

Короткий стук в дверь перебил ее. Эллиот отпустил Летти и отступил в сторону.

— Войдите.

В кабинет вступил Ник Спаркл. Его широкая улыбка исчезла, когда он увидел Летти, но он с уверенным видом прошел по комнате, направляясь к ней.

— Агата, дорогая моя, — развязно сказал он. — Так вот ты где. Кучер Бигглсуортов сказал мне, что отвез тебя в Литгл-Байдуэлл на весь день. Я представить себе не мог зачем. Тут нечем заниматься целый день. — Его глаза злобно сверкнули в сторону сэра Эллиота, хладнокровно, оценивающе разглядывавшего его. — Или есть чем?

В его словах слышался грязный намек. Лицо Эллиота вспыхнуло. Летти поспешила встать между мужчинами, как раз в эту минуту вернулся клерк с деревянным подносом.

Смущенно улыбаясь, он поставил поднос на стол Эллиота.

— Чай, — сказал Ник. — Как мило. И как похоже на тебя, Агата, так быстро заводишь близких друзей.

— Мне не нравится ваш тон, мистер Спаркл, — заметил рллиот.

— В самом деле? А мне не нравится ваша фамильярность С моей невестой.

Летти сразу же поняла, что Ник понятия не имеет, почему она здесь. Она чуть не рассмеялась. Конечно, нет. Ему бы никогда не пришло в голову, что она может выдать его, при этом выдавая и себя, властям. Он подумал, что она явилась на любовное свидание!

— Извините меня, мистер Спаркл, одну минуту, — сказал Эллиот. Он подозвал клерка:

— Будьте добры, сбегайте к кузнецу. Скажите Кевину, что мне, вероятно, потребуется его помощь с тем мерином, о котором я уже говорил ему.

Молоденький клерк с изумлением посмотрел на него и, кивнув головой, поспешно вышел.

— Не хотели, чтобы парень слышал о ваших делишках, да? — ядовито заметил Ник.

Весь напускной лоск слетел с него. Он был омерзителен.

— Ник, пожалуйста, — попросила Летти.

Эллиот шагнул к Нику, но ее голос остановил его. Он с раздражением повернулся спиной к Нику и, обойдя стол, встал по другую сторону, как будто хотел, чтобы что-то разделяло их.

— Мистер Спаркл, — произнес Эллиот, — какие бы «делишки» ни были у нас с молодой леди, это вас не касается.

— Ладно, вот уж действительно широкий взгляд на вещи, — ухмыльнулся Ник с некоторой горечью. — Может, я немного старомоден, но мне не нравится, когда моя будущая жена вовсю развлекается с другим мужчиной.

— Мне бы тоже не понравилось. Если бы только леди и в самом деле была обручена со мной, — холодно заметил Эллиот. — Но эта дама утверждает, что вы ни сейчас, ни когда-либо не были помолвлены.

Ник, слегка смутившись, уставился на Летти.

— А что же тогда она сказала о нас?

За дверью раздались тяжелые торопливые шаги. Дверь распахнулась, и вошел молодой констебль Браун, а за ним появилась огромная мощная фигура.

— И Гарт с вами? Очень хорошо, — сказал Эллиот, глядя на Ника с неприкрытым отвращением. — Я могу ответить, мистер Спаркл. Она сказала, что вы оба мошенники. Обвинение, которое подтверждается вот этой телеграммой. — Он взял со стола листок бумаги.

Уже через несколько секунд потрясенный Спаркл пришел в себя. При его профессии он бы не выжил, если бы был тугодумом. Он мгновенно развернулся, но ему преграждали дорогу двое крупных мужчин устрашающего вида, один из которых держал дубинку.

— Вы арестованы, мистер Спаркл, за намерение совершить мошенничество, — заявил Эллиот. Его холодный непроницаемый взгляд остановился на Летти. — Как и вы, Летти Поттс.

Она знала, что так и будет. Ведь она за этим и пришла сюда. Чтобы покончить со всем, раз и навсегда расплатиться за все. Однако тяжелый вздох вырвался из ее груди, и голова закружилась.

Летти не сводила огромных глаз с Эллиота, и Ник чуть не набросился на нее. Он рванулся к ней, чтобы взять в заложницы или просто разделаться с ней. Эллиот, отгороженный столом, закричал. Кевин — он стоял ближе всех — схватил руку Ника и безжалостно скрутил. Сунув дубинку под подбородок Ника, он резко откинул яазад его голову. В это время Гарт завел ему за спину и вторую руку.

Спаркл сопротивлялся недолго. Он был не дурак и оценил численное превосходство. Но взгляд, который недавний сообщник бросил на Летти, не сулил ей ничего хорошего.

— Глупая сучка! — прорычал Ник. — Глупая, ни на что не годная потаскуха. Надеюсь, что, как бы ты ни ублажала его, ты пожалеешь об этом!

— Замолчите, мистер Спаркл, — произнес Эллиот ровным и тихим, но убийственным тоном. Должно быть, даже Ник почувствовал, что судья едва сдерживает свою ярость, поэтому он только злобно посмотрел на Летти, плюнул ей под ноги, но смолк.

Только когда его выводили из кабинета, Спаркл в последний раз решился заговорить:

— Надеюсь, это стоило твоей жизни, Летти.

— Я в этом не сомневаюсь, — ответила она.

Глава 29

Злодей должен болтать, лгать, воровать, бить собаку, потому что в конце пьесы его застрелят.

52
{"b":"4770","o":1}