1
2
3
...
20
21
22
...
61

Карр скинул с плеч легкую накидку. Слуга, стоявший позади, мгновенно ловко поймал ее. Карр отпустил его. Тот посмотрел на Донна и, получив подтверждающий кивок, пятясь удалился.

– У меня есть мазь, которая способна помочь вам, – сказал Карр, опускаясь в кресло, на которое указал Томас.

– О чем вы, сэр?

– Ваша кожа, мой дорогой, ваша кожа. У меня есть мазь, которая поможет вам избавиться от загара.

– Благодарю вас, но вынужден отказаться. – Несмотря на мягкий тон и улыбку, Томас ни на секунду не терял бдительности. Карр помнил его слишком хорошо. Томас Донн передвигался по комнате спокойно и неторопливо, словно огромный бенгальский тигр. Он был очень привлекателен для женщин в те несколько визитов, когда посещал Уонтон-Блаш. – Сэр, я полагаю, что вы пришли сюда не для того, чтобы советовать мне, каким косметическим средством воспользоваться.

Карр поставил трость между ног, а руки сложил на серебряном набалдашнике.

– Разумеется, нет. Я пришел сюда, чтобы шантажировать вас. – Карр надеялся вывести шотландца из равновесия, но это ему не удалось. «Правда, – подумал он, – такое случается уже не в первый раз». В самом деле, в последнее время, когда Карр делал подобные заявления, он несколько раз встречал молчаливый отпор. Ни ужаса, ни истерик, будто жертвы молча подчинялись своей судьбе прежде, чем Карру удавалось насладиться произведенным эффектом. Это было очень эгоистично с их стороны.

– Шантажировать? – Донн опустился на стул напротив Карра и положил ногу на ногу. – Каким же образом?

– Я знаю, кто вы. Вы – Томас Макларен. – Взгляд Донна остался непроницаемым – он ждал, что скажет Карр дальше. «Что ж, мудро», – оценил его выдержку Карр. В этом месте разговора многие его жертвы начинали все отрицать, пытались как-то объясниться. А сейчас разговор развивался несколько необычно. – Мне достаточно только... – начал было Карр, но Томас перебил его:

– Вам нужно сказать только слово, и меня повесят. Я понял вашу угрозу. Может быть, перейдем сразу к делу? Что вам нужно от меня? – Карр недовольно поджал губы. Какой скучный человек, этот Макларен! Он явно никуда не спешит, никуда не собирается. И все же создается впечатление, что он торопится и торопит Карра. – Ну, так как? – повторил Томас. Карр громко вздохнул.

– Я хочу стать участником страховок аферы, которую вы задумали с вашим компаньоном.

Томас даже бровью не повел.

– Мы не участвуем ни в какой страховой афере, – холодно и раздельно отчеканил он.

«Что ж, уже лучше», – отметил про себя Карр.

– Неужели? А я вот пришел прямо от своей дочери, которая, кстати, купается в роскоши с прибыли, которую принесла ей ваша схема. Судя по всему, дело крайне выгодное.

– Она сказала вам, что в это втянут Джеймс? – поморщился Томас.

– Нет, мой дорогой. Это я сказал ей об этом. И она не отрицала, – с довольным видом пояснил Карр.

– Звучит не очень убедительно, – отозвался Томас с заметной сухостью.

– Хо! Поверьте, так все и было. Моя маленькая черноволосая девчушка, похоже, ждала моего приезда. У нее и план был готов, как убедить Бартона взять меня в компаньоны.

Донн молча разглядывал Карра.

«Неужели Донну совсем нечего сказать?» – раздраженно подумал тот.

– Похоже, моя милая дочь мечтает заполучить в свои руки Брамбл-Хаус, – произнес он.

– Брамбл-Хаус? – удивленно переспросил Томас.

– Да. – Карр нахмурился и недовольно посмотрел на складку, которая образовалась на кружевах его манжеты. Он тряхнул рукой и расправил кружева вокруг запястья. – Не сердитесь, если вам об этом ничего не известно. Об этом никто ничего не знает. Это сельский дом, который когда-то принадлежал покойному мужу Фиа. Сейчас он принадлежит мне. Незадолго до кончины Макфарлен заложил его мне, так же как и многое другое. Неудачно для Фиа, конечно, да и для его сына тоже.

– У Макфарлена остался сын? – с нескрываемым любопытством поинтересовался Донн.

– Да, у него есть сын, но он ничего собой не представляет.

Том поморщился, однако Карр не понял отчего.

– А зачем вашей дочери нужен этот дом? – спросил Донн.

– Она хочет его, потому что он стоит больших денег. Да и все поместье достаточно велико, а земли весьма плодородны. И если она будет владеть им, то сможет жить в роскоши на доход, который приносит поместье.

Донн задумался. Карр опустил подбородок на руки, лежавшие на набалдашнике трости, и наблюдал за Томасом. Он не собирался сообщать Донну, что Фиа спит и видит, как бы освободиться от власти отца. «Не стоит пробуждать в этом морском волке нездоровые чувства», – подумал Карр не без доли сомнения. Он припомнил, что когда Донн гостил в замке Уонтон-Блаш, Фиа явно увивалась за ним со всей непосредственностью просыпающейся юности, но он успешно сопротивлялся ее чарам, не обращая на нее никакого внимания.

Бедняжка Фиа! Для Томаса Донна ничто и никогда не изменит того факта, что Фиа – дочь его врага, и она навсегда останется дочерью его врага. Не в ее силах заставить Томаса забыть это.

– Впрочем, хватит о Фиа, – продолжил Карр, – и о Бартоне, – добавил он. – Мне хочется поговорить о вас. Может, заключим своего рода договор, Донн, или мне следует называть вас Макларен?

Донн пожал плечами.

– Знаете, вы меня не убедили, что Джеймс сделал что-то противозаконное, – с решимостью проговорил Томас. – Зато совершенно очевидно, что ваша дочь подбивала его на это. Если бы я согласился на ваше предложение, вы смогли бы приказать своей дочери оставить Джеймса в покое?

– Да мне и не пришлось бы этого делать. Если бы мы стали компаньонами, Бартон прекратил бы свои махинации достаточно быстро. Я хочу сказать, даже безмозглому болвану ясно, что если каждый застрахованный корабль сгорает, тонет или на него нападают пираты, это уже явный перебор.

– А Фиа?

– Если Фиа поймет, что ее перехитрили, она быстро оставит Бартона в покое и постарается найти еще кого-нибудь, кто обеспечил бы ей средства для... – Карр замолк. Он хотел сказать «для того, чтобы вырваться из-под моей власти», но передумал и закончил: —...кто обеспечил бы ее домом.

Томас пристально смотрел на Карра.

– А если я откажусь от вашего предложения, вы сообщите властям, кто я?

– Точно так! Конечно, если вам повезет, вы успеете покинуть Англию, но не сможете вернуться сюда, не будете никогда чувствовать себя здесь в безопасности. И в море, между прочим, тоже, потому что Англия владеет морями...

– Я вас понимаю.

– Я был уверен, что вы меня поймете. – Карр постучал тростью о ковер, показывая тем самым, что разговор закончен. – Итак, подходим к завершению переговоров. Как же мы поступим дальше? Что нам делать относительно нашего партнерства?

Донн размышлял. Карр дает ему время. Он не любит скоропалительных и эмоциональных решений.

– Пожалуй, на это уйдет не меньше месяца, – произнес Донн. – Необходимо закупить груз. Груз должен быть достаточно серьезный и дорогой. Мне придется съездить во Францию и найти что-то, что можно прилично застраховать на хорошую сумму, и отправить в зарубежный порт с прибылью, например, лен, вино или что-нибудь другое. – Он нахмурился. – Нам не придется искать получателя груза, поскольку получать-то будет нечего. Мы погрузим товар, а ночью перед выходом в море случится пожар.

– Превосходно! – воскликнул Карр, его глаза вдохновенно сияли. – Но у меня есть идея получше.

– Неужели? – сухо осведомился Донн.

– А почему бы не получить деньги за груз дважды? Погрузите его. Пусть страховая компания Ллойда проинспектирует судно, затем перед пожаром перенесите груз на берег, мы его спрячем где-нибудь и потом продадим.

– Что ж, отлично, – сдержанно ответил Томас, но Карр внезапно нахмурился.

– Я думал, у меня прекрасная идея, но у вас она не вызывает особого воодушевления.

– Извините, но я просто не очень люблю, когда меня шантажируют. Кроме того, я опасаюсь за жизнь тех, кто работает в доках, потому что огонь может легко распространиться.

21
{"b":"4773","o":1}