ЛитМир - Электронная Библиотека

Молодые дамы холодно обменялись любезностями с Лили, после чего Камфилд познакомил их по очереди с каждым из присутствующих и в конце концов снова оказался рядом с Эйвери. Как только с формальностями было покончено, Камфилд оставил сестер на попечение Эйвери, а сам снова подошел к Лили.

— О, мистер Торн, — произнесла одна из молодых особ, — Должна признаться, мы так рады наконец с вами встретиться!

— Гм…

Взгляд Эйвери был устремлен в угол гостиной, где Камфилд, похоже, успел полностью завладеть вниманием Лили. Бедняга Бернард стоял рядом с угрюмым видом, словно щенок, которого грубо оторвали от материнской груди.

— Вы должны дать нам слово, что приедете на наш небольшой бал в следующий понедельник, — вступила в разговор другая.

— О да, непременно!

Лили в это время наклонилась к Камфилду, как будто для того, чтобы лучше слышать. Право же, этому человеку незачем было понижать свой голос так, что Лили теперь приходилось напрягать слух, чтобы разобрать его слова.

— Пожалуйста! — взмолилась та из двух девушек, у которой были более светлые волосы.

— О чем вы?

— О нашем приеме! — ответила ее сестра, ткнув в его сторону пальчиком с розовым ногтем. — Ах вы, озорник! Скажите нам, что согласны.

Камфилд уже стоял почти вплотную к Лили. Каков наглец!

— Если вы приедете к нам, нам станут завидовать все наши знакомые. — Золотистые колечки волос у нее так и подпрыгивали от восторга.

— Это еще почему? Обе дружно захихикали.

— Фи, сэр! — протянула одна из барышень. Дьявольщина, подумал Эйвери. Пусть они милы, но ведь надо же обладать и умом!

— Прошу вас, выражайтесь яснее, мисс… э-э… мисс?

— Ну… вы сами понимаете, сэр, что ваша исключительная недоступность для широкой публики…

— Мисс Камфилд, — раздраженно перебил он ее, — право же, я ума не приложу, о чем вы тут болтаете.

Новый приступ веселья. Эйвери оглянулся, надеясь изобрести какой-нибудь способ от них отделаться. Лили тут не поможет — она была слишком занята, обхаживая этого усатого малого, вознамерившегося отнять у него Милл-Хаус.

— До сих пор вы не принимали ничьих приглашений! — продолжала первая из двух барышень.

— Даже от лорда Джессупа! — подхватила вторая.

— А, вот оно что! Да, я не отвечаю на приглашения. Это дело мисс Бид. Если она по небрежности пропустила ваше, я советую вам обсудить это с ней. Кстати, это не такая плохая мысль. Пойдемте, я…

Он вдруг остановился. Две белокурые вертихвостки переглянулись с испуганным видом.

— Что-нибудь не так?

— Видите ли… — Младшая из двух барышень Камфилд выдавила из себя улыбку. — Дело в том, что я не уверена, был ли у мисс Бид случай проявить подобную небрежность.

— Будьте любезны объяснить, что вы имеете в виду. Ее сестра, поморщившись, ответила:

— В приглашениях могло не значиться… ее имя.

Выражение его лица тут же стало жестким и непроницаемым. Молодые женщины попятились, движимые неким внутренним чутьем, которое хотя и успело порядком притупиться за многие поколения жизни в холе и неге, все же оставалось достаточно острым, чтобы вовремя распознать угрозу.

Эйвери через силу улыбнулся:

— Ясно. Надеюсь, однако, что к вашему приглашению это не относится. Я прав?

— О, мы как раз обсуждали этот вопрос, когда ехали сюда… то есть, я хотела сказать, проезжали мимо, — смущенно сказала одна из девушек. — Вы должны понять, что обстоятельства жизни мисс Бид, не говоря уже о ее незаконном проис…

— На вашем месте я бы не стал продолжать, — посоветовал Эйвери.

Его собеседница побледнела и оглянулась по сторонам в поисках брата, чувствуя себя до крайности неловко и в то же время не желая отказываться от столь желанной добычи, какую он представлял собой в их глазах, пусть даже и производил на них устрашающее впечатление. Во всяком случае, они оставили свои ужимки.

— Мне бы очень хотелось присутствовать на вашем балу.

Они одновременно улыбнулись. Пусть для них он являлся всего-навсего средством набить себе цену в глазах общества, но зато уж он позаботится, чтобы они заплатили по счету сполна.

— Само собой, я никуда не поеду без своих кузин.

— Разумеется, нет, — тут же согласилась одна из них.

— И без мисс Бид.

На сей раз они не колебались ни мгновения.

— О, разумеется! О чем речь? Мы бы не согласились ни на что другое.

— Тем лучше, — отозвался он, — потому что я тоже н согласился бы ни на что другое.

Глава 11

— Что ты сделал со своей щекой? — Лили приподняла кончиками пальцев подбородок Бернарда и уставилась на багровую ссадину, пересекавшую его лицо.

Стоя в коридоре в потоке солнечного света, проникавшего через открытую парадную дверь, девушка заметила, как бледное лицо мальчика слегка порозовело.

— Да так, пустяки, — ответил он. — Я хотел сказать, что прошлой ночью мы пытались вскарабкаться на кедр. В какой-то момент моя хватка ослабла, и я поцарапал себе кожу о кору дерева.

— Кто это «мы»? — Она опустила руку.

— Кузен Эйвери и я.

— А зачем вам с мистером Торном понадобилось лазать по деревьям?

Румянец на его щеках стал ярче.

— Он просто показывал мне, как ему еще подростком удавалось выбраться из комнаты, когда все остальные в доме уже спали.

— Гм… Иными словами, потихоньку улизнуть. Внезапно смущение Бернарда исчезло, и он взглянул на нее с по-мальчишески озорной ухмылкой.

— Да, — ответил он с той блистательной самоуверенностью, которую она до сих пор считала невозможной. — Наверное, вы правы.

За это короткое мгновение ребяческой беззаботности Лили была от души признательна Эйвери Торну.

Эйвери обращался с Бернардом не как с равным, но и не как с неким пустым сосудом, который следовало заполнить человеческой премудростью. Накануне Лили не раз имела случай убедиться, что он не только охотно беседовал с Бернардом, но и прислушивался к его мнению. Видя такое внимание к себе, мальчик буквально расцветал на глазах.

Лили всегда считала, что едва ли можно ожидать толкового совета, когда речь идет о воспитании детей. Даже ее отец, каким бы любящим он ни был, проводил мало времени наедине с ней и редко посвящал ее в свои проблемы или обсуждал ее собственные. Если девочке нужны были совет, утешение или наставление, она всегда обращалась к матери. Но теперь, видя Бернарда рядом с Эйвери, она начала понимать те преимущества, которые мог дать ребенку отец.

Быть может, отец ее сводных брата и сестры тоже дорожил своими детьми? Настолько, что разлука с ними была для него нестерпимой?

Подобная мысль впервые пришла ей в голову. Она показалась ей ужасной, кощунственной. Этот неведомый ей человек забрал детей у ее родной матери, чтобы сильнее заставить ее страдать. И лишь одна Лили знала, до какой степени он в этом преуспел.

— Мисс Бид? — Бернард выглядел встревоженным. — Что-нибудь не так? Если вы расстроились из-за того, что я влез на дерево, даю вам слово, что этого никогда больше не повторится.

— Нет! — вскричала Лили. — Нет. Можешь взбираться на деревья сколько душе угодно, только, прошу тебя, будь осторожен и… э-э… пожалуйста, не рассказывай матери о своих проделках. Если только, конечно, она сама тебя об этом не спросит. Напрямик.

Губы Бернарда растянулись в довольной усмешке. Он согласно кивнул.

— У вас есть на сегодня какие-нибудь планы?

— Планы? — Она уставилась на целый ворох писем, разложенных на столе. — Да. Мы с мистером Торном собираемся проведать Драммонда.

Лили подобрала груду конвертов. Бернард, у которого, по-видимому, не нашлось никаких более важных занятий, бросил взгляд через ее плечо. Она услышала, как он глубоко вздохнул.

— Вы так чудесно пахнете!

Слабый сигнал тревоги прозвенел в ее сознании.

— Спасибо, Бернард. — Она отступила на шаг, стараясь, чтобы это движение выглядело со стороны как можно естественнее. Он последовал за ней, снова с силой втянув в себя воздух.

26
{"b":"4772","o":1}