ЛитМир - Электронная Библиотека

Летти взглянула на него, и их взгляды встретились. Темная бровь сэра Эллиота вопросительно изогнулась. Этот человек явно был способен произносить не только заученные фразы.

А какой голос! Черт, несправедливо, что человеку с такой внешностью дан еще и удивительный голос. Если бы звуки могли ласкать, она бы сейчас замурлыкала.

С загадочной улыбкой на губах сэр Эллиот спустился на землю и подошел к дверце кареты. Он элегантен даже в движениях, отметила Летти. Не то что какой-то разгульный лор-дик, хилый бездельник с разболтанной походкой, а мужчина с настоящей военной грацией. Должно быть, он был неотразим в военной форме.

Марч открыл дверцу и выдвинул ступеньки.

— Это правда, леди Агата? — выдохнула Эглантина, которая, как безошибочно сразу же поняла Летти, отличалась удивительной доверчивостью. — Я имею в виду гладиаторов?

Летти задумалась. Она так не считала. Скорее всего это было не так. Кроме того, как сэр Эллиот мог что-то знать о моде, сидя здесь, в глуши? Или мог?

Черт.

— А… м-м…

Эллиот помог выйти из кареты Эглантине, затем протянул руку Летти. Он посмотрел ей прямо в глаза. Его ресницы заставили бы рыдать от зависти любую девушку, а взгляд говорил о том, что он не поверил ни одному ее слову.

«Я не должна забывать, — подумала Летти, не сводя с него взгляда, — что если джентльмен живет в глуши, то это не значит, что он простоват».

Фейгену, прятавшемуся под ее юбками, надоело ждать. Завидев кролика, он выскочил из кареты и бросился за ним вдогонку.

— Леди Агата! — закричала Эглантина. — Ваша собачка!

Но Летти не могла отвести глаз от сэра Эллиота и не находила достаточно веской причины для этого. Фейген был истинным лондонцем. Кролик не представлял для него опасности,

— С собачкой, — рассеянно отозвалась она, — все будет в порядке.

Ее рука оказалась в его большой теплой ладони.

— Леди Агата?

Сердце затрепетало в ее груди, а щеки запылали… Черт! Она с ужасом поняла, что покраснела. Она уже лет сто не краснела!

Летти поднялась с сиденья и, вырвав у него свою руку, без посторонней помощи спустилась с подножки. Затем сэр Эллиот помог выйти из кареты Анжеле.

Летти внимательно посмотрела на девушку, и сэр Эллиот тотчас покинул ее мысли. На ее взгляд, Анжела Бигглс-уорт не походила на женщину, стоящую на пороге самого блестящего за последние десять лет брака, а больше напоминала девушку, обнаружившую что-то неприятное в своем паточном пудинге.

И это тоже было интересно.

— Вы ведь отобедаете с нами, Эллиот? — спросила Эг-лантина, и восхитительный джентльмен вновь полностью завладел вниманием Летти.

— Благодарю вас, мисс Бигглсуорт, но, боюсь, вынужден отказаться. Меня ждет работа.

— Ну что ж, увидимся завтра на пикнике, — заключила Эглантина. — И напомните профессору, что Грейси испекла булочки с шафраном, которые ему так нравятся. — Она на-1 клонилась к Летти:

— Профессор — это отец сэра Эллиота.

— Вы избаловали нас своим вниманием, мэм, — откликнулся Эллиот, и Летти заметила, какой любовью осветилось его лицо при упоминании отца. Она не понимала, почему это так взволновало ее. Мужчины с полученными на дуэли шрамами, мужчины с насмешливыми улыбками и мрачные красавцы, неукротимые мужчины с необузданными страстями — вот какие мужчины всегда ее интересовали.

«Такие мужчины, как Ник?» — усмехнулся внутренний голос.

Она сошла с ума, вот в чем дело. Пожар, безработица и Ник Спаркл — от всего этого бедная Летти совсем потеряла голову. Просто этот сэр Эллиот был, нет, поправила она себя, казался таким непохожим на мужчин, которых она знала. В ее теперешнем состоянии она была вполне способна воспылать страстью к огороднику.

— Надеюсь, дело не очень серьезное? — спросила Эг-лантина.

— О нет. Незначительное, но безотлагательное, так что мне надо заняться им, — сказал Эллиот. — Если вы, дамы, позволите?

— Конечно.

Снова его взгляд скользнул по лицу Летти, и она почувствовала необъяснимое желание сделать прическу и напудрить нос. Джентльмен приподнял шляпу и взобрался на козлы.

— Мисс Бигглсуорт. Леди Агата. Мисс Анжела.

— Как жаль, что сэр Эллиот должен уехать, — сказала Летти, глядя ему вслед. — Вам будет не хватать его общества.

— О да, — кивнула Эглантина. — Но так происходит всегда, когда добросовестный человек занимает столь ответственную должность.

— И что это за должность?

— Разве я не сказала? Сэр Эллиот — наш городской судья. Он занимается всеми преступлениями… — Дама умолкла. — Леди Агата! Дорогая моя, вам плохо?

Глава 4

Если вы забыли роль, бормочите что-нибудь, но не теряйте уверенности.

— Городской судья? — слабым голосом повторила Лет-ти. Черт побери, он судья и член суда этого чертова графства?

Голова у нее пошла кругом, она совсем в другом свете увидела косые взгляды сэра Эллиота и озадаченное выражение его лица, которое совсем не имело отношения к ее женскому очарованию. Но затем, когда она начала упрекать себя за обман, ее спасло чувство юмора, и она едва не рассмеялась.

— Да, до того как он несколько лет назад согласился на эту должность, сэр Эллиот был адвокатом. Литтл-Байдуэлл — центр графства и прочее, — объяснила Эглантина.

«И кто же были его клиенты, — про себя удивилась Лет-ти, беря Эглантину под руку, — местные коровы?» Она не могла поверить, что адвокат мог заработать себе на жизнь в таком крохотном городишке, но, может быть, сэру Эллиоту и не надо было зарабатывать. Он прекрасно выглядел. И его одежда явно стоила дорого.

Они поднялись по ступеням. Дверь открыла маленькая розовощекая рыжая горничная, которая, взглянув на Летти, отшатнулась и захлопнула дверь.

— Мэри, — вздохнула Эглантина и принялась колотить в дверь.

— Титулы приводят нашу Мэри в благоговейный ужас, — объяснила Анжела. — Только через целых три месяца после того, как сэра Эллиота возвели в рыцарское звание, она решилась открыть ему дверь.

Створки резко распахнулись, но за дверью не было никаких признаков Мэри. Неизвестно откуда появился Ягненочек, урожденный Фейген, и так резво потрусил мимо них в холл, словно оказался в родном доме. Летти последовала за ним, с восхищением оглядываясь по сторонам.

Замок феодалов? Определенно таинственный замок. Высоко над головой был потолок с дубовыми балками, а под ногами в последних лучах солнца, проникавших через выходящие на запад окна, переливался яркими красками огромный восточный ковер. Гобелены свешивались с перил галереи для музыкантов, и вечерний ветерок шевелил их. За пышными пальмами в кадках виднелся шлем — часть рыцарских доспехов.

— Перестань выглядывать из-за двери, Энтон, — строго сказала Эглантина, отвлекая Летти от осмотра.

— Черт побери, Эглантина, я не выглядывал. — В проеме боковой двери появился хрупкий джентльмен с белыми как снег волосами. Приподнятые вверх жесткие седые брови придавали его лицу выражение вечного изумления, а под ними, как бусинки, блестели маленькие темные глазки. На его плечи, словно взбитые яичные белки, спускались пушистые белоснежные бакенбарды.

— Ахмм! — прокашлялся он.

— Разрешите представить моего брата, леди Агата, — церемонно произнесла Эглантина. — Энтон Бигглсуорт. Энтон, леди Агата Уайт.

Энтон торопливо приблизился к Летти и, прежде чем гостья поняла его намерение, схватил ее руку и с жаром потряс:

— Приятно познакомиться с вами, леди Агата. Вы так любезны… То есть ужасно мило… э… — Он густо покраснел.

Бедный старый недотепа. Он так же, как и она, не имел представления, что делать дальше. Хотя его положение в обществе было ниже, чем у нее, то есть у леди Агаты, в то же время он пользовался ее, то есть леди Агаты, услугами, и разобраться в нюансах ситуации явно было ему не по плечу.

— Я хочу сказать, что польщен… Вы оказываете нам большую любез…

Она не могла допустить, чтобы несчастный старики дальше извивался, как червяк на сковороде.

6
{"b":"4770","o":1}