ЛитМир - Электронная Библиотека

– Все это исключительно ради вашей безопасности, моя дорогая.

– Кто же мне, по-вашему, угрожает? – спросила она, закутываясь в наброшенную на плечи шаль. Они стояли в нише, выходящей во внутренний дворик. Уже начал опускаться туман, придавая фонарикам, развешанным на ветвях деревьев, призрачный вид.

– Росса отсюда убрали, – сказала она. – Может быть, в списке ваших гостей есть и другие злодеи, деликатные чувства которых вы намерены защищать?

Он взглянул на нее, удивленный ее неожиданной проницательностью.

– Вы правы, – сказал он. – Я не вполне доверяю вам, просто не осмеливаюсь. То, что я делаю, имеет слишком большое значение для моего будущего. Тем не менее я надеюсь, – продолжал он, взяв ее за руку, – что, как только все это закончится и мы с вами будем более уверены друг в друге, вы поймете меня и простите.

– Можете надеяться, – сказала она, отбирая у него руку.

Как она и предполагала, ее выходки начали утомлять его, но она надеялась, что ее капризы усыпят его подозрения. Женщина, вечно находящаяся во власти своих эмоций, едва ли могла быть надежным агентом. Если только это не игра... Однако мужчина, обладающий таким опытом общения с представительницами слабого пола, как Морис Сент-Лайон, мог всегда безошибочно сказать, когда женщина играет, а когда не играет.

– Как я могу загладить свою вину? – спросил он.

– Вы могли бы оставить меня одну. И сказать своим людям, чтобы они перестали ходить за мной по пятам.

– Извините, этого я сделать не могу. Она надула дрожащие губки:

– Отлично! Я намерена оставаться здесь, во внутреннем дворике, на виду у всех желающих видеть меня. Но вы... не смейте ко мне приближаться!

Он воздел руки к небесам:

– Если вы желаете оставаться здесь и схватить простуду для того лишь, чтобы показать, как неприятно вам мое общество, то поступайте как знаете.

– Я так и сделаю, – сказала она и, натянув шаль на голову, вышла во дворик и опустилась на мраморную скамью.

Подождав, пока туман достаточно сгустился, она встала и прошла до конца дорожки, где тисовая живая изгородь была высотой почти в рост человека.

– Граф? – крикнула она. – Вы все еще наблюдаете за мной? Ответьте!

– Да, мисс Нэш, – ответил он, явно начиная раздражаться. – Я все еще здесь.

– Ну что ж, если вам доставляет такое удовольствие следить за мной, смотрите внимательнее! – Она сняла с шеи кулон, подаренный им вчера, и помахала им перед графом. Изумруд, в котором отразился свет, блеснул в ее руке. – Вы видите, что это такое? Это ваш кулон... Ох!

Изумруд выскользнул из ее пальцев. Она наклонилась, чтобы найти его, а несколько секунд спустя поднялась. Женская фигурка, держащая в руке кулон.

– Вот он! Можете забрать его назад! – крикнула она и с удовлетворением услышала, как кулон приземлился на каменные плиты прямо у ног графа.

– Наблюдайте за ней! – приказал он и ушел.

Спрятавшись под тисовым кустом, Шарлотта мысленно поаплодировала мастерству Лизетты. Когда Шарлотта нагнулась к земле, они поменялись местами, и служанка поднялась на том же самом месте. Лизетта, одетая, насколько позволял гардероб, так же, как Шарлотта и сделавшая такую же прическу, укоротив темно-русые волосы, долго ждала своего выхода.

– Оставайся пока здесь. Если вернется Сент-Лайон, задери нос и уйди в другую сторону, – прошептала Шарлотта. – С полуночи и до утра наблюдай за рекой. Как только увидишь свет под окном, спусти веревку.

– Что, если вы не вернетесь к утру? – В голосе девушки впервые почувствовался страх.

– Вернусь, Лизетта, – пообещала Шарлотта. Пусть даже никто не окажет ей помощи, она не бросит ни ее, ни Дэнда. Она надеялась, что Дэнд не ошибся, что Рэм и Кит едут сюда и что они смогут что-нибудь сделать. Однако она понятия не имела, что они смогут сделать, даже если ей удастся отыскать их. Не могли же двое мужчин и одна женщина надеяться взять приступом крепость, в которую превратил свой замок Сент-Лайон? Но сидеть сложа руки она тоже не могла. Такая альтернатива ее не устраивала.

– Я вернусь, Лизетта, – повторила она. – Клянусь тебе.

– Хорошо, мисс, – сказала Лизетта, призвав на помощь всю свою храбрость. – Идите, вам пора.

Шарлотта продвигалась ползком по краю живой изгороди, пока не добралась до самого дальнего угла. Здесь она сбросила платье и переоделась в мужские бриджи и рубашку, которые Лизетта заранее утащила из прачечной. Потом по коридорам, предназначенным для слуг, она добралась до кухни и принялась осуществлять последний этап своего плана незаметного исчезновения из замка Сент-Лайона.

Шарлотта, стараясь не дышать, распласталась в куче кухонных отбросов в надежде, что усталый кухонный мальчишка не заметит, что среди костей, очисток и перьев, которые он вывалил из кухонной тележки позади конюшен за пределами замка, находится человеческое тело.

Он действительно не заметил. Она ждала, лежа в вонючей куче отбросов, пока не услышала, как колеса тележки затарахтели по крутой дороге к замку и он крикнул стражнику, чтобы открыли дверь. Застонала, поворачиваясь на старых петлях, половинка ворот. Потом, отплевываясь и счищая отбросы с лица, она встала и осмотрелась вокруг. Луна была на ущербе, но даже ее слабого света было достаточно, чтобы различить серую ленту дороги, скрывающуюся за гребнем холма. Это была здесь единственная дорога, а следовательно, только по ней могли приехать Кит и Рэм.

Они должны приехать обязательно. От этого зависела жизнь Дэнда. Он не может умереть. Не может. Думать об этом было слишком страшно, и она выкинула эту мысль из головы.

Она помчалась по дороге и бежала, пока не заболели ноги. Потом пошла шагом. Над ее головой виднелась светлая лента Млечного пути. Совы начали ночную охоту и то и дело бесшумно перелетали через дорогу. Она шла, пока не изранила ноги, несмотря на изящные туфельки без задников, у которых от ходьбы по мощенной гравием дороге продырявилась подошва.

Она шла около четырех часов и наконец увидела их. Не Рэма и Кита, а целый отряд, по меньшей мере из двадцати человек, во главе которого ехали два всадника.

Она помедлила, не сразу разобрав, кто они такие. Красных мундиров на них не было, а она слышала о том, что банды контрабандистов и разбойников на редкость хорошо организованы. Пока они ее не заметили.

Она спустилась на обочину дороги и притаилась там, едва дыша, а поэтому услышала, как один из всадников произнес с манерной медлительностью:

– Слава Богу, в поместье Парнелла стоял отряд милиции, чтобы отпугивать контрабандистов.

Второй всадник ответил:

– Слава Богу, он откликнулся на просьбу отца Таркина. Думаю, этот сукин сын все еще неравнодушен к моей Кейт.

Это Кит!

Всхлипывая, она вскарабкалась по крутому склону обочины дороги в тот самый момент, как знакомый голос произнес в ответ:

– Поскольку мы воздаем благодарности Всевышнему, мне кажется, нам следовало бы поблагодарить его еще и за то, что неподражаемая миссис Малгрю взялась за ум и обо всем рассказала в записке настоятелю монастыря.

– Да, – ворчливо произнес голос с сильным шотландским акцентом. – А когда наша маленькая сестричка окажется в моих руках, это ей придется благодарить Бога за то, что я не удушил ее. Если, конечно, я ее не удушу. И клянусь, Андре Руссе тоже свое получит!

Она, дико размахивая руками, выскочила на дорогу почти под копыта коней. Испуганные кони поднялись на дыбы. Но ей было все равно. Она улыбалась.

– Рэм! Кит!

– Это что за явление? – спросил у свояка полковник Кристиан Макнилл.

Рамзи Манро, маркиз Коттрелл, приподняв изящные брови, окинул взглядом оборванное, грязное существо, весело прыгающее под копытами их коней.

– Ей-богу, Кит. Мне кажется, что это Шарлотта!

Глава 27

Замок графа Сент-Лайона, Шотландия

16 августа 1806 года

Выполняя приказание Сент-Лайона, стражник возвратился с кружкой воды для Дэнда. Швырнув кружку в физиономию Дэнда, стражник с довольным ворчанием вышел за дверь. Дэнд даже внимания не обратил на эту выходку. С тех пор как ушла Шарлотта, он напряженно прислушивался к каждому звуку, который мог бы подсказать ему, удалось ли ей выбраться из замка. Но когда прошло несколько часов без криков и суматохи, он позволил себе улыбнуться.

61
{"b":"4771","o":1}