ЛитМир - Электронная Библиотека

Фиа выдержала паузу, затем добавила в свой голос несколько гневных ноток.

– Сейчас я не могу допустить этого.

– Тешу себя надеждой, что ты ошибаешься. Ведомо ли тебе, что маркиз Нонет просит твоей руки? У него, конечно, весьма невзрачный вид, его мучает подагра, он весь в каких-то язвах, но я уверен... надеюсь... это, во всяком случае, не французская оспа, как ходят слухи. Гадкая это вещь, слухи!

– Вы не можете принудить меня выйти за него, – отозвалась Фиа, учащенно дыша.

– Нет, но я могу сделать так, что ты больше ни за кого не выйдешь. Я добьюсь этого любыми средствами. – Глаза его ничего не выражали, напоминая глаза мертвеца. На этот раз Фиа вздрогнула непритворно.

– Говорю вам, то, чего вы добиваетесь, сейчас невозможно! – Она резко остановилась и глубоко вздохнула, стараясь не переиграть. – Как вы сами заметили, капитан Бартон очень аккуратен, он не оставляет никаких следов, никаких свидетельств, ничего, что принудило бы его согласиться на ваше предложение. – Их взгляды встретились.

– Ты недооцениваешь себя, Фиа. Это так на тебя не похоже.

– Вы хотите, чтобы я поступилась собой ради вашей доли? – Фиа впилась в него взглядом. Если эта мысль и была для него неприятна, то он не показал виду. Карр запрокинул голову и задумчиво почесал подбородок.

– Нет, я знаю таких, как Бартон, это романтики. Чисто деловая сделка не вызвала бы у него восторга. Надо, чтобы, приглашая меня в товарищество, он был уверен, что добивается тебя.

– Это невозможно, – произнесла Фиа. Она уже близка к цели, теперь надо действовать более хитро и осторожно. Нельзя торопиться, необходимо навести его на нужную мысль. – Ведь всем хорошо известно, что я вас презираю.

И снова то, что совершенно естественно вызвало бы возмущение у любого другого отца, нисколько не обескуражило ее родителя.

– Это правда, – подтвердил Карр. – Значит, придумай что-нибудь еще.

Фиа легонько постучала по подлокотнику и прикрыла глаза, будто сосредоточившись.

– Придется предложить ему нечто соблазнительное, что помогло бы завоевать меня.

– И что бы это могло быть? – заинтересовался Карр.

– Не знаю. Что-то, перед чем, по его мнению, я не смогу устоять. Что-нибудь огромное, ради чего стоит пойти на риск и принять вас в компаньоны. – Фиа невесело улыбнулась. – Хотя я искренне сомневаюсь, что Бартона удастся принудить. Боюсь, он не согласится на ваше предложение даже за все драгоценности короны.

– Очень смешно, – съязвил Карр.

– Не знаю. Хотя, подождите. Может, Брамбл-Хаус?

– Что? – Карр подался вперед. – Этот загородный дом Макфарленов? Где-то в забытой Богом дыре?

– Знаю. Сейчас он представляет собой не лучшее зрелище. – Тонкая смесь правды и неправды, разве не он научил ее этому? – Бартон любит говорить, как приятна ему сельская жизнь, а я убедила его, что разделяю эти чувства. Быть может, он сочтет, что стоит прикупить это поместье и устроить там уютное гнездышко, увидев в этом способ завоевать меня. Я полагаю, поместье понравится ему в любом случае. Он часто повторяет, что хочет купить землю.

Карр очень внимательно следил за дочерью.

– Возможно, – пробормотал он. – В конце концов, чем еще я могу расположить к себе этого человека?

– Насколько известно мне, больше ничем, – холодно заявила Фиа. – Но я понятия не имею о том, что вы собрали в качестве компрометирующих материалов.

Именно благодаря этим материалам Карр имел возможность строить козни и плести паутину. У него были собраны закладные, векселя, компрометирующие письма, церковные записи. Однажды Фиа уже видела эту толстую пачку бумаг, аккуратно перевязанную и спрятанную в тайнике в библиотеке Карра в замке Уонтон-Блаш. Фиа подозревала, что Карр пострадал, спасая именно эти бумаги. Жаль, что они тогда не сгорели. И он вместе с ними.

– Не видела и никогда не увидишь, дорогая моя, – ответил ей Карр. Он опустил серебряный конец трости на пол и, опершись на нее, поднялся. – Возможно, тебе стоит некоторое время не встречаться с Бартоном.

– Но почему? – Фиа растерянно посмотрела на него.

– Разлука только усиливает чувства. Небольшая разлука заставит Бартона еще больше стремиться к тебе. Знаешь, влюбленный человек всегда ведет себя как глупец.

– Я подумаю об этом.

– Ты всегда стремишься подчеркнуть свою независимость, когда мы расстаемся. Неужели это так необходимо? – Карр тяжело вздохнул. – Я не прошу тебя подумать, я хочу, чтобы ты повиновалась, Фиа.

Она не ответила, не поднялась, не попрощалась, когда он уходил. Проделай она все это, отец сильно бы удивился. Фиа вернулась к вышиванию. Все прошло отлично. Теперь осталось только Джеймсу так же хорошо сыграть свою роль.

Лорд Карр вышел из здания и отпустил свой экипаж. Сегодня ему хотелось пройтись. Он чувствовал себя просто превосходно. Поэтому, когда Карр увидел, как Дженет выглядывает из окна верхнего этажа, он поклонился и послал ей воздушный поцелуй. Она исчезла. Карр громко рассмеялся, и этот звук гулким эхом отозвался на пустой улице.

«Дорогая Фиа! Кто бы мог подумать, что ты окажешься такой занятной. Ты сыграла так тонко. – Грудь его распирала отцовская гордость. – Если бы ты решила сразиться с кем-то еще, кроме меня, ты бы, конечно, заполучила Брамбл-Хаус. Но ты рискнула сразиться с отцом. – Карр покачал головой и усмехнулся. К несчастью для Фиа, он не забыл причины, по которой она сбежала с этим жутким шотландцем. И причины, по которой она добровольно осталась в его поместье и провела там столько лет. Это доказывает, что она пойдет на все. Да-да, на все, лишь бы вырваться из-под его власти. – Так вот, значит, как ты решила вернуть себе свободу. Ты решила, что сможешь заставить меня отдать поместье в руки человека, который потом подарит его тебе. Ах, Фиа, Фиа! – Карр потер глаза. – Ты думаешь, что у меня не будет выбора и я подпишу все необходимые бумаги, передам поместье Бартону, чтобы стать полноправным компаньоном? Нет, дорогая Фиа, я на этот шаг не пойду».

У него не было ничего на Бартона, но он собрал компрометирующий материал на компаньона Бартона – Томаса Донна.

Глава 9

– Нам надо поменяться маршрутами, это самое разумное решение. – Томас вытянул ноги. В руке он держал пузатый стакан с бренди, согревая его.

По другую сторону камина удобно устроился в кресле Джеймс Бартон. Это был один из редких вечеров, когда Джеймс не крутился вокруг Фиа, подобно верной, но не очень умной собачке. Томас хотел, чтобы именно сегодня они восстановили дружественные отношения, которые несколько испортились из-за Фиа. Сегодня Томас вообще не собирался упоминать ее имя, а придерживался исключительно предмета, представляющего интерес для их совместного бизнеса.

– «Звезда Альба» не будет готова к положенному сроку, – продолжал Томас. – Я не успею доставить груз вовремя. Нужен, по крайней мере, еще месяц, чтобы закончить новые паруса. Еще надо несколько раз прокрасить днище и борта корабля. А если я не уложусь в назначенные сроки, прибыли не будет.

У Джеймса был несчастный вид.

– Я не планировал покинуть Лондон так скоро, мне это не очень удобно.

– Не очень удобно? Почему? Только не говори, что у тебя светские обязанности. С каких это пор общество стало для тебя так важно? – осторожно спросил Томас.

– Нет у меня никаких обязательств, – хмуро ответил Джеймс. – Просто есть кое-какие незаконченные дела, которые мне бы хотелось завершить прежде, чем я отплыву. У меня нет уверенности, что я успею закончить их так быстро.

«Завершить? Значит, дело зашло уже так далеко», – с горечью подумал Томас, но придержал язык. Разве Джеймс прислушается к голосу разума, если его заглушает голос сердца? Конечно, нет. Убедить друга будет нелегко, но Томас обязан найти способ.

Томас опять подумал было о том, что следует рассказать Джеймсу о семье, с которой он собирается связать себя. Рассказать, как Карр уничтожил семью Томаса, как украл земли и замок Макларенов, как расправился с полудюжиной людей из рода Макларенов, включая его дядю и брата. Томас пристально посмотрел на бренди в стакане, словно пытался что-то разглядеть.

19
{"b":"4773","o":1}